Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/148

Эта страница не была вычитана
— 139 —

лишь противъ себя, какъ простого лишеннаго сопротивленія элемента. Снятіе чего-либо предположеннаго есть исчезнувшая видимость; лишь въ снимающемъ непосредственное дѣйствіи становится этимъ самымъ непосредственнымъ или есть та видимость; начало себя самого есть положеніе того самого, отъ котораго идетъ начало.

Субстанція, какъ это тожество видимости, есть полнота цѣлаго, обнимаетъ собою акцидентальность, и эта акцидентальность есть вся субстанція сама. Отличеніе ея въ простомъ тожествѣ бытія и въ смѣнѣ ея акциденцій есть нѣкоторая форма ея видимости. Это бытіе есть безформенная субстанція представленія, относительно котораго видимость опредѣлила себя, не какъ видимость, но которое, удерживается, какъ въ нѣкоторомъ абсолютномъ, въ такомъ неопредѣленномъ тожествѣ, которое лишено истины и есть лишь опредѣленность непосредственной дѣйствительности или также бытія въ себѣ или возможности; — опредѣленія формы, присущія акцидентальности.

Другое опредѣленіе — смѣны акциденцій — есть абсолютное единство формы акцидентальности, субстанція, какъ абсолютная сила. Прехожденіе акциденціи есть возвратъ ея, какъ дѣйствительности, въ себя, какъ въ свое бытіе въ себѣ или въ свою возможность, но это ея бытіе въ себѣ есть само лишь положеніе; поэтому оно есть также дѣйствительность и такъ какъ эти опредѣленія формы суть также опредѣленія содержанія, то это возможное есть и по содержанію нѣкоторое иначе опредѣленное дѣйствительное. Субстанція проявляется черезъ дѣйствительность вмѣстѣ съ ея содержаніемъ, переводя въ нее возможное, какъ творящая, а черезъ возможность, въ которую она возвращаетъ дѣйствительное, какъ разрушающая сила. Но и то, и другое тожественны, творчество есть разрушающее, разрушеніе — творящее; ибо отрицательное и положительное, возможность и дѣйствительность, абсолютно соединены въ субстанціальной необходимости.

Акциденціи, какъ таковыя, — а ихъ много, такъ какъ множественность есть одно изъ опредѣленій бытія — не обладаютъ силою одна надъ другою. Онѣ суть сущее или сущее для себя нѣчто, осуществленныя вещи съ многообразными свойствами или цѣлыя, состоящія изъ частей, самостоятельныя части, силы, требующія возбужденія одна другою и служащія одна другой условіемъ. Поскольку нѣчто такое акцидентальное, повидимому, дѣйствуетъ на другое, какъ сила, это есть сила субстанціи, захватывающая въ себя ихъ оба, полагающая въ нихъ, какъ въ отрицательностяхъ, неравное значеніе, опредѣляя одно изъ нихъ, какъ преходящее, а другое съ другимъ содержаніемъ, какъ возникающее, или первое, какъ переходящее въ его возможность, второе же засимъ въ его дѣйствительность; субстанція отъ вѣка раздваивается въ "это различеніе формы и содержанія и отъ вѣка очищаетъ себя отъ такой односторонности, но въ этомъ очищеніи сама возвращается обратно въ опредѣленіе и раздвоеніе. Поэтому одна акциденція вытѣсняетъ другую лишь потому, что ея собственное существованіе есть эта полнота формы и содержанія, въ которой равно исчезаетъ и она, и ея другое.

Это непосредственное тожество и присутствіе субстанціи въ акци


Тот же текст в современной орфографии

лишь против себя, как простого лишенного сопротивления элемента. Снятие чего-либо предположенного есть исчезнувшая видимость; лишь в снимающем непосредственное действии становится этим самым непосредственным или есть та видимость; начало себя самого есть положение того самого, от которого идет начало.

Субстанция, как это тожество видимости, есть полнота целого, обнимает собою акцидентальность, и эта акцидентальность есть вся субстанция сама. Отличение её в простом тожестве бытия и в смене её акциденций есть некоторая форма её видимости. Это бытие есть бесформенная субстанция представления, относительно которого видимость определила себя, не как видимость, но которое, удерживается, как в некотором абсолютном, в таком неопределенном тожестве, которое лишено истины и есть лишь определенность непосредственной действительности или также бытия в себе или возможности; — определения формы, присущие акцидентальности.

Другое определение — смены акциденций — есть абсолютное единство формы акцидентальности, субстанция, как абсолютная сила. Прехождение акциденции есть возврат её, как действительности, в себя, как в свое бытие в себе или в свою возможность, но это её бытие в себе есть само лишь положение; поэтому оно есть также действительность и так как эти определения формы суть также определения содержания, то это возможное есть и по содержанию некоторое иначе определенное действительное. Субстанция проявляется через действительность вместе с её содержанием, переводя в нее возможное, как творящая, а через возможность, в которую она возвращает действительное, как разрушающая сила. Но и то, и другое тожественны, творчество есть разрушающее, разрушение — творящее; ибо отрицательное и положительное, возможность и действительность, абсолютно соединены в субстанциальной необходимости.

Акциденции, как таковые, — а их много, так как множественность есть одно из определений бытия — не обладают силою одна над другою. Они суть сущее или сущее для себя нечто, осуществленные вещи с многообразными свойствами или целые, состоящие из частей, самостоятельные части, силы, требующие возбуждения одна другою и служащие одна другой условием. Поскольку нечто такое акцидентальное, по-видимому, действует на другое, как сила, это есть сила субстанции, захватывающая в себя их оба, полагающая в них, как в отрицательностях, неравное значение, определяя одно из них, как преходящее, а другое с другим содержанием, как возникающее, или первое, как переходящее в его возможность, второе же засим в его действительность; субстанция от века раздваивается в "это различение формы и содержания и от века очищает себя от такой односторонности, но в этом очищении сама возвращается обратно в определение и раздвоение. Поэтому одна акциденция вытесняет другую лишь потому, что её собственное существование есть эта полнота формы и содержания, в которой равно исчезает и она, и её другое.

Это непосредственное тожество и присутствие субстанции в акци