Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/9

Эта страница не была вычитана

ПОНЯТІИ ПРАВА НАСЛѢД., ЕГО ПРЕДМЕТЪ И ОСНОВАНІЯ ЕГО ВОЗНИКНОВЕНІЯ. 3 наслѣдства, какъ имущества, оставшагося послѣ умершаго, или, какъ говоритъ Мейеръ, „право вступить въ юридическія отношенія лида, переживающія прекращеніе его гражданской дѣятельности* (Рус. гр. пр., изд. 2, т. И, стр. 472). 'Гакъ же опредѣляетъ это право и Шершеневичъ, какъ право извѣстнаго лица на пріобрѣтеніе наслѣдства, или на вступленіе въ совокупность юридическихъ отношеній умершаго (Учеб. руе. гр. пр., изд. 3, стр. 650). Кратче и менѣе опредѣлительно опредѣляетъ это право Демченко, какъ право на преемство послѣ наслѣдодателя (Существо наслѣдованія, стр. 4). Побѣдоносцевъ (Курсъ гр. пр., т. II, стр. 244—247) и Кавелинъ (Права • и обязан., стр. МОУ), напротивъ, вовсе не даютъ опредѣленія права наслѣдованія, а говорятъ только о его предметѣ, да и то далеко невполнѣ опредѣлительно, и именно—первый, какъ о его предметѣ, говоритъ объ имуществѣ наслѣдодателя, а второй—о еію правахъ и обязанностяхъ, за исключеніемъ такихъ его чисто личныхъ правъ, которыя подлежатъ прекращенію за его смертью. Невполнѣ точно опредѣляетъ предметъ права наслѣдованія, впрочемъ, также и Мейеръ, какъ совокупность юридическихъ отношеній лида, переживающихъ его гражданскую дѣятельность, т.-е. за исключеніемъ такихъ, которыя по необходимости прекращаются смертью лица, какъ, напр., личный наемъ и довѣренность (Рус. гр. пр., изд. 2, т. II, стр. 472). Нельзя, разумѣется, не признать, что причиной такой неопредѣлителыюсти въ опредѣленіяхъ нашихъ цивилистовъ предмета права наслѣдованія является отчасти самъ законъ, выраженный въ правилѣ 1104 ст. X т., который даетъ слишкомъ общее и недостаточное опредѣленіе его, какъ совокупности имуществъ, правъ и обязательствъ, оставшихся послѣ умершаго, и, разбирая который, Змирловъ въ его статьѣ „О недостаткахъ нашихъ гражданскихъ законовъ* (Жур. гр. и уг. пр. 1884 г., кн. 6, стр. 102) совершенно справедливо утверждаетъ, во-1-хъ, что противополагать имущество умершаго его правамъ и обязательствамъ совершенно невозможно и, во-2-хъ, что также совершенно невозможно относить къ предмету права наслѣдованія всѣ права и обязательства умершаго, вслѣдствіе того, что многія изъ нихъ настолько тѣсно связаны съ данной личностью, что никакъ не могутъ быть отдѣлены отъ нея, почему и со смертью ея должны прекращаться, какъ, напр., право ея на личные сервитуты, право родителей на алименты, право матери незаконнорожденнаго ребенка на содержаніе и другія подобныя. Шершеневичъ также утверждаетъ, что тѣ отношенія, которыя обусловливаются личиыми качествами, съ исчезновеніемъ личности должны прекращаться, почему и не могутъ быть предметомъ права наслѣдованія, какъ отношенія семейныя, личныя, а также и тѣ изъ имущественныхъ, права и обязанности изъ которыхъ вытекающія, неразрывно связаны съ извѣстнымъ лицомъ, какъ, напр., личные сервитуты, личные договоры и права и обязанности содержанія (Учеб. рус. уг. пр., изд. 2, стр. 627). Нѣкоторые другіе наши цивилисты, какъ Фридіитейнъ (Наслѣдство по 1-й ч. X т., стр. 4) и Башмаковъ въ его статьѣ „Что такое наслѣдство?* (Юрид. Газ. 1903 г., № 1), хотя прямо и не опредѣляютъ понятія собственно нрава наслѣдованія по нашему закону, а опредѣляютъ только предметъ наслѣдованія, но изъ этого ихъ опредѣленія видно, что они собственно и относительно опредѣленія понятія права наслѣдованія вполнѣ склоняются къ опредѣленію его, данному другими нашими цивилистами, при чемъ указываютъ и на тѣ же собственно права, которыя по нашему закону могутъ составлять предметъ права наслѣдованія или могутъ переходить къ наслѣдникамъ и какія, напротивъ, не могутъ, какъ и другіе цивилисты, и только Башмаковъ перечисляетъ нѣсколько болѣе подробно послѣднія права, относя къ нимъ, кромѣ правъ, только что перечисленныхъ другими цивилистами, еще установленные закономъ платежи за безчестіе, обазанность платежа которыхъ основана на чисто личной обязанности лица, виновнаго въ его причиненіи, а также и владѣніе имуществомъ, какъ тѣсно

і*