Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/78

Эта страница не была вычитана
— 69 —

Ь. Абсолютное безусловное.

Оба относительно-безусловныхъ прежде всего суть видимости, каждое въ другомъ; условіе, какъ непосредственное въ формальномъ отношеніи основанія, и это отношеніе въ непосредственномъ существованіи, какъ положеніе основанія; но каждое изъ нихъ внѣ этой видимости своего другого въ немъ самостоятельно и имѣетъ свое собственное содержаніе.

Прежде всего условіе есть непосредственное существованіе; его форма имѣетъ два момента, положеніе, по которому это существованіе, какъ условіе, есть матеріалъ и моментъ основанія, и бытіе въ себѣ, по которому оно составляетъ существенность основанія или его простую рефлексію "въ себя. Обѣ стороны формы внѣшни для непосредственнаго существованія, такъ какъ оно •есть снятое отношеніе основанія. Но, во-первыхъ, существованіе въ себѣ ■самомъ есть въ своей непосредственности лишь снятіе себя и исчезаніе въ основаніи. Быті'е вообще есть лишь становленіе сущности; его существенная природа состоитъ въ томъ, чтобы обратить себя въ положенное и въ тожество, которое есть непосредственное черезъ отрицаніе себя. Такимъ образомъ, опредѣленія формы, положеніе и тожественное себѣ бытіе въ себѣ, форма, черезъ которую непосредственное существованіе есть условіе, не внѣшня для него, нр оно есть сама эта рефлексія. Во-вторыхъ, какъ условіе, бытіе также положено, какъ то, что оно есть существенно, именно какъ моментъ (тѣмъ самымъ) нѣкотораго другого и вмѣстѣ какъ бытіе въ себѣ также нѣкотораго другого; но оно есть въ себѣ также лишь чрезъ отрицаніе себя, именно черезъ основаніе и черезъ его снимающую себя и тѣмъ самымъ предполагающую рефлексію; бытіе въ себѣ бытія есть, такимъ образомъ, лишь нѣчто положенное. Эго бытіе въ себѣ условія имѣетъ двѣ стороны, одну, по коей его существенность есть основаніе, и другую въ непосредственности ея существованія. Или, правильнѣе сказать, обѣ онѣ суть одно и то же. Существованіе есть нѣчто непосредственное, но эта непосредственность есть по существу опосредованное, а именно, черезъ само себя снимающее основаніе. Какъ эта опосредованная снимающимъ себя опосредованіемъ непосредственность, оно есть вмѣстѣ и бытіе въ себѣ основанія и его безусловное; но это бытіе въ себѣ само есть вмѣстѣ съ тѣмъ опять-таки также лишь моментъ или положеніе, ибо оно опосредовано; условіе есть, поэтому, вся форма отношенія основанія; первое есть предположенное бытіе въ себѣ второго, но тѣмъ самымъ само положеніе, и его непосредственность состоитъ въ томъ, чтобы обратить себя въ положеніе и тѣмъ самымъ такъ оттолкнуть себя отъ самого себя, чтобы исчезнуть въ основаніи, поскольку оно есть обратившее себя въ положеніе, а, стало быть, и въ обоснованное; и оба суть одно и то же.

Равнымъ образомъ, въ обусловленномъ основаніи бытіе въ себѣ есть не только видимость въ немъ нѣкотораго другого. Это основаніе есть самостоятельная, т.-с. относящаяся къ себѣ рефлексія положенія и тѣмъ самымъ тожественная себѣ; или, иначе, въ немъ самомъ есть его бытіе въ себѣ и его


Тот же текст в современной орфографии

Ь. Абсолютное безусловное.

Оба относительно-безусловных прежде всего суть видимости, каждое в другом; условие, как непосредственное в формальном отношении основания, и это отношение в непосредственном существовании, как положение основания; но каждое из них вне этой видимости своего другого в нём самостоятельно и имеет свое собственное содержание.

Прежде всего условие есть непосредственное существование; его форма имеет два момента, положение, по которому это существование, как условие, есть материал и момент основания, и бытие в себе, по которому оно составляет существенность основания или его простую рефлексию "в себя. Обе стороны формы внешни для непосредственного существования, так как оно •есть снятое отношение основания. Но, во-первых, существование в себе ■самом есть в своей непосредственности лишь снятие себя и исчезание в основании. Быти'е вообще есть лишь становление сущности; его существенная природа состоит в том, чтобы обратить себя в положенное и в тожество, которое есть непосредственное через отрицание себя. Таким образом, определения формы, положение и тожественное себе бытие в себе, форма, через которую непосредственное существование есть условие, не внешня для него, нр оно есть сама эта рефлексия. Во-вторых, как условие, бытие также положено, как то, что оно есть существенно, именно как момент (тем самым) некоторого другого и вместе как бытие в себе также некоторого другого; но оно есть в себе также лишь чрез отрицание себя, именно через основание и через его снимающую себя и тем самым предполагающую рефлексию; бытие в себе бытия есть, таким образом, лишь нечто положенное. Эго бытие в себе условия имеет две стороны, одну, по коей его существенность есть основание, и другую в непосредственности её существования. Или, правильнее сказать, обе они суть одно и то же. Существование есть нечто непосредственное, но эта непосредственность есть по существу опосредованное, а именно, через само себя снимающее основание. Как эта опосредованная снимающим себя опосредованием непосредственность, оно есть вместе и бытие в себе основания и его безусловное; но это бытие в себе само есть вместе с тем опять-таки также лишь момент или положение, ибо оно опосредовано; условие есть, поэтому, вся форма отношения основания; первое есть предположенное бытие в себе второго, но тем самым само положение, и его непосредственность состоит в том, чтобы обратить себя в положение и тем самым так оттолкнуть себя от самого себя, чтобы исчезнуть в основании, поскольку оно есть обратившее себя в положение, а, стало быть, и в обоснованное; и оба суть одно и то же.

Равным образом, в обусловленном основании бытие в себе есть не только видимость в нём некоторого другого. Это основание есть самостоятельная, т.-с. относящаяся к себе рефлексия положения и тем самым тожественная себе; или, иначе, в нём самом есть его бытие в себе и его