Страница:География Страбона в семнадцати книгах (пер. Мищенко, 1879).pdf/93

Эта страница была вычитана
  
51


крывается водою по временамъ; впрочемъ скорѣе въ той, которая находится подъ моремъ, потому что эта послѣдняя подвижнѣе, и кромѣ того, все влажное подвергается болѣе быстрымъ измѣненіямъ; здѣсь также и сила вѣтра, причина всѣхъ подобныхъ явленій, гораздо больше. Но, какъ я сказалъ, причина этихъ явленій состоитъ въ томъ, что тоже самое дно иногда поднимается, иногда понижается, а не въ томъ, что одна часть его выше другой. Это послѣднее принимаетъ Стратонъ, какъ причину, полагая, что происходящее въ рѣкахъ случается также и на морѣ, именно: что теченіе совершается съ частей болѣе возвышенныхъ. Въ противномъ случаѣ онъ не искалъ бы причины того теченія, что у Византіи, въ разницѣ высоты грунта, говоря, что дно Евксинскаго моря выше, чѣмъ Пропонтиды и слѣдующаго за ней моря, прибавляя при этомъ и замѣчаніе относительно причины: что иломъ, который сверху приносится рѣками, переполняется бассейнъ моря Евксинскаго, и оно становится мелкимъ, а поэтому вода изъ него течетъ за предѣлы. Тоже самое разсужденіе онъ переноситъ и на все наше море по отношенію его къ внѣшнему, потому что онъ представляетъ дно его выше того, которое лежитъ подъ Атлантическимъ океаномъ и потому будто бы оно выше, что наполняется множествомъ рѣкъ и получаетъ осадки ила. Но въ такомъ случаѣ нужно было бы, чтобы и теченіе моря, что у Геракловыхъ столбовъ и у Кальпы, было похоже на то, которое у Византіи. Впрочемъ мы это оставимъ, потому что скажутъ, что и тамъ (у Геракловыхъ столбовъ) совершается тоже самое; только оно теряется въ приливахъ и отливахъ, скрываясь въ нихъ.

6) Но я спрошу теперь: что̀ мѣшало, прежде чѣмъ открылся проходъ у Византіи, и когда (какъ и теперь) дно Евксинскаго моря было ниже Пропонтиды и сосѣдняго моря, что мѣшало Евксинскому морю наполняться рѣками, моремъ ли оно было и прежде, иди озеромъ больше Меотійскаго? Если мнѣ въ этомъ уступаютъ, я прибавлю слѣдующее: поверхности водъ морей Евксинскаго и Пропонтиды находились въ такомъ отношеніи между собою, что пока уровень въ обѣихъ моряхъ оставался тотъ же, вода не вытекала вслѣдствіе равновѣсія между давленіемъ и сопротивленіемъ; а потомъ, когда внутреннее море поднялось, тогда излишекъ воды устремился изъ него съ силою и вытекъ; вотъ почему внѣшнее море образовало одно теченіе съ внутреннимъ и пріобрѣло тотъ же уровень, что и внутреннее, было ли оно прежде моремъ, иди же озеромъ, которое въ послѣдствіи сдѣлалось моремъ черезъ смѣшеніе и преобладаніе моря. Если и въ этомъ уступятъ мнѣ, то понятно, что ничто не могло помѣшать образованію настоящаго теченія и въ настоящее время, и что теченіе это происходитъ не отъ возвышеннаго или наклоннаго грунта, какъ то заявлялъ Стратонъ.

7) Это можно распространить на все наше море, а также а на внѣшнее, полагая причину теченія не въ грунтѣ, не въ наклонности его, но въ рѣкахъ, потому что не лишено вѣроятія и согласно съ мнѣніями Эратосѳе-


Тот же текст в современной орфографии

крывается водою по временам; впрочем скорее в той, которая находится под морем, потому что эта последняя подвижнее, и кроме того, всё влажное подвергается более быстрым изменениям; здесь также и сила ветра, причина всех подобных явлений, гораздо больше. Но, как я сказал, причина этих явлений состоит в том, что тоже самое дно иногда поднимается, иногда понижается, а не в том, что одна часть его выше другой. Это последнее принимает Стратон, как причину, полагая, что происходящее в реках случается также и на море, именно: что течение совершается с частей более возвышенных. В противном случае он не искал бы причины того течения, что у Византии, в разнице высоты грунта, говоря, что дно Евксинского моря выше, чем Пропонтиды и следующего за ней моря, прибавляя при этом и замечание относительно причины: что илом, который сверху приносится реками, переполняется бассейн моря Евксинского, и оно становится мелким, а поэтому вода из него течет за пределы. Тоже самое рассуждение он переносит и на всё наше море по отношению его к внешнему, потому что он представляет дно его выше того, которое лежит под Атлантическим океаном и потому будто бы оно выше, что наполняется множеством рек и получает осадки ила. Но в таком случае нужно было бы, чтобы и течение моря, что у Геракловых столбов и у Кальпы, было похоже на то, которое у Византии. Впрочем мы это оставим, потому что скажут, что и там (у Геракловых столбов) совершается тоже самое; только оно теряется в приливах и отливах, скрываясь в них.

6) Но я спрошу теперь: что мешало, прежде чем открылся проход у Византии, и когда (как и теперь) дно Евксинского моря было ниже Пропонтиды и соседнего моря, что мешало Евксинскому морю наполняться реками, морем ли оно было и прежде, иди озером больше Меотийского? Если мне в этом уступают, я прибавлю следующее: поверхности вод морей Евксинского и Пропонтиды находились в таком отношении между собою, что пока уровень в обеих морях оставался тот же, вода не вытекала вследствие равновесия между давлением и сопротивлением; а потом, когда внутреннее море поднялось, тогда излишек воды устремился из него с силою и вытек; вот почему внешнее море образовало одно течение с внутренним и приобрело тот же уровень, что и внутреннее, было ли оно прежде морем, иди же озером, которое в последствии сделалось морем через смешение и преобладание моря. Если и в этом уступят мне, то понятно, что ничто не могло помешать образованию настоящего течения и в настоящее время, и что течение это происходит не от возвышенного или наклонного грунта, как то заявлял Стратон.

7) Это можно распространить на всё наше море, а также а на внешнее, полагая причину течения не в грунте, не в наклонности его, но в реках, потому что не лишено вероятия и согласно с мнениями Эратосфе-