Открыть главное меню

Страница:Бальмонт. Поэзия как волшебство. 1915.pdf/28

Эта страница была вычитана

убѣганіе и возвращеніе, равномѣрное качаніе двухъ. Когда всюду былъ безсмѣнный нестерпимый свѣтъ, это онъ создалъ первую Ночь.

Безъ отдыха въ началѣ
Ликъ Солнца сѣялъ зной,
Безъ отдыха—съ Луной,
Безъ отдыха—въ опалѣ,
Въ кораллѣ, и въ кристалѣ,
Все день, все свѣтъ и зной,—
И Черные скучали
О чернотѣ ночной.
Тогда, о нихъ подумавъ,
Цѣлитель Нурали
Разжегъ огонь въ пыли,
И въ вихрѣ красныхъ шумовъ
Запѣлъ:—„О, ты, вдали,
Чьи взгляды насъ сожгли,
Духъ сушащихъ самумовъ,
Жги, жги свои дрова,
Сожги свои дрова,
Потомъ, едва-едва,
Гори, когда истлѣютъ,
Гори, пока алѣютъ,
И головней гляди,
И внизъ—и внизъ сойди”.
Съ тѣхъ поръ, черезъ оконце
Прожегши Небосводъ,
Къ чертѣ послѣдней Солнце,
И за черту, идетъ,
И медлитъ тамъ ночами,


Тот же текст в современной орфографии

убегание и возвращение, равномерное качание двух. Когда всюду был бессменный нестерпимый свет, это он создал первую Ночь.

Без отдыха в начале
Лик Солнца сеял зной,
Без отдыха — с Луной,
Без отдыха — в опале,
В коралле, и в кристале,
Всё день, всё свет и зной, —
И Черные скучали
О черноте ночной.
Тогда, о них подумав,
Целитель Нурали
Разжег огонь в пыли,
И в вихре красных шумов
Запел: — «О, ты, вдали,
Чьи взгляды нас сожгли,
Дух сушащих самумов,
Жги, жги свои дрова,
Сожги свои дрова,
Потом, едва-едва,
Гори, когда истлеют,
Гори, пока алеют,
И головней гляди,
И вниз — и вниз сойди».
С тех пор, через оконце
Прожегши Небосвод,
К черте последней Солнце,
И за черту, идет,
И медлит там ночами,