Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/65

Эта страница не была вычитана
— 56 —

нія. Первая есть его опредѣленность, состоящая въ томъ, что оно вообще внѣшне содержанію, которое безразлично къ этому отношенію. Вторая есть опредѣленность того содержанія, которое присуще основанію.

В.

Опредѣленное основаніе,

а. Формальное основаніе.

Основаніе имѣетъ нѣкоторое опредѣленное содержаніе. Опредѣленность содержанія есть, какъ оказалось, основа для формы, простая непосредственность въ противоположность опосредованію формы. Основаніе есть отрицательно относящееся къ себѣ тожество, которое тѣмъ самымъ становится положеніемъ; оно относится отрицательно къ себѣ, поскольку оно тожественно себѣ въ этой своей отрицательности; это тожество есть основа или содержаніе, которое, такимъ образомъ, образуетъ безразличное или положительное единство отношенія основанія и есть его опосредывающее.

Въ этомъ содержаніи ближайшимъ образомъ исчезаетъ противоположная опредѣленность основанія и обоснованнаго. Но далѣе опосредованіе есть отрицательное единство. Отрицательное въ этой безразличной основѣ есть ея непосредственная опредѣленность, чрезъ которую основаніе имѣетъ опредѣленное содержаніе. Но затѣмъ отрицательное есть отрицательное отношеніе формы къ себѣ самой. Положенное съ одной стороны снимаетъ себя само и возвращается въ свое основаніе; основаніе же, существенная самостоятельность, относится отрицательно къ себѣ самому и дѣлаетъ себя положеннымъ. Это отрицательное опосредованіе основанія и обоснованнаго есть своеобразное опосредованіе формы, какъ таковой, формальное опосредованіе. Итакъ, обѣ стороны формы, поскольку одна переходитъ въ другую, тѣмъ самымъ полагаютъ себя совокупно въ одномъ и томъ же тожествѣ, какъ снятыя: поэтому онѣ его вмѣстѣ съ тѣмъ предполагаютъ. Оно есть опредѣленное содержаніе, къ которому, слѣдовательно, формальное опосредованіе относится черезъ себя само, какъ къ положительно опосредывающему. Это содержаніе есть тожество ихъ обѣихъ, и поскольку онѣ различны, поскольку каждая однако въ своемъ различеніи есть отношеніе къ другой, это содержаніе есть ихъ устойчивость, устойчивость каждой, какъ самого цѣлаго.

Отсюда слѣдуетъ, что въ опредѣленномъ основаніи дано слѣдующее: во-первыхъ, нѣкоторое опредѣленное содержаніе разсматривается съ двухъ сторонъ, сначала, поскольку оно положено, какъ основаніе, засимъ — какъ обоснованное. Оно само безразлично къ этой формѣ; въ обоихъ опредѣленіяхъ оно есть лишь одно опредѣленіе. Во-вторыхъ, основаніе само есть настолько же моментъ формы, насколько положенное имъ; это есть ихъ тожество по формѣ. Безразлично, какое изъ обоихъ опредѣленій принято за пер


Тот же текст в современной орфографии

ния. Первая есть его определенность, состоящая в том, что оно вообще внешне содержанию, которое безразлично к этому отношению. Вторая есть определенность того содержания, которое присуще основанию.

В.

Определенное основание,

а. Формальное основание.

Основание имеет некоторое определенное содержание. Определенность содержания есть, как оказалось, основа для формы, простая непосредственность в противоположность опосредованию формы. Основание есть отрицательно относящееся к себе тожество, которое тем самым становится положением; оно относится отрицательно к себе, поскольку оно тожественно себе в этой своей отрицательности; это тожество есть основа или содержание, которое, таким образом, образует безразличное или положительное единство отношения основания и есть его опосредывающее.

В этом содержании ближайшим образом исчезает противоположная определенность основания и обоснованного. Но далее опосредование есть отрицательное единство. Отрицательное в этой безразличной основе есть её непосредственная определенность, чрез которую основание имеет определенное содержание. Но затем отрицательное есть отрицательное отношение формы к себе самой. Положенное с одной стороны снимает себя само и возвращается в свое основание; основание же, существенная самостоятельность, относится отрицательно к себе самому и делает себя положенным. Это отрицательное опосредование основания и обоснованного есть своеобразное опосредование формы, как таковой, формальное опосредование. Итак, обе стороны формы, поскольку одна переходит в другую, тем самым полагают себя совокупно в одном и том же тожестве, как снятые: поэтому они его вместе с тем предполагают. Оно есть определенное содержание, к которому, следовательно, формальное опосредование относится через себя само, как к положительно опосредывающему. Это содержание есть тожество их обеих, и поскольку они различны, поскольку каждая однако в своем различении есть отношение к другой, это содержание есть их устойчивость, устойчивость каждой, как самого целого.

Отсюда следует, что в определенном основании дано следующее: во-первых, некоторое определенное содержание рассматривается с двух сторон, сначала, поскольку оно положено, как основание, засим — как обоснованное. Оно само безразлично к этой форме; в обоих определениях оно есть лишь одно определение. Во-вторых, основание само есть настолько же момент формы, насколько положенное им; это есть их тожество по форме. Безразлично, какое из обоих определений принято за пер