Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/89

Эта страница не была вычитана
— 80 —

та первая есть непосредственная существенность, эта же произошла изъ несущественнаго осуществленія: Но эта другая вещь въ себѣ есть лишь другое вообще, ибо, какъ тожественная себѣ вещь, она не имѣетъ относительно первой никакой дальнѣйшей опредѣленности; она есть рефлексія въ себя несущественнаго осуществленія также, какъ и первая. Опредѣленность различныхъ вещей въ себѣ одной относительно другой приходится поэтому на внѣшнюю рефлексію.

3. Эта внѣшняя рефлексія есть теперь взаимное отношеніе вещей въ себѣ, ихъ взаимное опосредованіе, какъ другихъ. Вещи въ себѣ суть, такимъ образомъ, крайніе термины нѣкотораго умозаключенія, среднимъ терминомъ котораго служитъ ихъ внѣшнее осуществленіе, осуществленіе, черезъ котороя они суть различенные и другіе одинъ для другого. Это ихъ различеніе касается лишь ихъ отношенія; они какъ бы лишь посылаютъ опредѣленія отъ своей поверхности въ то отношеніе, къ коему они, какъ абсолютно рефлектированные въ себя, остаются безразличными. А это отношеніе и образуетъ собою полноту осуществленія. Вещь въ себѣ стоитъ въ отношеніи къ внѣшней для нея рефлексіи, черезъ которую первая получаетъ многообразныя опредѣленія; это есть отталкиваніе ея отъ себя самой въ другую вещь въ себѣ; это отталкиваніе совершается ими внутри ихъ самихъ, при чемъ каждая есть нѣкоторое другое только, какъ обратная видимость въ другомъ; она имѣетъ свое положеніе не въ ней самой, а въ другомъ, опредѣлена лишь черезъ опредѣленность другого; а это другое опредѣлено также лишь черезъ опредѣленность перваго. Но обѣ вещи въ себѣ, такъ какъ онѣ тѣмъ самымъ имѣютъ различіе не въ себѣ самихъ, а каждая лишь въ другой, не суть различенныя; вещь въ себѣ, поскольку она должна относиться къ другому крайнему термину, какъ другая вещь въ себѣ, относится къ чему-то неотличенному отъ нея, а внѣшняя рефлексія, которая должна бы была составлять опосредывающее отношеніе между крайними терминами, оказывается отношеніемъ вещи въ себѣ лишь къ самой себѣ или по существу ея рефлексіею въ себя; тѣмъ самымъ она есть сущая въ себѣ опредѣленность или опредѣленность вещи въ себѣ. Послѣдняя обладаетъ, такимъ образомъ, этою опредѣленностью не въ нѣкоторомъ во внѣшнемъ ей отношеніи къ другой вещи въ себѣ и другой къ ней; опредѣленность есть не только нѣкоторая ея поверхность, но существенное опосредованіе ея съ самой собою, какъ съ чѣмъ-то другимъ. Обѣ вещи въ себѣ, которыя должны быть крайними терминами отношенія, поскольку онѣ оказываются не имѣющими въ себѣ никакой опредѣленности одна противъ другой, въ дѣйствительности совпадаютъ: это лишь одна вещь въ себѣ, которая относится къ себѣ самой во внѣшней рефлексіи, и опредѣленность которой состоитъ въ ея собственномъ отношеніи къ себѣ, какъ къ нѣкоторому другому.

Эта опредѣленность вещи въ себѣ есть свойство вещи.

Ь. Свойство.

Качество есть непосредственная опредѣленность нѣчто, то самое отрицательное, черезъ которое бытіе есть нѣчто. Такимъ же образомъ и


Тот же текст в современной орфографии

та первая есть непосредственная существенность, эта же произошла из несущественного осуществления: Но эта другая вещь в себе есть лишь другое вообще, ибо, как тожественная себе вещь, она не имеет относительно первой никакой дальнейшей определенности; она есть рефлексия в себя несущественного осуществления также, как и первая. Определенность различных вещей в себе одной относительно другой приходится поэтому на внешнюю рефлексию.

3. Эта внешняя рефлексия есть теперь взаимное отношение вещей в себе, их взаимное опосредование, как других. Вещи в себе суть, таким образом, крайние термины некоторого умозаключения, средним термином которого служит их внешнее осуществление, осуществление, через котороя они суть различенные и другие один для другого. Это их различение касается лишь их отношения; они как бы лишь посылают определения от своей поверхности в то отношение, к коему они, как абсолютно рефлектированные в себя, остаются безразличными. А это отношение и образует собою полноту осуществления. Вещь в себе стоит в отношении к внешней для неё рефлексии, через которую первая получает многообразные определения; это есть отталкивание её от себя самой в другую вещь в себе; это отталкивание совершается ими внутри их самих, при чём каждая есть некоторое другое только, как обратная видимость в другом; она имеет свое положение не в ней самой, а в другом, определена лишь через определенность другого; а это другое определено также лишь через определенность первого. Но обе вещи в себе, так как они тем самым имеют различие не в себе самих, а каждая лишь в другой, не суть различенные; вещь в себе, поскольку она должна относиться к другому крайнему термину, как другая вещь в себе, относится к чему-то неотличенному от неё, а внешняя рефлексия, которая должна бы была составлять опосредывающее отношение между крайними терминами, оказывается отношением вещи в себе лишь к самой себе или по существу её рефлексиею в себя; тем самым она есть сущая в себе определенность или определенность вещи в себе. Последняя обладает, таким образом, этою определенностью не в некотором во внешнем ей отношении к другой вещи в себе и другой к ней; определенность есть не только некоторая её поверхность, но существенное опосредование её с самой собою, как с чем-то другим. Обе вещи в себе, которые должны быть крайними терминами отношения, поскольку они оказываются не имеющими в себе никакой определенности одна против другой, в действительности совпадают: это лишь одна вещь в себе, которая относится к себе самой во внешней рефлексии, и определенность которой состоит в её собственном отношении к себе, как к некоторому другому.

Эта определенность вещи в себе есть свойство вещи.

Ь. Свойство.

Качество есть непосредственная определенность нечто, то самое отрицательное, через которое бытие есть нечто. Таким же образом и