Открыть главное меню

Страница:Герберштейн - Записки о Московии.djvu/137

Эта страница была вычитана
— 127 —

Горы около рѣки Печоры называются Земной Поясъ (Semnoi Poyas) т. е. поясъ міра или земли, ибо cingulus — по русски поясъ. Отъ озера Китай получилъ названіе ханъ катайскій (Chan de Cathaia), котораго московиты называютъ китайскимъ царемъ. Ханъ у татаръ значитъ царь.

Приморскія мѣста Лукоморій лѣсисты; въ нихъ лукоморцы живутъ не строя вовсе домовъ. Хотя составитель этого дорожника говорилъ, что весьма многія племена Лукоморій подвластны князю московскому; однако, такъ какъ вблизи находится царство Тюмень, государь котораго татаринъ и на ихъ языкѣ называется тюменьскимъ царемъ (Tumenski Czar) т. е. Rex in Tumen, и такъ какъ онъ не очень давно нанесъ большой уронъ московскому князю, — то правдоподобнѣе, что эти племена подвластны ему, потому что онъ имъ близкій сосѣдъ.

На рѣкѣ Печорѣ, о которой идетъ рѣчь въ дорожникѣ, стоитъ городъ и крѣпость Папинъ или Папиновъ-городъ (Papin, seu Papinovugorod), жители котораго называются папинами и имѣютъ языкъ отличный отъ русскаго. За этой рѣкой до самыхъ береговъ тянутся высочайшія горы, которыхъ вершины по причинѣ постоянныхъ вѣтровъ совершенно голы, даже не одѣты травой. Хотя эти горы въ разныхъ мѣстахъ имѣютъ разныя названія, однако вообще называются Земнымъ Поясомъ. На этихъ горахъ вьютъ гнѣзда соколы особой породы, о которыхъ скажу ниже, когда буду говорить о княжеской охотѣ. Ростутъ тамъ также кедры, около которыхъ водятся самые черные соболи. Во владѣніи князя московскаго можно замѣтить только однѣ эти горы, — вѣроятно это тѣ, которыя у древнихъ слыли Рифейскими или Гиперборейскими горами. Такъ какъ онѣ постоянно покрыты снѣгомъ и льдомъ, и переходъ черезъ нихъ очень труденъ, то вслѣдствіе этого область Енгронеландъ совершенно неизвѣстна. Князь московскій, Василій Іоанновичъ, нѣкогда посылалъ черезъ Пермію и Печору двухъ своихъ воеводъ, Симеона Ѳеодоровича Курбскаго, прозывающагося такъ отъ своего наслѣдственнаго помѣстья, изъ рода князей Ярославскихъ, и князя Петра Ушатаго (Uschatoi), для изслѣдованія мѣстъ за этими горами и для покоренія туземныхъ племенъ. Изъ нихъ Курбскій, въ бытность мою въ Московіи, былъ еще въ живыхъ, и на мои разспросы объ этомъ отвѣчалъ, что онъ семнадцать дней взбирался на гору, которая на ихъ языкѣ называется

Тот же текст в современной орфографии

Горы около реки Печоры называются Земной Пояс (Semnoi Poyas) т. е. пояс мира или земли, ибо cingulus — по-русски пояс. От озера Китай получил название хан катайский (Chan de Cathaia), которого московиты называют китайским царем. Хан у татар значит царь.

Приморские места Лукоморий лесисты; в них лукоморцы живут не строя вовсе домов. Хотя составитель этого дорожника говорил, что весьма многие племена Лукоморий подвластны князю московскому; однако, так как вблизи находится царство Тюмень, государь которого татарин и на их языке называется тюменьским царем (Tumenski Czar) т. е. Rex in Tumen, и так как он не очень давно нанес большой урон московскому князю, — то правдоподобнее, что эти племена подвластны ему, потому что он им близкий сосед.

На реке Печоре, о которой идет речь в дорожнике, стоит город и крепость Папин или Папинов-город (Papin, seu Papinovugorod), жители которого называются папинами и имеют язык отличный от русского. За этой рекой до самых берегов тянутся высочайшие горы, которых вершины по причине постоянных ветров совершенно голы, даже не одеты травой. Хотя эти горы в разных местах имеют разные названия, однако вообще называются Земным Поясом. На этих горах вьют гнезда соколы особой породы, о которых скажу ниже, когда буду говорить о княжеской охоте. Растут там также кедры, около которых водятся самые черные соболи. Во владении князя московского можно заметить только одни эти горы, — вероятно это те, которые у древних слыли Рифейскими или Гиперборейскими горами. Так как они постоянно покрыты снегом и льдом, и переход через них очень труден, то вследствие этого область Енгронеланд совершенно неизвестна. Князь московский, Василий Иоаннович, некогда посылал через Пермию и Печору двух своих воевод, Симеона Феодоровича Курбского, прозывающегося так от своего наследственного поместья, из рода князей Ярославских, и князя Петра Ушатого (Uschatoi), для исследования мест за этими горами и для покорения туземных племен. Из них Курбский, в бытность мою в Московии, был еще в живых, и на мои расспросы об этом отвечал, что он семнадцать дней взбирался на гору, которая на их языке называется