Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/115

Эта страница не была вычитана
— 106 —

непосредственное отношеніе этихъ моментовъ количества выражается въ существенномъ отношеніи цѣлаго и частей, количественнаго одного, какъ части, къ его непрерывности, какъ цѣлаго, состоящаго изъ частей, то антиномія состоитъ въ противорѣчіи, проявившемся и разрѣшенномъ въ отношеніи цѣлаго и частей. А именно цѣлое и части настолько же относятся между собою существенно и образуютъ лишь одно тожество, насколько онѣ взаимно безразличны и обладаютъ самостоятельною устойчивостью. Отношеніе есть поэтому эта антиномія въ томъ смыслѣ, что одинъ моментъ тѣмъ самымъ, что онъ освобождается отъ другого, непосредственно приводитъ за собою другой.

Такимъ образомъ, если осуществленное опредѣлено, какъ цѣлое, то оно имѣетъ части, и части составляютъ его устойчивость; единство цѣлаго есть отношеніе лишь положенное, внѣшнее сопоставленіе, несоотвѣтствующее самостоятельно-осуществленному. Поскольку же послѣднее есть часть, то она не есть цѣлое, не есть сложное, а, стало быть, есть простое. Но такъ какъ отношеніе къ нѣкоторому цѣлому ей внѣшне, то это отношеніе не соотвѣтствуетъ послѣднему; поэтому самостоятельное въ себѣ не есть также часть; ибо оно есть самостоятельное лишь черезъ это отношеніе. Но такъ какъ самостоятельное не есть часть, то оно есть цѣлое, ибо дано лишь это отношеніе цѣлаго и частей, и самостоятельное есть одно изъ двухъ. А такъ какъ оно есть цѣлое, то оно опять-таки сложно; оно состоитъ изъ частей и такъ далѣе до безконечности. Эта безконечность состоитъ не въ чемъ иномъ, какъ въ постоянной смѣнѣ обоихъ опредѣленій отношенія, въ которой каждое непосредственно возникаетъ изъ другого такъ, что положеніе каждаго есть его собственное исчезаніе. Матерія, опредѣленная, какъ цѣлое, состоитъ изъ частей, и въ нихъ цѣлое становится несущественнымъ отношеніемъ и исчезаетъ. Но часть, взятая такъ для себя, также есть не часть, а цѣлое. Если ближе сопоставить антиномія) этого умозаключенія, то получается собственно слѣдующее: такъ какъ цѣлое не есть самостоятельное, то самостоятельное есть часть; но такъ какъ послѣдняя самостостоятельна лишь безъ цѣлаго, то она самостоятельна, не какъ часть, а скорѣе, какъ цѣлое. Возникающая тутъ безконечность процесса сводится къ неспособности привести къ согласію обѣ мысли, которыя содержатся въ этомъ опосредованіи, такъ что каждое изъ обоихъ опредѣленій черезъ его самостоятельность и отдѣленіе отъ другого переходитъ въ несамостоятельность и въ другое.

В.

Отношеніе силы и ея обнаруженія.

Сила есть отрицательное- единство, въ которомъ разрѣшается противорѣчіе цѣлаго и частей, истина этого перваго отношенія. Отношеніе цѣлаго и частей есть безсмыслица, въ которую ближайшимъ образомъ впадаетъ представленіе; или понимаемое объективно оно есть мертвый механическій аггрегатъ, правда, имѣющій опредѣленія формы, черезъ которыя многообразія его самостоятельныхъ матерій соотносятся между собою въ нѣкоторомъ единствѣ, но


Тот же текст в современной орфографии

непосредственное отношение этих моментов количества выражается в существенном отношении целого и частей, количественного одного, как части, к его непрерывности, как целого, состоящего из частей, то антиномия состоит в противоречии, проявившемся и разрешенном в отношении целого и частей. А именно целое и части настолько же относятся между собою существенно и образуют лишь одно тожество, насколько они взаимно безразличны и обладают самостоятельною устойчивостью. Отношение есть поэтому эта антиномия в том смысле, что один момент тем самым, что он освобождается от другого, непосредственно приводит за собою другой.

Таким образом, если осуществленное определено, как целое, то оно имеет части, и части составляют его устойчивость; единство целого есть отношение лишь положенное, внешнее сопоставление, несоответствующее самостоятельно-осуществленному. Поскольку же последнее есть часть, то она не есть целое, не есть сложное, а, стало быть, есть простое. Но так как отношение к некоторому целому ей внешне, то это отношение не соответствует последнему; поэтому самостоятельное в себе не есть также часть; ибо оно есть самостоятельное лишь через это отношение. Но так как самостоятельное не есть часть, то оно есть целое, ибо дано лишь это отношение целого и частей, и самостоятельное есть одно из двух. А так как оно есть целое, то оно опять-таки сложно; оно состоит из частей и так далее до бесконечности. Эта бесконечность состоит не в чём ином, как в постоянной смене обоих определений отношения, в которой каждое непосредственно возникает из другого так, что положение каждого есть его собственное исчезание. Материя, определенная, как целое, состоит из частей, и в них целое становится несущественным отношением и исчезает. Но часть, взятая так для себя, также есть не часть, а целое. Если ближе сопоставить антиномия) этого умозаключения, то получается собственно следующее: так как целое не есть самостоятельное, то самостоятельное есть часть; но так как последняя самостостоятельна лишь без целого, то она самостоятельна, не как часть, а скорее, как целое. Возникающая тут бесконечность процесса сводится к неспособности привести к согласию обе мысли, которые содержатся в этом опосредовании, так что каждое из обоих определений через его самостоятельность и отделение от другого переходит в несамостоятельность и в другое.

В.

Отношение силы и её обнаружения.

Сила есть отрицательное- единство, в котором разрешается противоречие целого и частей, истина этого первого отношения. Отношение целого и частей есть бессмыслица, в которую ближайшим образом впадает представление; или понимаемое объективно оно есть мертвый механический аггрегат, правда, имеющий определения формы, через которые многообразия его самостоятельных материй соотносятся между собою в некотором единстве, но