Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/27

Эта страница не была вычитана
— 18 —

Но, наконецъ, хотя опредѣленія рефлексіи имѣютъ форму, равную себѣ и потому не относящуюся къ другому, и свободную отъ противоположенія, тѣмъ не менѣе, какъ это выяснится изъ ихъ ближайшаго разсмотрѣнія, — или какъ непосредственно въ нихъ, какъ тожествѣ, обнаруживается различіе, противоположеніе — они суть опредѣленныя одно въ противоположность другому, и слѣдовательно, по ихъ формѣ рефлексіи несвободны отъ перехода и противорѣчія. Поэтому тѣ многія предложенія, которыя установлены, какъ абсолютные законы мышленія, при ближайшемъ разсмотрѣніи противоположны между собою, они взаимно противорѣчатъ и снимаютъ одно другое. Если все тожественно съ собою, то оно не различно, не противоположно, не имѣетъ никакого основанія. Или если признано, что нѣтъ двухъ одинаковыхъ вещей, т.-е. что все одно отъ другого различно, то Л не тожественно А, А также не противоположно и т. д. Признаніе каждаго изъ этихъ предложеній не допускаетъ признанія другихъ. Чуждое мысли разсмотрѣніе ихъ перечисляетъ ихъ одно послѣ другого такъ, что они являются несостоящими ни въ какомъ взаимномъ отношеніи; оно имѣетъ въ виду лишь ихъ рефлектированіе безъ принятія во вниманіе другого момента — положенія или ихъ опредѣленности, какъ таковой, которая движетъ ихъ къ переходу и къ ихъ отрицанію.

А.

Тожество.

1. Сущность есть простая непосредственность, какъ снятая непосредственность. Ея отрицательность есть ея бытіе; она равна самой себѣ въ своей абсолютной отрицательности, въ силу которой инобытіе и Отношеніе къ другому просто въ себѣ самомъ исчезаетъ въ чистомъ саморавенствѣ. Сущность есть т. обр. простое тожество съ собою.

Это тожество съ собою есть непосредственность рефлексіи. Она не есть такое равенство съ собою, какъ бытіе или также ничто, но такое равенство съ собою, которое возстановляетъ себя къ единству, не возстановленіе изъ другого, но это чистое возстановленіе изъ себя и въ себя само; существенное тожество. Тѣмъ самымъ оно не есть отвлеченное тожество, возникаетъ не черезъ относительное отрицаніе, происходящее внѣ его и не ограничивается только отдѣленіемъ отъ него различеннаго, попрежнему оставляя послѣднее внѣ его, какъ сущее; но бытіе и вся опредѣленность бытія не только относительно, а сами въ себѣ сняты; и эта простая отрицательность бытія въ себѣ есть самое тожество.

Послѣднее есть потому вообще еще то же самое, что и сущность.

Примѣчаніе 1. Мышленіе, удерживающее себя на внѣшней рефлексіи н незнающее ни о какомъ иномъ мышленіи, кромѣ внѣшней рефлексіи, не достигаетъ познанія тожества, какъ оно было только что изложено, или, что то же самое, познанія сущности. Такое мышленіе всегда имѣетъ передъ собою лишь отвлеченное тожество и внѣ и рядомъ съ нимъ — различеніе. Это мышленіе полагаетъ, что разумъ есть не болѣе, чѣмъ ткацкій станокъ, на которомъ


Тот же текст в современной орфографии

Но, наконец, хотя определения рефлексии имеют форму, равную себе и потому не относящуюся к другому, и свободную от противоположения, тем не менее, как это выяснится из их ближайшего рассмотрения, — или как непосредственно в них, как тожестве, обнаруживается различие, противоположение — они суть определенные одно в противоположность другому, и следовательно, по их форме рефлексии несвободны от перехода и противоречия. Поэтому те многие предложения, которые установлены, как абсолютные законы мышления, при ближайшем рассмотрении противоположны между собою, они взаимно противоречат и снимают одно другое. Если всё тожественно с собою, то оно не различно, не противоположно, не имеет никакого основания. Или если признано, что нет двух одинаковых вещей, т. е. что всё одно от другого различно, то Л не тожественно А, А также не противоположно и т. д. Признание каждого из этих предложений не допускает признания других. Чуждое мысли рассмотрение их перечисляет их одно после другого так, что они являются несостоящими ни в каком взаимном отношении; оно имеет в виду лишь их рефлектирование без принятия во внимание другого момента — положения или их определенности, как таковой, которая движет их к переходу и к их отрицанию.

А.

Тожество.

1. Сущность есть простая непосредственность, как снятая непосредственность. Её отрицательность есть её бытие; она равна самой себе в своей абсолютной отрицательности, в силу которой инобытие и Отношение к другому просто в себе самом исчезает в чистом саморавенстве. Сущность есть т. обр. простое тожество с собою.

Это тожество с собою есть непосредственность рефлексии. Она не есть такое равенство с собою, как бытие или также ничто, но такое равенство с собою, которое восстановляет себя к единству, не восстановление из другого, но это чистое восстановление из себя и в себя само; существенное тожество. Тем самым оно не есть отвлеченное тожество, возникает не через относительное отрицание, происходящее вне его и не ограничивается только отделением от него различенного, по-прежнему оставляя последнее вне его, как сущее; но бытие и вся определенность бытия не только относительно, а сами в себе сняты; и эта простая отрицательность бытия в себе есть самое тожество.

Последнее есть потому вообще еще то же самое, что и сущность.

Примечание 1. Мышление, удерживающее себя на внешней рефлексии н незнающее ни о каком ином мышлении, кроме внешней рефлексии, не достигает познания тожества, как оно было только что изложено, или, что то же самое, познания сущности. Такое мышление всегда имеет перед собою лишь отвлеченное тожество и вне и рядом с ним — различение. Это мышление полагает, что разум есть не более, чем ткацкий станок, на котором