Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/37

Эта страница не была вычитана
— 28 —

опредѣленіе неравенства свойственно имъ въ той же мѣрѣ, какъ и опредѣленіе равенства, ибо лишь оба эти опредѣленія вмѣстѣ составляютъ опредѣленное различеніе.

Но предложеніе, по коему всѣмъ вещамъ свойственно опредѣленіе неравенства, нуждалось бы въ доказательствѣ; оно не можетъ быть установлено непосредственно, ибо самообычный пріемъ познанія требуетъ для связи различныхъ опредѣленій въ синтетическомъ предложеніи доказательства или указанія чего-либо третьяго, чѣмъ они опосредованы. Этимъ доказательствомъ долженъ былъ бы служить переходъ тожества въ различіе, и затѣмъ переходъ послѣдняго въ опредѣленное различіе, въ неравенство. Но это не можетъ быть осуществлено, ибо оказалось, что различіе или внѣшнее различеніе есть въ дѣйствительности рефлектированное въ себя различеніе въ немъ самомъ, что безразличное удержаніе различнаго есть простое положеніе, а'потому не внѣшнее, безразличное различеніе, а единое отношеніе обоихъ моментовъ.

Здѣсь имѣетъ мѣсто разложеніе и уничтоженіе предложенія о различіи. Двѣ вещи совершенно равны; онѣ вмѣстѣ равны и неравны; равны уже потому, что онѣ суть двѣ вещи или вообще двѣ, что каждая изъ нихъ есть одна вещь, есть одно также, какъ и другое, и что поэтому каждая есть то же самое, что и другая; неравны же онѣ по предположенію. Тѣмъ самымъ дано опредѣленіе, что оба момента, равенство и неравенство, различны въ одномъ и томъ же, или что раздѣляющее ихъ различеніе есть вмѣстѣ съ тѣмъ одно и то же отношеніе. Тѣмъ самымъ они перешли въ противоположность.

Правда, что вмѣстѣ съ тѣмъ, обоихъ предикатовъ ставится одно внѣ другого черезъ постольку; двѣ вещи постольку равны, постольку же неравны, или съ одной стороны и вводномъ отношеніи равны, съ другой же стороны и въ другомъ отношеніи неравны. Тѣмъ самымъ единство равенства и неравенства удаляется изъ вещи, и то, что было бы ея собственною рефлексіею равенства и неравенства въ себѣ, сохраняется, какъ внѣшняя для вещи рефлексія. Но вслѣдствіе того послѣдняя въ одной и той же дѣятельности различаетъ двѣ стороны равенства и неравенства и тѣмъ самымъ содержитъ обѣ въ одной дѣятельности, даетъ проявляться и рефлектируетъ одну въ другой. Обычная нѣжность къ вещамъ, заботящаяся лишь о томъ, чтобы онѣ не противорѣчили себѣ, какъ въ этихъ, такъ и въ другихъ случаяхъ забываетъ, что такимъ путемъ противорѣчіе не разрѣшается, а переносится лишь въ другое мѣсто, въ субъективную или внѣшнюю рефлексію вообще, и что послѣдняя дѣйствительно содержитъ оба момента, которые вслѣдствіе такого удаленія и перемѣщенія высказываются просто, какъ положенное, какъ снятые и отнесенные одинъ къ другому въ одномъ единствѣ.

3. Противоположность.

Въ противоположности завершается опредѣленная рефлексія, различеніе. Противоположность есть единство тожества и различія; ея моменты различны въ одномъ тожествѣ; въ этомъ смыслѣ они противоположны.


Тот же текст в современной орфографии

определение неравенства свойственно им в той же мере, как и определение равенства, ибо лишь оба эти определения вместе составляют определенное различение.

Но предложение, по коему всем вещам свойственно определение неравенства, нуждалось бы в доказательстве; оно не может быть установлено непосредственно, ибо самообычный прием познания требует для связи различных определений в синтетическом предложении доказательства или указания чего-либо третьего, чем они опосредованы. Этим доказательством должен был бы служить переход тожества в различие, и затем переход последнего в определенное различие, в неравенство. Но это не может быть осуществлено, ибо оказалось, что различие или внешнее различение есть в действительности рефлектированное в себя различение в нём самом, что безразличное удержание различного есть простое положение, а'потому не внешнее, безразличное различение, а единое отношение обоих моментов.

Здесь имеет место разложение и уничтожение предложения о различии. Две вещи совершенно равны; они вместе равны и неравны; равны уже потому, что они суть две вещи или вообще две, что каждая из них есть одна вещь, есть одно также, как и другое, и что поэтому каждая есть то же самое, что и другая; неравны же они по предположению. Тем самым дано определение, что оба момента, равенство и неравенство, различны в одном и том же, или что разделяющее их различение есть вместе с тем одно и то же отношение. Тем самым они перешли в противоположность.

Правда, что вместе с тем, обоих предикатов ставится одно вне другого через постольку; две вещи постольку равны, постольку же неравны, или с одной стороны и вводном отношении равны, с другой же стороны и в другом отношении неравны. Тем самым единство равенства и неравенства удаляется из вещи, и то, что было бы её собственною рефлексиею равенства и неравенства в себе, сохраняется, как внешняя для вещи рефлексия. Но вследствие того последняя в одной и той же деятельности различает две стороны равенства и неравенства и тем самым содержит обе в одной деятельности, дает проявляться и рефлектирует одну в другой. Обычная нежность к вещам, заботящаяся лишь о том, чтобы они не противоречили себе, как в этих, так и в других случаях забывает, что таким путем противоречие не разрешается, а переносится лишь в другое место, в субъективную или внешнюю рефлексию вообще, и что последняя действительно содержит оба момента, которые вследствие такого удаления и перемещения высказываются просто, как положенное, как снятые и отнесенные один к другому в одном единстве.

3. Противоположность.

В противоположности завершается определенная рефлексия, различение. Противоположность есть единство тожества и различия; её моменты различны в одном тожестве; в этом смысле они противоположны.