Открыть главное меню

Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/139

Эта страница была вычитана
— 129 —

торой находятся Хлыновъ (Clinovua), Орлову (Orlo) и Слободской (Slovuoda). Орловъ стоитъ на четыре мили ниже Хлынова. Потомъ въ шести миляхъ ниже, къ западу, стоитъ Слободской. Котельничъ же находится въ восьми миляхъ отъ Хлынова на рѣкѣ Речицѣ (Recitzan, на картѣ Reczicza), которая течетъ съ востока между Хлыновымъ и Орловымъ и впадаетъ въ Вятку. Страна болотиста и безплодна и служитъ какъ бы убѣжищемъ бѣглыхъ рабовъ; изобилуетъ медомъ, дикими звѣрями, рыбой и бѣлками. Прежде она была подвластна татарамъ, да и теперь по сю и по ту сторону Вятки, въ особенности при впаденіи ея въ Каму, властвуютъ татары. Дорога считается тамъ чункасами (per Czunckhas), а чункасъ содержитъ въ себѣ пять верстъ. Рѣка Кама изливается въ Волгу двѣнадцатью милями ниже Казани; за этой рѣкой лежитъ область Сибирь.

Пермія (Permia), большая и обширная область, отстоитъ отъ Москвы на 250 или по другимъ на 300 миль, прямо на сѣверовостокъ. Въ ней находится, городъ того же имени, стоящій на рѣкѣ Вышерѣ (Vuischora), которая десятью милями ниже впадаетъ въ Каму. По причинѣ множества болотъ и рѣкъ туда едва можно доѣхать сухимъ путемъ, развѣ только зимою; лѣтомъ же легче совершить этотъ путь на судахъ, черезъ Вологду, Устюгъ и рѣкою Вычегдою (Vitzechda), которая въ 12 миляхъ отъ Устюга впадаетъ въ Двину. Ѣдущимъ изъ Перми въ Устюгъ надобно плыть по Вышерѣ; пройдя нѣсколько рѣкъ и въ иныхъ мѣстахъ перетаскивая суда землею въ другія рѣки, они приходятъ къ Устюгу, въ 300 миляхъ отъ Перми. Въ этой области хлѣбъ составляетъ рѣдкость; подать князю жители Перміи ежегодно платятъ лошадьми и мѣхами. У нихъ свой языкъ, а также и свои письмена, изобрѣтенныя епископомъ Стефаномъ, который окончательно утвердилъ ихъ въ христіанской вѣрѣ (а прежде сего, еще непроникнутые вѣрою, они содрали кожу съ какого то епископа, который принимался было за тоже дѣло). Этотъ Стефанъ, уже въ правленіе Дмитрія Іоанновича, былъ причисленъ русскими къ лику святыхъ. До сихъ поръ многіе изъ нихъ остаются идолопоклонниками, живя разсѣянно въ лѣсахъ; монахи и отшельники, отправляющіеся туда, не престаютъ обращать ихъ отъ заблужденій и суетнаго служенія идоламъ. Зимою они ходятъ на артахъ (Artach), что дѣлается въ весьма многихъ мѣстахъ Руссіи, — а арты суть деревянныя

Тот же текст в современной орфографии

торой находятся Хлынов (Clinovua), Орлову (Orlo) и Слободской (Slovuoda). Орлов стоит на четыре мили ниже Хлынова. Потом в шести милях ниже, к западу, стоит Слободской. Котельнич же находится в восьми милях от Хлынова на реке Речице (Recitzan, на карте Reczicza), которая течет с востока между Хлыновым и Орловым и впадает в Вятку. Страна болотиста и бесплодна и служит как бы убежищем беглых рабов; изобилует медом, дикими зверями, рыбой и белками. Прежде она была подвластна татарам, да и теперь по сю и по ту сторону Вятки, в особенности при впадении её в Каму, властвуют татары. Дорога считается там чункасами (per Czunckhas), а чункас содержит в себе пять верст. Река Кама изливается в Волгу двенадцатью милями ниже Казани; за этой рекой лежит область Сибирь.

Пермия (Permia), большая и обширная область, отстоит от Москвы на 250 или по другим на 300 миль, прямо на северовосток. В ней находится, город того же имени, стоящий на реке Вышере (Vuischora), которая десятью милями ниже впадает в Каму. По причине множества болот и рек туда едва можно доехать сухим путем, разве только зимою; летом же легче совершить этот путь на судах, через Вологду, Устюг и рекою Вычегдою (Vitzechda), которая в 12 милях от Устюга впадает в Двину. Едущим из Перми в Устюг надобно плыть по Вышере; пройдя несколько рек и в иных местах перетаскивая суда землею в другие реки, они приходят к Устюгу, в 300 милях от Перми. В этой области хлеб составляет редкость; подать князю жители Пермии ежегодно платят лошадьми и мехами. У них свой язык, а также и свои письмена, изобретенные епископом Стефаном, который окончательно утвердил их в христианской вере (а прежде сего, еще непроникнутые верою, они содрали кожу с какого то епископа, который принимался было за тоже дело). Этот Стефан, уже в правление Дмитрия Иоанновича, был причислен русскими к лику святых. До сих пор многие из них остаются идолопоклонниками, живя рассеянно в лесах; монахи и отшельники, отправляющиеся туда, не престают обращать их от заблуждений и суетного служения идолам. Зимою они ходят на артах (Artach), что делается в весьма многих местах Руссии, — а арты суть деревянные

9