Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/24

Эта страница не была вычитана
— 15 —

женное есть также отношеніе къ другому, но какъ къ рефлектированію въ себя.

Отрицаніе, какъ качество, есть сущее отрицаніе; бытіе составляетъ его основу и элементъ. Напротивъ, опредѣленіе рефлексіи имѣетъ такою основою рефлектированіе въ само себя. Положенное упрочивается въ опредѣленіе именно потому, что рефлексія есть равенство съ самой собою въ ея отрицаніи; ея отрицаніе есть поэтому само рефлексія въ себя. Опредѣленіе обусловливается здѣсь не бытіемъ, но ея равенствомъ съ собою. Такъ какъ бытіе, какъ носитель качества, неравно отрицанію, то качество есть самъ въ себѣ неравный, а потому преходящій, исчезающій въ другомъ моментъ. Напротивъ, опредѣленіе рефлексіи есть положенное, какъ отрицаніе, отрицаніе, которое имѣетъ своею основою актъ отрицанія, и которое потому не есть неравное въ себѣ самомъ, а тѣмъ самымъ есть существенная, непреходящая опредѣленность.

Саморавенство рефлексіи, въ которой отрицательное есть только отрицательное, снятое или положенное, есть то, что даетъ послѣднему устойчивость.

Въ силу этой рефлексіи въ себя опредѣленія рефлексіи являются, или свободныя, витающія въ пустотѣ безъ взаимнаго притяженія или отталкиванія существенности (АѴезепІіеіІеп). Въ нихъ опредѣленность упрочена и безконечно фиксирована черезъ отношеніе къ себѣ. Это есть опредѣленное, подчинившее себѣ свой переходъ и свое простое положеніе или превратившее свою рефлексію въ другое въ рефлексію въ себя. Эти опредѣленія образуютъ тѣмъ самымъ опредѣленную видимость, какъ она присуща сущности, существенную видимость. По этому основанію опредѣляющая рефлексія есть рефлексія, перешедшая внѣ себя; само равенство сущности исчезло въ получившемъ господство отрицаніи.

Въ опредѣленіи рефлексіи есть, слѣдовательно, двѣ стороны, ближайшимъ образомъ различающіяся.

Во-первыхъ, она есть положенное, отрицаніе, какъ таковое; во-вторыхъ, она есть рефлексія въ себя. Какъ положенное она есть отрицаніе, какъ таковое, въ этомъ и состоитъ его единство съ самой собою. Но она такова лишь въ себѣ, или иначе она есть непосредственное, снимающее себя въ немъ другое самого себя. Тѣмъ самымъ рефлексія есть остающееся внутри себя опредѣленіе. Сущность не выходитъ въ ней изъ себя; ея различія просто положены, вобраны обратно въ сущность. Но, съ другой стороны, они не положены, а рефлектированы въ самихъ себя; отрицаніе, какъ отрицаніе, рефлек-тирсвано въ равенство съ нимъ самимъ, а не въ другое, не въ свое небытіе.

3. Но если опредѣленіе рефлексіи есть какъ рефлектированное отношеніе внутри себя самого, такъ и положенное, то отсюда непосредственно выясняется его природа. А именно какъ положенное, оно есть отрицаніе, какъ таковое, небытіе въ противоположность другому, именно въ противоположность абсолютной рефлексіи въ себя или сущности. Но какъ отношеніе къ себѣ оно рефлектировано въ себя. Эта ея рефлексія и положеніе различны; положенное есть собственно снятое, а рефлектированное есть сохраняющееся.


Тот же текст в современной орфографии

женное есть также отношение к другому, но как к рефлектированию в себя.

Отрицание, как качество, есть сущее отрицание; бытие составляет его основу и элемент. Напротив, определение рефлексии имеет такою основою рефлектирование в само себя. Положенное упрочивается в определение именно потому, что рефлексия есть равенство с самой собою в её отрицании; её отрицание есть поэтому само рефлексия в себя. Определение обусловливается здесь не бытием, но её равенством с собою. Так как бытие, как носитель качества, неравно отрицанию, то качество есть сам в себе неравный, а потому преходящий, исчезающий в другом момент. Напротив, определение рефлексии есть положенное, как отрицание, отрицание, которое имеет своею основою акт отрицания, и которое потому не есть неравное в себе самом, а тем самым есть существенная, непреходящая определенность.

Саморавенство рефлексии, в которой отрицательное есть только отрицательное, снятое или положенное, есть то, что дает последнему устойчивость.

В силу этой рефлексии в себя определения рефлексии являются, или свободные, витающие в пустоте без взаимного притяжения или отталкивания существенности (АИезепИиеиИеп). В них определенность упрочена и бесконечно фиксирована через отношение к себе. Это есть определенное, подчинившее себе свой переход и свое простое положение или превратившее свою рефлексию в другое в рефлексию в себя. Эти определения образуют тем самым определенную видимость, как она присуща сущности, существенную видимость. По этому основанию определяющая рефлексия есть рефлексия, перешедшая вне себя; само равенство сущности исчезло в получившем господство отрицании.

В определении рефлексии есть, следовательно, две стороны, ближайшим образом различающиеся.

Во-первых, она есть положенное, отрицание, как таковое; во-вторых, она есть рефлексия в себя. Как положенное она есть отрицание, как таковое, в этом и состоит его единство с самой собою. Но она такова лишь в себе, или иначе она есть непосредственное, снимающее себя в нём другое самого себя. Тем самым рефлексия есть остающееся внутри себя определение. Сущность не выходит в ней из себя; её различия просто положены, вобраны обратно в сущность. Но, с другой стороны, они не положены, а рефлектированы в самих себя; отрицание, как отрицание, рефлек-тирсвано в равенство с ним самим, а не в другое, не в свое небытие.

3. Но если определение рефлексии есть как рефлектированное отношение внутри себя самого, так и положенное, то отсюда непосредственно выясняется его природа. А именно как положенное, оно есть отрицание, как таковое, небытие в противоположность другому, именно в противоположность абсолютной рефлексии в себя или сущности. Но как отношение к себе оно рефлектировано в себя. Эта её рефлексия и положение различны; положенное есть собственно снятое, а рефлектированное есть сохраняющееся.