Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/40

Эта страница не была вычитана
— 31 —

ложнаго внутрь себя оно положительно и отрицательно. Положительное имѣетъ въ немъ самомъ отношеніе къ другому, составляющее опредѣленность положительнаго; равнымъ образомъ отрицательное не есть отрицательное въ противоположность другому, а имѣетъ также въ немъ самомъ ту опредѣленность, въ силу которой оно есть отрицательное.

Такимъ образомъ, каждое изъ нихъ есть самостоятельное сущее для себя единство съ собою. Положительное, правда, есть положеніе, но такъ, что для него положеніе есть лишь положеніе, снятое. Оно есть непротивоположное, снятая противоположность, но какъ сторона самой противоположности. Какъ положительное, нѣчто хотя и опредѣлено въ отношеніи къ нѣкоторому инобытію, но такъ, что его природа состоитъ въ томъ, чтобы не быть положеннымъ: оно есть рефлексія въ себя, отрицающая инобытіе. Но и его другое, отрицательное, само уже не ееть положеніе или моментъ, а самостоятельное бытіе; такимъ образомъ, отрицающая рефлексія въ себя положительнаго опредѣляется, какъ исключающая изъ себя это свое небытіе.

Такимъ образомъ, отрицательное, какъ абсолютная рефлексія, есть отрицательное, не какъ непосредственное, а какъ снятое положеніе; оно есть отрицательное въ себѣ и для себя, положительно покоящееся на самомъ себѣ. Какъ рефлексія въ себя оно отрицаетъ свое отношеніе къ другому; его другое есть положительное, нѣкоторое самостоятельное бытіе; его отрицательное отношеніе къ послѣднему состоитъ поэтому въ томъ, чтобы исключать оное изъ себя. Отрицательное есть данное для себя противоположное въ противоположность положительному, которое есть опредѣленіе снятой противоположности, покоящаяся на себѣ полная противоположность, противоположная тожественному себѣ положенію..

Положительное и отрицательное суть тѣмъ самымъ положительное и отрицательное не только въ себѣ, но въ себѣ и для себя. Они въ себѣ, поскольку отвлекается отъ ихъ исключительнаго отношенія къ другому, и они берутся лишь по ихъ опредѣленію. Нѣчто положительно или отрицательно въ себѣ, поскольку оно должно быть опредѣляемо такъ нетолько въ противоположность другому. Но положительное или отрицательное, не какъ положеніе и потому не какъ противоположныя, суть каждое непосредственное, бытіе и небытіе. Но положительное и отрицательное суть моменты противоположности, ихъ бытіе въ себѣ образуетъ лишь форму ихъ рефлектированія въ себя. Нѣчто есть положительное въ себѣ безъ отношенія къ отрицательному, и нѣчто есть отрицательное въ себѣ безъ отношенія къ положительному; въ такомъ опредѣленіи удерживается лишь отвлеченный моментъ этого рефлектированія. Но быть сущимъ въ себѣ положительнымъ или отрицательнымъ значитъ по существу быть противоположнымъ, это есть не моментъ, не сравненіе, но собственное опредѣленіе противоположныхъ сторонъ. Поэтому, положительное или отрицательное таково въ себѣ не внѣ отношенія къ другому, но такъ, что это отношеніе, и при томъ, какъ исключающее, составляетъ ихъ опредѣленіе или бытіе въ себѣ; въ немъ они, такимъ образомъ, вмѣстѣ и въ себѣ, и для себя.


Тот же текст в современной орфографии

ложного внутрь себя оно положительно и отрицательно. Положительное имеет в нём самом отношение к другому, составляющее определенность положительного; равным образом отрицательное не есть отрицательное в противоположность другому, а имеет также в нём самом ту определенность, в силу которой оно есть отрицательное.

Таким образом, каждое из них есть самостоятельное сущее для себя единство с собою. Положительное, правда, есть положение, но так, что для него положение есть лишь положение, снятое. Оно есть непротивоположное, снятая противоположность, но как сторона самой противоположности. Как положительное, нечто хотя и определено в отношении к некоторому инобытию, но так, что его природа состоит в том, чтобы не быть положенным: оно есть рефлексия в себя, отрицающая инобытие. Но и его другое, отрицательное, само уже не ееть положение или момент, а самостоятельное бытие; таким образом, отрицающая рефлексия в себя положительного определяется, как исключающая из себя это свое небытие.

Таким образом, отрицательное, как абсолютная рефлексия, есть отрицательное, не как непосредственное, а как снятое положение; оно есть отрицательное в себе и для себя, положительно покоящееся на самом себе. Как рефлексия в себя оно отрицает свое отношение к другому; его другое есть положительное, некоторое самостоятельное бытие; его отрицательное отношение к последнему состоит поэтому в том, чтобы исключать оное из себя. Отрицательное есть данное для себя противоположное в противоположность положительному, которое есть определение снятой противоположности, покоящаяся на себе полная противоположность, противоположная тожественному себе положению..

Положительное и отрицательное суть тем самым положительное и отрицательное не только в себе, но в себе и для себя. Они в себе, поскольку отвлекается от их исключительного отношения к другому, и они берутся лишь по их определению. Нечто положительно или отрицательно в себе, поскольку оно должно быть определяемо так нетолько в противоположность другому. Но положительное или отрицательное, не как положение и потому не как противоположные, суть каждое непосредственное, бытие и небытие. Но положительное и отрицательное суть моменты противоположности, их бытие в себе образует лишь форму их рефлектирования в себя. Нечто есть положительное в себе без отношения к отрицательному, и нечто есть отрицательное в себе без отношения к положительному; в таком определении удерживается лишь отвлеченный момент этого рефлектирования. Но быть сущим в себе положительным или отрицательным значит по существу быть противоположным, это есть не момент, не сравнение, но собственное определение противоположных сторон. Поэтому, положительное или отрицательное таково в себе не вне отношения к другому, но так, что это отношение, и при том, как исключающее, составляет их определение или бытие в себе; в нём они, таким образом, вместе и в себе, и для себя.