Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/17

Эта страница не была вычитана
— 8 —

Итакъ, опредѣленность видимости въ сущности есть безконечная опредѣленность;- она есть лишь совпадающее съ собою отрицательное; такимъ образомъ, она есть опредѣленность, которая, какъ таковая, есть самостоятельность и неопредѣленное. Наоборотъ, самостоятельность, какъ относящаяся къ себѣ непосредственность, есть равнымъ образомъ просто опредѣленность и моментъ и лишь къ себѣ относящаяся отрицательность. Отрицательность, тожественная съ непосредственностью, а, стало быть, и непосредственность, тожественная съ отрицательностью, есть сущность. Такимъ образомъ, видимость есть сама сущность, но сущность въ нѣкоторой опредѣленности, при томъ, такъ, что послѣдняя есть лишь моментъ сущности, а сущность есть видимость себя внутри себя самой.

Въ сферѣ бытія въ противоположность бытію, какъ непосредственному, возникаетъ небытіе, также какъ непосредственное, и ихъ истина есть становленіе. Въ сферѣ сущности противополагается прежде всего сущность и несущественное, затѣмъ сущность и видимость, — несущественное и видимость, какъ остатки бытія. Но и то, и другая, равно какъ различеніе сущности отъ нихъ, состоятъ не въ чемъ иномъ, какъ въ томъ, что сущность первоначально понимается, какъ нѣчто непосредственное, а не такою, какова она въ себѣ, т.-е. не какъ непосредственность, которая есть непосредственность, лишь чистое опосредованіе или абсолютная отрицательность. Эта первая непосредственность есть тѣмъ самымъ лишь опредѣленность непосредственности. Снятіе этой опредѣленности сущности состоитъ поэтому не въ чемъ иномъ, какъ въ обнаруженіи того, что несущественное есть видимость, и что сущность напротивъ содержитъ видимость внутри себя самой, какъ безконечное движеніе внутри себя, которое опредѣляетъ ея непосредственность, какъ отрицательность, и ея отрицательность, какъ непосредственность, и есть такимъ образомъ ея видимость внутри ея самой. Сущность въ этомъ своемъ самодвиженіи есть рефлексія.

С.

Рефлексія.

Видимость есть то же, что рефлексія; но она есть рефлексія, какъ непосредственная; для проникшей внутрь себя и тѣмъ самымъ утратившей свою непосредственность видимости мы имѣемъ иностранное слово — рефлексія.

Сущность есть рефлексія, движеніе становленія и перехода, остающееся внутри себя самого, вслѣдствіе чего отличное отъ него опредѣляется просто, какъ отрицательное въ себѣ, какъ видимость. Опредѣленность становленія бытія имѣетъ основаніемъ бытіе и есть отношеніе къ другому. Напротивъ рефлектирующее движеніе есть другое, какъ отрицаніе въ себѣ, имѣющее бытіе, лишь какъ относящееся къ себѣ отрицаніе. Или, иначе, поскольку это отношеніе къ себѣ и есть это отрицаніе отрицанія, то отрицаніе дано, какъ отрицаніе, какъ нѣчто, имѣющее свое бытіе въ своемъ отрицаніи бытія, какъ видимость. Другое есть поэтому здѣсь не бытіе съ отрицаніемъ или границею, но отрицаніе съ отрицаніемъ. Но первое въ противоположность этому


Тот же текст в современной орфографии

Итак, определенность видимости в сущности есть бесконечная определенность;- она есть лишь совпадающее с собою отрицательное; таким образом, она есть определенность, которая, как таковая, есть самостоятельность и неопределенное. Наоборот, самостоятельность, как относящаяся к себе непосредственность, есть равным образом просто определенность и момент и лишь к себе относящаяся отрицательность. Отрицательность, тожественная с непосредственностью, а, стало быть, и непосредственность, тожественная с отрицательностью, есть сущность. Таким образом, видимость есть сама сущность, но сущность в некоторой определенности, при том, так, что последняя есть лишь момент сущности, а сущность есть видимость себя внутри себя самой.

В сфере бытия в противоположность бытию, как непосредственному, возникает небытие, также как непосредственное, и их истина есть становление. В сфере сущности противополагается прежде всего сущность и несущественное, затем сущность и видимость, — несущественное и видимость, как остатки бытия. Но и то, и другая, равно как различение сущности от них, состоят не в чём ином, как в том, что сущность первоначально понимается, как нечто непосредственное, а не такою, какова она в себе, т. е. не как непосредственность, которая есть непосредственность, лишь чистое опосредование или абсолютная отрицательность. Эта первая непосредственность есть тем самым лишь определенность непосредственности. Снятие этой определенности сущности состоит поэтому не в чём ином, как в обнаружении того, что несущественное есть видимость, и что сущность напротив содержит видимость внутри себя самой, как бесконечное движение внутри себя, которое определяет её непосредственность, как отрицательность, и её отрицательность, как непосредственность, и есть таким образом её видимость внутри её самой. Сущность в этом своем самодвижении есть рефлексия.

С.

Рефлексия.

Видимость есть то же, что рефлексия; но она есть рефлексия, как непосредственная; для проникшей внутрь себя и тем самым утратившей свою непосредственность видимости мы имеем иностранное слово — рефлексия.

Сущность есть рефлексия, движение становления и перехода, остающееся внутри себя самого, вследствие чего отличное от него определяется просто, как отрицательное в себе, как видимость. Определенность становления бытия имеет основанием бытие и есть отношение к другому. Напротив рефлектирующее движение есть другое, как отрицание в себе, имеющее бытие, лишь как относящееся к себе отрицание. Или, иначе, поскольку это отношение к себе и есть это отрицание отрицания, то отрицание дано, как отрицание, как нечто, имеющее свое бытие в своем отрицании бытия, как видимость. Другое есть поэтому здесь не бытие с отрицанием или границею, но отрицание с отрицанием. Но первое в противоположность этому