Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/93

Эта страница не была вычитана
— 84 —

и одна и та же ихъ непрерывность. Тѣмъ самымъ вещи сами впадаютъ лишь въ эту непрерывность, которая и есть свойство, и исчезаютъ, какъ устойчивые крайніе термины, осуществленные внѣ этого свойства.

Свойство, которое должно бы было составлять отношеніе самостоятельныхъ крайнихъ терминовъ, есть поэтому само самостоятельное. Напротивъ, вещи суть несущественное. Онѣ суть нѣчто существенное, лишь какъ относящаяся къ себѣ черезъ отличеніе себя отъ себя рефлексія; но это есть свойство. Послѣднее не есть такимъ образомъ снятое въ вещи или просто ея моментъ; но вещь въ дѣйетвительнести есть лишь тотъ несущественный объемъ, который представляетъ собою, правда, отрицательное единство, но лишь какъ одно въ нѣчто, именно какъ непосредственное одно. Если ранѣе вещь была опредѣлена, какъ несущественный объемъ въ томъ смыслѣ, что она стала таковымъ черезъ внѣшнее отвлеченіе, отбрасывающее ея свойство, то теперь это отвлеченіе произошло черезъ переходъ вещи въ себѣ въ самое свойство, но съ обратнымъ значеніемъ, такъ что если первому отвлеченію предпосылалась отвлеченная вещь безъ ея свойства, еще какъ существенное, свойство же, — какъ нѣкоторое внѣшнее опредѣленіе, то теперь вещь, какъ таковая, опредѣлилась черезъ себя саму, какъ безразличная внѣшняя форма свойства. Тѣмъ самымъ послѣднее теперь освобождено отъ того неопредѣленнаго и безсильнаго соединенія, которое есть одно вещи; свойство есть то, что составляетъ устойчивость вещи, — самостоятельная матерія. Такъ какъ оно есть простая непрерывность съ собою, то она имѣетъ ближайшимъ образомъ форму лишь различія въ немъ; поэтому даны многообразныя также самостоятельныя матеріи, и вещь состоитъ изъ нихъ.

В.

Составъ вещи изъ матерій.

Переходъ свойства въ нѣкоторую матерію или въ самостоятельное вещество (8іоН) есть тотъ извѣстный переходъ, который по отношенію къ чувственной матеріи дѣлается химіею, когда она пытается изобразить свойства цвѣта, запаха, вкуса и т. д., какъ свѣтовое, цвѣтное, пахучее, кислое, горькое и т. д. вещества, или прямо принимаетъ другія вещества, какъ теплородъ, электрическую, магнетическую матерію, и питаетъ убѣжденіе въ томъ, что она, такимъ образомъ, вступаетъ въ общеніе со свойствами въ ихъ подлинности. Столь же общеупотребительно выраженіе, что вещи состоятъ изъ различныхъ матерій или веществъ. Остерегаются называть эти матеріи или вещества вещами; хотя еще и допускается, что, напримѣръ, пигментъ есть нѣкоторая вещь, но мнѣ неизвѣстно, чтобы, напримѣръ, называли также вещами свѣтовое или тепловое вещество или электрическую матерію, и т. д. Различаютъ вещи и ихъ составныя части, не указывая точно, суть ли послѣднія и въ какой мѣрѣ вещи или хотя бы полувещи; но во всякомъ случаѣ онѣ суть по меньшей мѣрѣ осуществленныя.


Тот же текст в современной орфографии

и одна и та же их непрерывность. Тем самым вещи сами впадают лишь в эту непрерывность, которая и есть свойство, и исчезают, как устойчивые крайние термины, осуществленные вне этого свойства.

Свойство, которое должно бы было составлять отношение самостоятельных крайних терминов, есть поэтому само самостоятельное. Напротив, вещи суть несущественное. Они суть нечто существенное, лишь как относящаяся к себе через отличение себя от себя рефлексия; но это есть свойство. Последнее не есть таким образом снятое в вещи или просто её момент; но вещь в дейетвительнести есть лишь тот несущественный объем, который представляет собою, правда, отрицательное единство, но лишь как одно в нечто, именно как непосредственное одно. Если ранее вещь была определена, как несущественный объем в том смысле, что она стала таковым через внешнее отвлечение, отбрасывающее её свойство, то теперь это отвлечение произошло через переход вещи в себе в самое свойство, но с обратным значением, так что если первому отвлечению предпосылалась отвлеченная вещь без её свойства, еще как существенное, свойство же, — как некоторое внешнее определение, то теперь вещь, как таковая, определилась через себя саму, как безразличная внешняя форма свойства. Тем самым последнее теперь освобождено от того неопределенного и бессильного соединения, которое есть одно вещи; свойство есть то, что составляет устойчивость вещи, — самостоятельная материя. Так как оно есть простая непрерывность с собою, то она имеет ближайшим образом форму лишь различия в нём; поэтому даны многообразные также самостоятельные материи, и вещь состоит из них.

В.

Состав вещи из материй.

Переход свойства в некоторую материю или в самостоятельное вещество (8иоН) есть тот известный переход, который по отношению к чувственной материи делается химиею, когда она пытается изобразить свойства цвета, запаха, вкуса и т. д., как световое, цветное, пахучее, кислое, горькое и т. д. вещества, или прямо принимает другие вещества, как теплород, электрическую, магнетическую материю, и питает убеждение в том, что она, таким образом, вступает в общение со свойствами в их подлинности. Столь же общеупотребительно выражение, что вещи состоят из различных материй или веществ. Остерегаются называть эти материи или вещества вещами; хотя еще и допускается, что, например, пигмент есть некоторая вещь, но мне неизвестно, чтобы, например, называли также вещами световое или тепловое вещество или электрическую материю, и т. д. Различают вещи и их составные части, не указывая точно, суть ли последние и в какой мере вещи или хотя бы полувещи; но во всяком случае они суть по меньшей мере осуществленные.