Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/35

Эта страница не была вычитана
— 26 —

— 26 —

То самое, что должно препятствовать ихъ противорѣчію и разложенію, а именно, что нѣчто въ одномъ отношеніи равно, а въ другомъ неравно другому, — это раздѣленіе равенства и неравенства и есть ихъ разрушеніе. Ибо оба они суть опредѣленія различенія; они суть отношенія одного къ другому, состоящія въ томъ, что одно есть то, что не есть другое; равное не есть неравное, а неравное не есть равное; обоимъ имъ существенно это отношеніе, и внѣ его они не имѣютъ никакого значенія; какъ опредѣленіе различенія, каждое есть то, что оно есть, и отличено отъ своего другого. Но въ силу ихъ безразличія одного къ другому равенство отнесено лишь къ себѣ, а неравенство есть также свое собственное отношеніе и рефлексія для себя; тѣмъ самымъ каждое равно само себѣ; различеніе исчезло, такъ какъ они не имѣютъ опредѣленности одно относительно другого, или каждое есть тѣмъ самымъ равенство.

Это отношеніе безразличія или внѣшнее различеніе тѣмъ самымъ снимается и есть своя собственная отрицательность въ себѣ самомъ. Оно есть та отрицательность, которая въ сравненіи свойственна сравниваемому. Сравниваемое направляется отъ равенства къ неравенству и обратно отъ послѣдняго къ первому; т. обр. одно исчезаетъ въ другомъ и есть въ дѣйствительности отрицательное единство обоихъ. Это единство ближайшимъ образомъ находится внѣ сравниваемыхъ также, какъ внѣ моментовъ сравненія, какъ субъективное, внѣ ихъ совершающееся дѣйствіе. Но это отрицательное единство, какъ оказалось, есть въ дѣйствительности сама природа равенства и неравенства. Именно то самостоятельное отношеніе, какимъ оказывается каждое изъ нихъ, и есть собственно ихъ отличительность и тѣмъ самымъ снимающее ихъ самихъ отношеніе къ себѣ.

Съ этой стороны, какъ моменты внѣшней рефлексіи и внѣшнія самимъ себѣ, равенство и неравенство исчезаютъ въ ихъ равенствѣ. Но это ихъ отрицательное единство далѣе также положено въ нихъ; а именно они имѣютъ сущую въ себѣ рефлексію внѣ ихъ или суть равенство а неравенство нѣкотораго третьяго, другого, чѣмъ они сами. Т. обр. равное не есть равное самому себѣ, а неравное не есть неравное самому себѣ, но нѣчто нервное ему само есть равное. Равное и неравное есть, поэтому, неравное самому себѣ. Каждое тѣмъ самымъ есть эта рефлексія, равенство, которое есть и оно само, и неравенство, и неравенство, которое есть и оно само, и равенство.

Равенство и неравенство образовали сторону положеннаго въ противоположность сравниваемому или различному, которое опредѣлилось въ противоположность имъ, какъ сущая въ себѣ рефлексія. Но тѣмъ самымъ послѣднее также утратило свою опредѣленность относительно нихъ. Именно равенство и неравенство, опредѣленія внѣшней рефлексіи, суть лишь сущая въ себѣ рефлексія, которая должна была быть различнымъ, какъ таковымъ, своимъ лишь неопредѣленнымъ различеніемъ. Сущая въ себѣ рефлексія есть отношеніе къ себѣ безъ отрицанія, отвлеченное тожество съ собою и тѣмъ самымъ самимъ положеннымъ. Просто различное переходитъ такимъ образомъ черезъ положеніе въ отрицательную рефлексію. Различное есть просто положенное различеніе, т.-е. различеніе, которое не есть различеніе, слѣдовательно, есть отрицаніе


Тот же текст в современной орфографии

— 26 —

То самое, что должно препятствовать их противоречию и разложению, а именно, что нечто в одном отношении равно, а в другом неравно другому, — это разделение равенства и неравенства и есть их разрушение. Ибо оба они суть определения различения; они суть отношения одного к другому, состоящие в том, что одно есть то, что не есть другое; равное не есть неравное, а неравное не есть равное; обоим им существенно это отношение, и вне его они не имеют никакого значения; как определение различения, каждое есть то, что оно есть, и отличено от своего другого. Но в силу их безразличия одного к другому равенство отнесено лишь к себе, а неравенство есть также свое собственное отношение и рефлексия для себя; тем самым каждое равно само себе; различение исчезло, так как они не имеют определенности одно относительно другого, или каждое есть тем самым равенство.

Это отношение безразличия или внешнее различение тем самым снимается и есть своя собственная отрицательность в себе самом. Оно есть та отрицательность, которая в сравнении свойственна сравниваемому. Сравниваемое направляется от равенства к неравенству и обратно от последнего к первому; т. обр. одно исчезает в другом и есть в действительности отрицательное единство обоих. Это единство ближайшим образом находится вне сравниваемых также, как вне моментов сравнения, как субъективное, вне их совершающееся действие. Но это отрицательное единство, как оказалось, есть в действительности сама природа равенства и неравенства. Именно то самостоятельное отношение, каким оказывается каждое из них, и есть собственно их отличительность и тем самым снимающее их самих отношение к себе.

С этой стороны, как моменты внешней рефлексии и внешние самим себе, равенство и неравенство исчезают в их равенстве. Но это их отрицательное единство далее также положено в них; а именно они имеют сущую в себе рефлексию вне их или суть равенство а неравенство некоторого третьего, другого, чем они сами. Т. обр. равное не есть равное самому себе, а неравное не есть неравное самому себе, но нечто нервное ему само есть равное. Равное и неравное есть, поэтому, неравное самому себе. Каждое тем самым есть эта рефлексия, равенство, которое есть и оно само, и неравенство, и неравенство, которое есть и оно само, и равенство.

Равенство и неравенство образовали сторону положенного в противоположность сравниваемому или различному, которое определилось в противоположность им, как сущая в себе рефлексия. Но тем самым последнее также утратило свою определенность относительно них. Именно равенство и неравенство, определения внешней рефлексии, суть лишь сущая в себе рефлексия, которая должна была быть различным, как таковым, своим лишь неопределенным различением. Сущая в себе рефлексия есть отношение к себе без отрицания, отвлеченное тожество с собою и тем самым самим положенным. Просто различное переходит таким образом через положение в отрицательную рефлексию. Различное есть просто положенное различение, т. е. различение, которое не есть различение, следовательно, есть отрицание