Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/138

Эта страница не была вычитана
— 129 —

дѣйствительность есть поэтому простое бытіе или осуществленіе, но положенное въ своей истинѣ, какъ имѣющее значеніе нѣкотораго положенія или возможности. Наоборотъ, возможность есть рефлексія въ себя или бытіе въ себѣ, положенное, какъ положеніе; то, что возможно, есть нѣкоторая дѣйствительность въ этомъ сыыслѣ дѣйствительности; она имѣетъ поэтому лишь цѣнность случайной дѣйствительности; она есть сама нѣчто случайное.

Случайное представляетъ поэтому двѣ стороны; во-первыхъ, поскольку оно имѣетъ возможность непосредственно въ немъ, или, что то же самое, поскольку она въ немъ снята, оно не есть положенное или опосредованное, но непосредственная дѣйствительность; оно не имѣетъ основанія. Такъ какъ и возможному присуща эта непосредственная дѣйствительность, то оно, какъ дѣйствительное, опредѣляется также, какъ случайное и также какъ лишенное основанія.

Но случайное есть, во-вторыхъ, дѣйствительное, какъ нѣчто лишь возможное или какъ положеніе; также точно и возможное, какъ формальное бытіе въ себѣ, есть лишь положеніе. Тѣмъ самымъ то и другое не есть въ себѣ и для себя, а имѣетъ свою истинную рефлексію въ себя въ нѣкоторомъ другомъ, или, иначе, оно имѣетъ нѣкоторое основаніе.

Такимъ образомъ, случайное потому не имѣетъ основанія, что оно случайно; и равнымъ образомъ имѣетъ нѣкоторое основаніе потому, что оно случайно. Оно есть положенное, непосредственное взаимное превращеніе внутренняго во внѣшнее или рефлектированія въ себя и бытія; положенное черезъ то, что и возможность и дѣйствительность каждая имѣетъ въ ней самой это опредѣленіе, черезъ то, что онѣ суть моменты абсолютной формы. Такимъ образомъ, дѣйствительность въ ея непосредственномъ единствѣ съ возможностью есть лишь осуществленіе и опредѣлена, какъ лишенное основанія, какъ только нѣчто положенное или только возможное; или какъ рефлектированное и опредѣленное въ противоположность возможности и, такимъ образомъ, отдѣленное отъ возможности, отъ рефлектированія въ себя, и тѣмъ самымъ непосредственно также лишь возможное. Равнымъ образомъ возможность, какъ простое бытіе въ себѣ, есть непосредственное, лишь нѣкоторое сущее вообще; или въ противоположность дѣйствительности равнымъ образомъ лишенное дѣйствительности бытіе въ себѣ, лишь нѣчто возможное, но именно потому снова лишь нѣкоторое нерефлектированное въ себя осуществленіе вообще.

Это абсолютное безпокойство становленія обоихъ этихъ опредѣленій есть случайность. Но именно потому, что каждое изъ нихъ непосредственно превращается въ противоположное, оно въ послѣднемъ также совершенно совпадаетъ съ самимъ собою; и это ихъ тожество каждаго въ другомъ есть необходимость.

Необходимое есть нѣчто дѣйствительное; поэтому, какъ непосредственное, оно есть лишенное основанія; однако, оно равнымъ образомъ имѣетъ свою дѣйствительность черезъ нѣчто другое или въ своемъ основаніи, но есть вмѣстѣ съ тѣмъ положеніе этого основанія и его рефлексія въ себя; возможность необходимаго снята. Поэтому случайное необходимо потому, что дѣйствительное,


Тот же текст в современной орфографии

действительность есть поэтому простое бытие или осуществление, но положенное в своей истине, как имеющее значение некоторого положения или возможности. Наоборот, возможность есть рефлексия в себя или бытие в себе, положенное, как положение; то, что возможно, есть некоторая действительность в этом сыысле действительности; она имеет поэтому лишь ценность случайной действительности; она есть сама нечто случайное.

Случайное представляет поэтому две стороны; во-первых, поскольку оно имеет возможность непосредственно в нём, или, что то же самое, поскольку она в нём снята, оно не есть положенное или опосредованное, но непосредственная действительность; оно не имеет основания. Так как и возможному присуща эта непосредственная действительность, то оно, как действительное, определяется также, как случайное и также как лишенное основания.

Но случайное есть, во-вторых, действительное, как нечто лишь возможное или как положение; также точно и возможное, как формальное бытие в себе, есть лишь положение. Тем самым то и другое не есть в себе и для себя, а имеет свою истинную рефлексию в себя в некотором другом, или, иначе, оно имеет некоторое основание.

Таким образом, случайное потому не имеет основания, что оно случайно; и равным образом имеет некоторое основание потому, что оно случайно. Оно есть положенное, непосредственное взаимное превращение внутреннего во внешнее или рефлектирования в себя и бытия; положенное через то, что и возможность и действительность каждая имеет в ней самой это определение, через то, что они суть моменты абсолютной формы. Таким образом, действительность в её непосредственном единстве с возможностью есть лишь осуществление и определена, как лишенное основания, как только нечто положенное или только возможное; или как рефлектированное и определенное в противоположность возможности и, таким образом, отделенное от возможности, от рефлектирования в себя, и тем самым непосредственно также лишь возможное. Равным образом возможность, как простое бытие в себе, есть непосредственное, лишь некоторое сущее вообще; или в противоположность действительности равным образом лишенное действительности бытие в себе, лишь нечто возможное, но именно потому снова лишь некоторое нерефлектированное в себя осуществление вообще.

Это абсолютное беспокойство становления обоих этих определений есть случайность. Но именно потому, что каждое из них непосредственно превращается в противоположное, оно в последнем также совершенно совпадает с самим собою; и это их тожество каждого в другом есть необходимость.

Необходимое есть нечто действительное; поэтому, как непосредственное, оно есть лишенное основания; однако, оно равным образом имеет свою действительность через нечто другое или в своем основании, но есть вместе с тем положение этого основания и его рефлексия в себя; возможность необходимого снята. Поэтому случайное необходимо потому, что действительное,