Открыть главное меню

Страница:Гегель Г.В.Ф. - Наука логики. Т. 2 - 1916.djvu/112

Эта страница не была вычитана
— 103 —

міръ; другая сторона, части, есть то непосредственное осуществленіе, которымъ оказался являющійся міръ. Въ отношеніи цѣлаго и частей обѣ стороны суть эти самостоятельности, но такъ, что каждая изъ нихъ содержитъ въ себѣ видимость другой и вмѣстѣ съ тѣмъ есть лишь это тожество обѣихъ. А такъ какъ существенное отношеніе есть прежде всего лишь первое, непосредственное, то въ немъ отрицательное единство и положительная самостоятельность соединены посредствомъ также; обѣ стороны, правда, положены, какъ моменты, но равнымъ образомъ и какъ осуществленныя самостоятельности. Что обѣ онѣ положены, какъ моменты, это распредѣляется между ними такъ, что, во-первыхъ, цѣлое, рефлектированная самостоятельность, какъ осуществленная и сама, и въ ней другая сторона, есть непосредственное, какъ моментъ; здѣсь цѣлое образуетъ единство обѣихъ сторонъ, ихъ основу, и непосредственное осуществленіе есть положеніе. Наоборотъ, съ другой стороны, именно со стороны частей, непосредственное, многообразное внутри себя осуществленіе есть самостоятельная основа; напротивъ, рефлектированное единство, цѣлое, есть лишь внѣшнее отношеніе.

Это отношеніе содержитъ въ еебѣ такимъ образомъ самостоятельность сторонъ, а равнымъ образомъ ихъ снятіе, и то и другое просто въ одномъ внѣшнемъ отношеніи (ВегіеНшіц). Цѣлое есть самостоятельное, части суть лишь моменты этого единства; но, равнымъ образомъ, онѣ суть также самостоятельныя, и ихъ рефлектированное единство есть лишь нѣкоторый моментъ; и каждая сторона есть въ своей самостоятельности просто относительное другой. Поэтому это отношеніе есть въ немъ самомъ непосредственное противорѣчіе и снимаетъ себя.

При ближайшемъ разсмотрѣніи оказывается, что цѣлое есть рефлектированное единство, имѣющее для себя самостоятельную устойчивость; но эта устойчивость равнымъ образомъ оттолкнута отъ единства; цѣлое есть отрицательное единство, отрицательное отношеніе къ еебѣ самому; такимъ образомъ оно отчуждено отъ себя; оно имѣетъ евою устойчивость въ своемъ противоположномъ, въ многообразной непосредственности частей. Поэтому цѣлое состоитъ изъ частей, такъ что оно не есть нѣчто безъ нихъ. Оно есть такимъ образомъ все отношеніе и самостоятельная полнота; но именно по этому основанію оно есть лишь отрицательное, ибо то, что дѣлаетъ его полнотою, есть собственно его другое, части; и оно имѣетъ свою устойчивость не въ себѣ самомъ, а въ своемъ другомъ.

Такъ и части суть равнымъ образомъ все отношеніе. Онѣ суть непосредственная самостоятельность въ противоположность рефлектированной и не находятся въ цѣломъ, но суть для себя. Далѣе онѣ имѣютъ въ нихъ это цѣлое, какъ свой моментъ; онъ составляетъ ихъ отношеніе; безъ цѣлаго нѣтъ частей. Но такъ какъ онѣ суть самостоятельное, то это ихъ отношеніе есть лишь нѣкоторый внѣшній моментъ, къ которому онѣ въ себѣ и для себя безразличны. Но вмѣстѣ съ тѣмъ части совпадаютъ внутри себя самихъ, какъ многообразное осуществленіе, ибо послѣднее есть чуждое рефлексіи бытіе; онѣ имѣютъ свою самостоятельность лишь въ рефлектврованномъ единствѣ, которое


Тот же текст в современной орфографии

мир; другая сторона, части, есть то непосредственное осуществление, которым оказался являющийся мир. В отношении целого и частей обе стороны суть эти самостоятельности, но так, что каждая из них содержит в себе видимость другой и вместе с тем есть лишь это тожество обеих. А так как существенное отношение есть прежде всего лишь первое, непосредственное, то в нём отрицательное единство и положительная самостоятельность соединены посредством также; обе стороны, правда, положены, как моменты, но равным образом и как осуществленные самостоятельности. Что обе они положены, как моменты, это распределяется между ними так, что, во-первых, целое, рефлектированная самостоятельность, как осуществленная и сама, и в ней другая сторона, есть непосредственное, как момент; здесь целое образует единство обеих сторон, их основу, и непосредственное осуществление есть положение. Наоборот, с другой стороны, именно со стороны частей, непосредственное, многообразное внутри себя осуществление есть самостоятельная основа; напротив, рефлектированное единство, целое, есть лишь внешнее отношение.

Это отношение содержит в еебе таким образом самостоятельность сторон, а равным образом их снятие, и то и другое просто в одном внешнем отношении (ВегиеНшиц). Целое есть самостоятельное, части суть лишь моменты этого единства; но, равным образом, они суть также самостоятельные, и их рефлектированное единство есть лишь некоторый момент; и каждая сторона есть в своей самостоятельности просто относительное другой. Поэтому это отношение есть в нём самом непосредственное противоречие и снимает себя.

При ближайшем рассмотрении оказывается, что целое есть рефлектированное единство, имеющее для себя самостоятельную устойчивость; но эта устойчивость равным образом оттолкнута от единства; целое есть отрицательное единство, отрицательное отношение к еебе самому; таким образом оно отчуждено от себя; оно имеет евою устойчивость в своем противоположном, в многообразной непосредственности частей. Поэтому целое состоит из частей, так что оно не есть нечто без них. Оно есть таким образом всё отношение и самостоятельная полнота; но именно по этому основанию оно есть лишь отрицательное, ибо то, что делает его полнотою, есть собственно его другое, части; и оно имеет свою устойчивость не в себе самом, а в своем другом.

Так и части суть равным образом всё отношение. Они суть непосредственная самостоятельность в противоположность рефлектированной и не находятся в целом, но суть для себя. Далее они имеют в них это целое, как свой момент; он составляет их отношение; без целого нет частей. Но так как они суть самостоятельное, то это их отношение есть лишь некоторый внешний момент, к которому они в себе и для себя безразличны. Но вместе с тем части совпадают внутри себя самих, как многообразное осуществление, ибо последнее есть чуждое рефлексии бытие; они имеют свою самостоятельность лишь в рефлектврованном единстве, которое