Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/147

Эта страница не была вычитана
— 138 —

отношеніе понимается, какъ реальное, получается отношеніе причинности. Наконецъ, поскольку послѣднее, какъ относящееся къ себѣ, переходитъ во взаимодѣйствіе, то тѣмъ самымъ абсолютное отношеніе, по содержимымъ въ немъ опредѣленіямъ, есть также положенное; это положенное единство себя въ своихъ опредѣленіяхъ, которыя положены сами, какъ цѣлое, и тѣмъ самымъ также, какъ опредѣленія, есть такимъ образомъ понятіе.

А.

Отношеніе субстанціальности.

Абсолютная необходимость есть абсолютное отношеніе, такъ какъ она есть не бытіе, какъ таковое, но бытіе, которое есть, потому что оно есть, бытіе, какъ абсолютное опосредованіе себя самимъ собою. Это бытіе есть субстанція; какъ окончательное единство сущности и бытія, оно есть бытіе во всякомъ бытіи; не нерефлектированное непосредственное, равно не отвлеченное, стоящее за осуществленіемъ и явленіемъ, но сама непосредственная дѣйствительность, и эта послѣдняя, какъ абсолютное рефлектированіе въ себя, какъ въ себѣ и для себя сущая устойчивость. Субстанція, какъ это единство бытія и рефлексіи, есть по существу ихъ видимость и положеніе. Поскольку видимость есть относящаяся къ себѣ видимость, она есть; это бытіе есть субстанція, какъ таковая. Наоборотъ, поскольку это бытіе есть лишь тожественное себѣ положеніе, оно есть видимая полнота, акцидентальность.

Эта видимость есть тожество, какъ относящееся къ формѣ, — единство возможности и дѣйствительности. Она есть во-первыхъ, становленіе, случайность, какъ сфера возникновенія и прехожденія; ибо по опредѣленію непосредственности отношеніе возможности и дѣйствительности есть взаимное непосредственное превращеніе ихъ, какъ сущихъ, каждаго изъ нихъ лишь въ его другое. Но такъ какъ бытіе есть видимость, то ихъ отношеніе есть также тожественное, взаимная видимость, рефлексія. Движеніе акциден-тальности представляетъ собою поэтому въ каждомъ изъ его моментовъ видимость категорій бытія и рефлективныхъ опредѣленій сущности одной въ другой. Непосредственное нѣчто имѣетъ нѣкоторое содержаніе; его непосредственность ееть вмѣстѣ съ тѣмъ рефлектированное безразличіе къ формѣ. Это содержаніе опредѣлено, и такъ какъ эта опредѣленность есть опредѣленность бытія, то нѣчто переходитъ за другое. Но качество есть также опредѣленность рефлексіи; оно есть, такимъ образомъ, безразличное различіе. Но послѣднее одухотворяется въ противоположеніе и возвращается въ основаніе, которое есть ничто, но также рефлексія въ себя. Послѣдняя снимаетъ себя; но она есть само рефлектированное бытіе въ себѣ> и такимъ образомъ, возможность и это бытіе въ себѣ въ своемъ переходѣ, который есть также рефлексія въ себя, есть необходимое дѣйствительное.

Это движеніе акцидентальности есть дѣятельность субстанціи, какъ спокойнаго выступленія себя самой. Она дѣятельна не противъ нѣчто, но


Тот же текст в современной орфографии

отношение понимается, как реальное, получается отношение причинности. Наконец, поскольку последнее, как относящееся к себе, переходит во взаимодействие, то тем самым абсолютное отношение, по содержимым в нём определениям, есть также положенное; это положенное единство себя в своих определениях, которые положены сами, как целое, и тем самым также, как определения, есть таким образом понятие.

А.

Отношение субстанциальности.

Абсолютная необходимость есть абсолютное отношение, так как она есть не бытие, как таковое, но бытие, которое есть, потому что оно есть, бытие, как абсолютное опосредование себя самим собою. Это бытие есть субстанция; как окончательное единство сущности и бытия, оно есть бытие во всяком бытии; не нерефлектированное непосредственное, равно не отвлеченное, стоящее за осуществлением и явлением, но сама непосредственная действительность, и эта последняя, как абсолютное рефлектирование в себя, как в себе и для себя сущая устойчивость. Субстанция, как это единство бытия и рефлексии, есть по существу их видимость и положение. Поскольку видимость есть относящаяся к себе видимость, она есть; это бытие есть субстанция, как таковая. Наоборот, поскольку это бытие есть лишь тожественное себе положение, оно есть видимая полнота, акцидентальность.

Эта видимость есть тожество, как относящееся к форме, — единство возможности и действительности. Она есть во-первых, становление, случайность, как сфера возникновения и прехождения; ибо по определению непосредственности отношение возможности и действительности есть взаимное непосредственное превращение их, как сущих, каждого из них лишь в его другое. Но так как бытие есть видимость, то их отношение есть также тожественное, взаимная видимость, рефлексия. Движение акциден-тальности представляет собою поэтому в каждом из его моментов видимость категорий бытия и рефлективных определений сущности одной в другой. Непосредственное нечто имеет некоторое содержание; его непосредственность ееть вместе с тем рефлектированное безразличие к форме. Это содержание определено, и так как эта определенность есть определенность бытия, то нечто переходит за другое. Но качество есть также определенность рефлексии; оно есть, таким образом, безразличное различие. Но последнее одухотворяется в противоположение и возвращается в основание, которое есть ничто, но также рефлексия в себя. Последняя снимает себя; но она есть само рефлектированное бытие в себе> и таким образом, возможность и это бытие в себе в своем переходе, который есть также рефлексия в себя, есть необходимое действительное.

Это движение акцидентальности есть деятельность субстанции, как спокойного выступления себя самой. Она деятельна не против нечто, но