Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/92

Эта страница не была вычитана
— 83 —

упорно удерживаетъ на отвлеченной вещи въ себѣ, какъ на окончательномъ опредѣленіи, и противоставляетъ рефлексію или опредѣленность и многообразіе качествъ вещи въ себѣ; между тѣмъ какъ въ дѣйствительности вещь въ себѣ по существу имѣетъ эту внѣшнюю рефлексію въ ней самой и опредѣляетъ себя, какъ причастную собственнымъ опредѣленіямъ, свойствамъ, обнаруживаетъ ложность опредѣленія себя, какъ отвлеченной вещи, какъ чистой вещи въ себѣ.

с. Взаимодѣйствіе вещей.

Вещь въ себѣ осуществлена существенно; внѣшняя непосредственность и опредѣленность принадлежитъ ея бытію въ себѣ или ея рефлексіи въ себя. Тѣмъ самымъ вещь въ себѣ есть вещь, имѣющая свойства, и тѣмъ самымъ суть многія вещи, отличающіяся между собою не по чуждымъ имъ соображеніямъ, а черезъ самихъ себя. Эги многія различныя вещи состоятъ въ суще-•ственномъ взаимодѣйствіи черезъ свои свойства; свойство есть самое это взаимодѣйствіе, и вещь внѣ ихъ есть ничто; взаимное опредѣленіе, средній терминъ между вещами въ себѣ, долженствующими, какъ крайніе термины, быть безразличными къ этому ихъ отношенію, есть само тожественная себѣ рефлексія и вмѣстѣ съ тѣмъ та вещь въ себѣ, которая должна составлять эти крайніе термины. Тѣмъ самымъ вещность понижается до формы неопредѣленнаго тожества съ собою, имѣющаго свою существенность лишь въ своихъ свойствахъ. Если поэтому поднимается рѣчь о какой-либо вещи или о вещахъ вообще безъ опредѣленнаго свойства, то ея отличеніе есть лишь безразличное, количественное. То, что признается за одну вещь, можетъ быть превращено равнымъ образомъ во многія вещи или признано за многія вещи; это внѣшнее раздѣленіе или соединеніе. Книга есть вещь, и каждый ея листокъ — также вещь, равно какъ каждая часть ея листковъ и т. д. до безконечности. ■Опредѣленность, въ силу которой нѣкоторая вещь есть именно эта вещь, заключается единственно въ ея свойствахъ. Черезъ нихъ она отличается отъ другихъ вещей, такъ какъ свойство есть отрицательная рефлексія и отличеніе; поэтому вещь лишь въ своемъ свойствѣ есть нѣчто отличное отъ другихъ, есть въ ней самой. Свойство есть рефлектированное въ себя отличеніе, въ силу котораго вещь въ своемъ положенія, т.-е. въ своемъ отношеніи къ другому, безразлична вмѣстѣ и къ другому и къ своему отношенію. Поэтому въ вещи безъ ея свойствъ остается лишь отвлеченное бытіе въ себѣ, несущественный объемъ и внѣшнее совпаденіе съ собою. Истинное бытіе въ себѣ есть бытіе въ себѣ, въ своемъ положеніи; послѣднее и есть свойство. Тѣмъ самымъ вещность перешла въ свойство.

Вещь должна бы была относиться къ свойству, какъ сущій для себя крайній терминъ, а свойство — составлять средній терминъ между соотносящимися вещами. Лишь въ этомъ отношеніи вещи встрѣчаются, какъ отталкивающая ■себя отъ себя рефлексія, въ которой онѣ различены и приведены въ отношеніе. Это ихъ различеніе л ихъ отношеніе есть одна и та же ихъ рефлексія


Тот же текст в современной орфографии

упорно удерживает на отвлеченной вещи в себе, как на окончательном определении, и противоставляет рефлексию или определенность и многообразие качеств вещи в себе; между тем как в действительности вещь в себе по существу имеет эту внешнюю рефлексию в ней самой и определяет себя, как причастную собственным определениям, свойствам, обнаруживает ложность определения себя, как отвлеченной вещи, как чистой вещи в себе.

с. Взаимодействие вещей.

Вещь в себе осуществлена существенно; внешняя непосредственность и определенность принадлежит её бытию в себе или её рефлексии в себя. Тем самым вещь в себе есть вещь, имеющая свойства, и тем самым суть многие вещи, отличающиеся между собою не по чуждым им соображениям, а через самих себя. Эги многие различные вещи состоят в суще-•ственном взаимодействии через свои свойства; свойство есть самое это взаимодействие, и вещь вне их есть ничто; взаимное определение, средний термин между вещами в себе, долженствующими, как крайние термины, быть безразличными к этому их отношению, есть само тожественная себе рефлексия и вместе с тем та вещь в себе, которая должна составлять эти крайние термины. Тем самым вещность понижается до формы неопределенного тожества с собою, имеющего свою существенность лишь в своих свойствах. Если поэтому поднимается речь о какой-либо вещи или о вещах вообще без определенного свойства, то её отличение есть лишь безразличное, количественное. То, что признается за одну вещь, может быть превращено равным образом во многие вещи или признано за многие вещи; это внешнее разделение или соединение. Книга есть вещь, и каждый её листок — также вещь, равно как каждая часть её листков и т. д. до бесконечности. ■Определенность, в силу которой некоторая вещь есть именно эта вещь, заключается единственно в её свойствах. Через них она отличается от других вещей, так как свойство есть отрицательная рефлексия и отличение; поэтому вещь лишь в своем свойстве есть нечто отличное от других, есть в ней самой. Свойство есть рефлектированное в себя отличение, в силу которого вещь в своем положения, т. е. в своем отношении к другому, безразлична вместе и к другому и к своему отношению. Поэтому в вещи без её свойств остается лишь отвлеченное бытие в себе, несущественный объем и внешнее совпадение с собою. Истинное бытие в себе есть бытие в себе, в своем положении; последнее и есть свойство. Тем самым вещность перешла в свойство.

Вещь должна бы была относиться к свойству, как сущий для себя крайний термин, а свойство — составлять средний термин между соотносящимися вещами. Лишь в этом отношении вещи встречаются, как отталкивающая ■себя от себя рефлексия, в которой они различены и приведены в отношение. Это их различение л их отношение есть одна и та же их рефлексия