Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/70

Эта страница не была вычитана
— 61 —

ство, хотя оно, какъ единство различенныхъ, есть ихъ отрицательное единство, но такъ какъ они суть взаимно-безразличныя опредѣленія содержанія, то оно есть лишь ихъ пустое, въ немъ самомъ безразличное отношеніе, а не ихъ опосредованіе, — одно или нѣчто, какъ ихъ внѣшнее сочетаніе.

Такимъ образомъ, въ реальномъ отношеніи основанія дано двоякое: во-первыхъ, опредѣленіе содержанія, которое есть основаніе, непрерывно продолжающее себя само въ положеніи такъ, что оно составляетъ просто тожественное въ основаніи и въ обоснованномъ; такимъ образомъ, обоснованное содержитъ основаніе совершенно внутри себя, его отношеніе есть безразличная существенная самобытность (Оейіе^епЬеіі). То, что въ обоснованномъ еще присоединяется къ этой простой сущности, есть поэтому лишь нѣкоторая несущественная форма, внѣшнія опредѣленія содержанія, которыя, какъ таковыя, свободны отъ основанія и составляютъ собою непосредственное многообразіе. Для этого несущественнаго то существенное не есть поэтому основаніе, равно какъ послѣднее не есть основаніе отношенія обоихъ (существеннаго и несущественнаго) въ обоснованномъ. Это положительно-тожественное, присущее обоснованному, но не положенное въ немъ ни въ какомъ различеніи формы, а, какъ относящееся къ себѣ самому содержаніе, есть безразличная положительная основа. Съ другой стороны связанное въ чемъ-либо съ этою основою есть безразличное содержаніе, но какъ несущественная сторона. Главное есть отношеніе основы и несущественнаго многообразія. Но это отношеніе, поскольку относящіяся опредѣленія суть безразличное содержаніе, также не есть основаніе; первая, правда, опредѣлена, какъ существенное, второе, какъ несущественное или положенное содержаніе, но какъ къ относящемуся къ себѣ содержанію форма обѣимъ имъ внѣшняя. То одно въ нѣчто, которое составляетъ ихъ отношеніе, есть поэтому не отношеніе формы, но лишь внѣшняя связь, которая не содержитъ въ себѣ несущественнаго многообразнаго содержанія, какъ положеннаго; оно есть также лишь основа.

Основаніе, опредѣленное, какъ реальное, распадается тѣмъ самымъ въ виду различія содержанія, составляющаго его реальность, на внѣшнія опредѣленія. Оба отношенія — существенное содержаніе, какъ простое непосредственное тожество основанія и обоснованнаго, и затѣмъ нѣчто, какъ отношеніе размѣченнаго содержанія, суть двѣ разныя основы; тожественная себѣ форма основанія, которая есть одно и то же сначала, какъ существенная, а за симъ, какъ положенная, исчезла; отношеніе основанія стало такнмъ образомъ, внѣшнимъ себѣ.

Поэтому лишь внѣшнее основаніе приводитъ въ связь различное содержаніе и опредѣляетъ, что въ немъ есть основаніе, и что — положенное черезъ послѣднее; въ самомъ обоюдномъ содержаніи этого опредѣленія нѣтъ. Реальное основаніе есть поэтому отношеніе къ другому, съ одной стороны, содержанія къ другому содержанію, съ другой стороны, самого отношенія основанія (формы) къ другому, именно къ непосредственному, не положенному имъ.

Примѣчаніе. Формальное отношеніе основанія имѣетъ лишь одно и то же со


Тот же текст в современной орфографии

ство, хотя оно, как единство различенных, есть их отрицательное единство, но так как они суть взаимно-безразличные определения содержания, то оно есть лишь их пустое, в нём самом безразличное отношение, а не их опосредование, — одно или нечто, как их внешнее сочетание.

Таким образом, в реальном отношении основания дано двоякое: во-первых, определение содержания, которое есть основание, непрерывно продолжающее себя само в положении так, что оно составляет просто тожественное в основании и в обоснованном; таким образом, обоснованное содержит основание совершенно внутри себя, его отношение есть безразличная существенная самобытность (Оейие^епЬеиі). То, что в обоснованном еще присоединяется к этой простой сущности, есть поэтому лишь некоторая несущественная форма, внешние определения содержания, которые, как таковые, свободны от основания и составляют собою непосредственное многообразие. Для этого несущественного то существенное не есть поэтому основание, равно как последнее не есть основание отношения обоих (существенного и несущественного) в обоснованном. Это положительно-тожественное, присущее обоснованному, но не положенное в нём ни в каком различении формы, а, как относящееся к себе самому содержание, есть безразличная положительная основа. С другой стороны связанное в чём-либо с этою основою есть безразличное содержание, но как несущественная сторона. Главное есть отношение основы и несущественного многообразия. Но это отношение, поскольку относящиеся определения суть безразличное содержание, также не есть основание; первая, правда, определена, как существенное, второе, как несущественное или положенное содержание, но как к относящемуся к себе содержанию форма обеим им внешняя. То одно в нечто, которое составляет их отношение, есть поэтому не отношение формы, но лишь внешняя связь, которая не содержит в себе несущественного многообразного содержания, как положенного; оно есть также лишь основа.

Основание, определенное, как реальное, распадается тем самым в виду различия содержания, составляющего его реальность, на внешние определения. Оба отношения — существенное содержание, как простое непосредственное тожество основания и обоснованного, и затем нечто, как отношение размеченного содержания, суть две разные основы; тожественная себе форма основания, которая есть одно и то же сначала, как существенная, а за сим, как положенная, исчезла; отношение основания стало такнм образом, внешним себе.

Поэтому лишь внешнее основание приводит в связь различное содержание и определяет, что в нём есть основание, и что — положенное через последнее; в самом обоюдном содержании этого определения нет. Реальное основание есть поэтому отношение к другому, с одной стороны, содержания к другому содержанию, с другой стороны, самого отношения основания (формы) к другому, именно к непосредственному, не положенному им.

Примечание. Формальное отношение основания имеет лишь одно и то же со