Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/73

Эта страница не была вычитана
— 64 —

тожественное себѣ, конкретное цѣлое и можетъ считаться поэтому существеннымъ; тѣмъ разнообразнымъ точкамъ зрѣнія, т.-е. опредѣленіямъ, которыя лежатъ внѣ вещи, открытъ поэтому полный просторъ въ виду случайности способовъ связи. Поэтому, случайно также, имѣетъ ли нѣкоторое основаніе то или иное слѣдствіе. Моральные мотивы, напримѣръ, суть существенныя опредѣленія нравственной природы, но то, что изъ нихъ слѣдуетъ, есть вмѣстѣ съ тѣмъ нѣкоторая различная отъ нихъ внѣшность, которая и слѣдуетъ и не слѣдуетъ изъ нихъ; она приводитъ къ нимъ лишь черезъ третье. Выражаясь точнѣе, слѣдуетъ сказать, что для моральнаго опредѣленія, если оно есть основаніе, не случайно нѣкоторое слѣдствіе или обоснованіе, но случайно вообще быть или не быть принятымъ за основаніе Но такъ какъ опять-таки содержаніе, составляющее его слѣдствіе, если моральное опредѣленіе принято за основаніе, имѣетъ характеръ внѣшности, то это содержаніе можетъ быть непосредственно снято другою внѣшностью. Такимъ образомъ, изъ моральныхъ мотивовъ нѣкоторое дѣйствіе можетъ какъ произойти, такъ и не произойти. Наоборотъ нѣкоторое дѣйствіе можетъ имѣть разнообразныя основанія; какъ конкретное, оно содержитъ разнообразныя существенныя опредѣленія, изъ коихъ каждое можетъ поэтому быть принято за основаніе. Отысканіе и указаніе основаній, въ чемъ главнымъ образомъ состоитъ разсужденіе, есть поэтому безконечное шатаніе туда и сюда, не приводящее ни къ какому окончательному опредѣленію; всему и каждому можно указать одно или многія достаточныя основанія, также, какъ и его противоположному, и можетъ быть множество основаній, изъ которыхъ ничего не слѣдуетъ. То, что Сократъ и Платонъ называли софистикою, есть не что иное, какъ разсужденіе изъ основаній; Платонъ противоставляетъ ему разсмотрѣніе идеи, т.-е. вещи въ себѣ и для себя самой или въ ея понятіи. Основанія почерпаются лишь изъ существенныхъ опредѣленій содержанія, отношеній и точекъ зрѣнія, которыхъ каждой вещи присуще много, такъ же какъ и ея противоположности; каждое изъ нихъ въ своей формѣ существенности пригодно столько же, сколько и другое; такъ какъ оно не объемлетъ всей вещи, то оно есть одно изъ одностороннихъ основаній, которыя особы для каждой особенной вещи, и ни одно изъ которыхъ не исчерпываетъ вещи, составляющей ихъ соединеніе и содержащей ихъ всѣ; ни одно изъ нихъ не есть достаточное основаніе, т.-е. понятіе.

с. Полное основаніе.

1. Въ реальномъ основаніи основаніе, и какъ содержаніе, и какъ отношеніе, есть лишь основа. Первое положено, лишь какъ существенное и какъ основаніе; отношеніе же есть нѣчто въ обоснованномъ, неопредѣленный субстратъ различнаго содержанія, его связь, которая есть не собственная рефлексія, но внѣшняя и тѣмъ самымъ только положенная. Реальное отношеніе основаніе есть поэтому скорѣе основаніе, какъ снятое; оно образуетъ скорѣе сторону обоснованнаго или


Тот же текст в современной орфографии

тожественное себе, конкретное целое и может считаться поэтому существенным; тем разнообразным точкам зрения, т. е. определениям, которые лежат вне вещи, открыт поэтому полный простор в виду случайности способов связи. Поэтому, случайно также, имеет ли некоторое основание то или иное следствие. Моральные мотивы, например, суть существенные определения нравственной природы, но то, что из них следует, есть вместе с тем некоторая различная от них внешность, которая и следует и не следует из них; она приводит к ним лишь через третье. Выражаясь точнее, следует сказать, что для морального определения, если оно есть основание, не случайно некоторое следствие или обоснование, но случайно вообще быть или не быть принятым за основание Но так как опять-таки содержание, составляющее его следствие, если моральное определение принято за основание, имеет характер внешности, то это содержание может быть непосредственно снято другою внешностью. Таким образом, из моральных мотивов некоторое действие может как произойти, так и не произойти. Наоборот некоторое действие может иметь разнообразные основания; как конкретное, оно содержит разнообразные существенные определения, из коих каждое может поэтому быть принято за основание. Отыскание и указание оснований, в чём главным образом состоит рассуждение, есть поэтому бесконечное шатание туда и сюда, не приводящее ни к какому окончательному определению; всему и каждому можно указать одно или многие достаточные основания, также, как и его противоположному, и может быть множество оснований, из которых ничего не следует. То, что Сократ и Платон называли софистикою, есть не что иное, как рассуждение из оснований; Платон противоставляет ему рассмотрение идеи, т. е. вещи в себе и для себя самой или в её понятии. Основания почерпаются лишь из существенных определений содержания, отношений и точек зрения, которых каждой вещи присуще много, так же как и её противоположности; каждое из них в своей форме существенности пригодно столько же, сколько и другое; так как оно не объемлет всей вещи, то оно есть одно из односторонних оснований, которые особы для каждой особенной вещи, и ни одно из которых не исчерпывает вещи, составляющей их соединение и содержащей их все; ни одно из них не есть достаточное основание, т. е. понятие.

с. Полное основание.

1. В реальном основании основание, и как содержание, и как отношение, есть лишь основа. Первое положено, лишь как существенное и как основание; отношение же есть нечто в обоснованном, неопределенный субстрат различного содержания, его связь, которая есть не собственная рефлексия, но внешняя и тем самым только положенная. Реальное отношение основание есть поэтому скорее основание, как снятое; оно образует скорее сторону обоснованного или