Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/33

Эта страница не была вычитана
— 24 —

также точно, какъ и послѣднее, переходя въ опредѣленіе различенія, не теряется въ немъ, какъ въ своемъ другомъ, но сохраняется въ немъ, есть своя рефлексія въ себя и свой моментъ.

3. Различеніе имѣетъ оба момента, тожество и различеніе; оба суть т. обр. положенное, опредѣленность. Но въ этомъ положеніи каждое есть отношеніе къ себѣ. Первое, тожество, есть само непосредственно моментъ рефлексіи въ себя; равнымъ образомъ второе есть различеніе, различеніе въ себѣ, рефлектированное различеніе. Различеніе, поскольку оно имѣетъ два такихъ момента, которые сами суть рефлексіи въ себя, есть различіе (ѴегзсЬіейепЬеіІ).

2. Различіе.

1. Тожество распадается въ немъ самомъ на различіе, такъ какъ оно полагаетъ себя, какъ абсолютное различеніе въ себѣ самомъ, какъ отрицательное самого себя, и эти его моменты, оно само и его отрицательное, суть рефлексіи въ себя, тожественны съ собою, или такъ какъ она сама непосредственно снимаетъ свое отрицаніе и рефлектируется въ себя въ своемъ опредѣленіи. Различенное остается, какъ безразлично взаимно различное, ибо оно тожественно себѣ, такъ какъ тожество составляетъ его почву и элементъ; но различное есть то, что оно есть, лишь въ своей противоположности, въ тожествѣ. Различіе составляетъ инобытіе рефлексіи, какъ таковое. Другое существованія имѣетъ непосредственное бытіе въ своемъ основаніи, въ коемъ состоитъ его отрицательное. Въ рефлексіи же тожество съ собою, рефлектированная непосредственность, образуетъ наличность отрицательнаго и его безразличіе.

Моменты различенія суть тожество и различеніе. Они различны, какъ рефлектированные въ самихъ себя, какъ относящіеся къ себѣ; т. обр. они суть въ опредѣленіи тожества отношенія лишь къ себѣ; тожество не отнесено къ различенію, ниже различеніе — къ тожеству; поскольку каждый изъ этихъ моментовъ отнесенъ лишь къ себѣ, они не опредѣлены одинъ въ противоположность другому. Такъ какъ они такимъ образомъ не различены въ нихъ самихъ, то различеніе для нихъ внѣшне. Различныя относятся поэтому между собою, не какъ тожество и различеніе, но какъ различныя вообще, которыя безразличны одно къ другому и къ своей опредѣленности.

2. Въ различіи, какъ безразличіи различенія, рефлексія стала вообще внѣшнею; различеніе есть лишь положеніе или снятое, но оно есть само вся рефлексія. При ближайшемъ разсмотрѣніи оба, тожество и различеніе, суть, какъ они были только что опредѣлены, рефлексіи; каждое есть единство себя самого и своего другого; каждое есть цѣлое. Тѣмъ самымъ опредѣленность, состоящая въ томъ, чтобы быть только тожествомъ или только различеніемъ, снимается. Поэтому они не суть качества, такъ какъ ихъ опредѣленность черезъ рефлексію въ себя есть вмѣстѣ съ тѣмъ лишь отрицаніе. Дано, такимъ образомъ, это удвоенное, рефлексія въ себя, какъ таковая, и опредѣленность, какъ отрицаніе, или положеніе. Положеніе есть внѣшняя себѣ рефлексія; оно есть отрицаніе, какъ отрицаніе; тѣмъ самымъ въ себѣ оно есть относящееся


Тот же текст в современной орфографии

также точно, как и последнее, переходя в определение различения, не теряется в нём, как в своем другом, но сохраняется в нём, есть своя рефлексия в себя и свой момент.

3. Различение имеет оба момента, тожество и различение; оба суть т. обр. положенное, определенность. Но в этом положении каждое есть отношение к себе. Первое, тожество, есть само непосредственно момент рефлексии в себя; равным образом второе есть различение, различение в себе, рефлектированное различение. Различение, поскольку оно имеет два таких момента, которые сами суть рефлексии в себя, есть различие (ИегзсЬиейепЬеиІ).

2. Различие.

1. Тожество распадается в нём самом на различие, так как оно полагает себя, как абсолютное различение в себе самом, как отрицательное самого себя, и эти его моменты, оно само и его отрицательное, суть рефлексии в себя, тожественны с собою, или так как она сама непосредственно снимает свое отрицание и рефлектируется в себя в своем определении. Различенное остается, как безразлично взаимно различное, ибо оно тожественно себе, так как тожество составляет его почву и элемент; но различное есть то, что оно есть, лишь в своей противоположности, в тожестве. Различие составляет инобытие рефлексии, как таковое. Другое существования имеет непосредственное бытие в своем основании, в коем состоит его отрицательное. В рефлексии же тожество с собою, рефлектированная непосредственность, образует наличность отрицательного и его безразличие.

Моменты различения суть тожество и различение. Они различны, как рефлектированные в самих себя, как относящиеся к себе; т. обр. они суть в определении тожества отношения лишь к себе; тожество не отнесено к различению, ниже различение — к тожеству; поскольку каждый из этих моментов отнесен лишь к себе, они не определены один в противоположность другому. Так как они таким образом не различены в них самих, то различение для них внешне. Различные относятся поэтому между собою, не как тожество и различение, но как различные вообще, которые безразличны одно к другому и к своей определенности.

2. В различии, как безразличии различения, рефлексия стала вообще внешнею; различение есть лишь положение или снятое, но оно есть само вся рефлексия. При ближайшем рассмотрении оба, тожество и различение, суть, как они были только что определены, рефлексии; каждое есть единство себя самого и своего другого; каждое есть целое. Тем самым определенность, состоящая в том, чтобы быть только тожеством или только различением, снимается. Поэтому они не суть качества, так как их определенность через рефлексию в себя есть вместе с тем лишь отрицание. Дано, таким образом, это удвоенное, рефлексия в себя, как таковая, и определенность, как отрицание, или положение. Положение есть внешняя себе рефлексия; оно есть отрицание, как отрицание; тем самым в себе оно есть относящееся