Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/517

Эта страница не была вычитана

РАЗДѢЛЪ НАСЛѢДСТВА. 511 нихъ и полюбовный долженъ считаться возможнымъ, какъ это указано и въ^ отношеніи ихъ раздѣла судебнаго, посредствомъ или оставленія ихъ въ сооственности одного изъ наслѣдниковъ и удовлетворенія имъ другихъ наслѣдниковъ деньгами ііо соображеніи стоимости ихъ, соразмѣрно ихъ наслѣдственнымъ долямъ въ нихъ, или же посредствомъ отчужденія тѣхъ изъ нихъ, отчужденіе которыхъ по закону можетъ считаться допустимымъ, и раздѣла, затѣмъ, между ними вырученной за нихъ суммы. Такимъ же образомъ, по взаимному согласію наслѣдниковъ долженъ, впрочемъ, считаться допустимымъ и раздѣлъ имуществъ дѣлимыхъ, какъ это указано въ показанномъ въ числѣ источниковъ правила 1328 ст. Именномъ Указѣ Сенату 21 августа 1818 г.— „Объ утвержденіи сдѣлки между наслѣдниками графа Соллогуба44, которымъ была утверждена такая добровольная сдѣлка наслѣдниковъ о раздѣлѣ имѣнія графа Соллогуба44, которой его недвижимое земельное имѣніе было предоставлено одному старшему его сыну, который принялъ на себя обязанность уплатить всѣ долги наслѣдодателя, а, затѣмъ, остальную сумму по стоимости имѣнія уплатить другимъ наслѣдникамъ деньгами соразмѣрно ихъ наслѣдственнымъ долямъ въ немъ, и почему представляется совершенно правильнымъ утвержденіе Шершеневича о допустимости вообще раздѣла всякаго наслѣдственнаго имущества такимъ образомъ. Въ отдѣлѣ настоящаго труда о правахъ обязательственныхъ мы видѣли, что у насъ создается какъ бы нераздробляемость всякихъ имуществъ, посредствомъ ихъ залога или заклада, какъ актовъ, устанавливающихъ цѣлое и недѣлимое обезпеченіе исполненія обязательствъ, равносильнымъ каковымъ актамъ должно считаться также и запрещеніе отчужденія имущества, вслѣдствіе чего и раздѣлъ ихъ, или раздробленіе, не долженъ считаться допустимымъ безъ согласія ихъ залогопринимателей вообще не только кредитныхъ учрежденій, въ уставахъ которыхъ имѣются постановленія о недопустимости ихъ раздѣла безъ согласія кредитнаго учрежденія, какъ указано въ 1329 ст., но и вообще всѣхъ кредитныхъ учрежденій, а также и залогопринимателей и другихъ лицъ какъ юридическихъ, такъ и частныхъ и, притомъ, какъ имущества недвижимаго, такъ и движимаго (т. III, изд. 2, стр. 335, 398 и 414—416), и почему никакъ нельзя считать правильнымъ утвержденіе сената, что запрещенія, лежащія на наслѣдствѣ, вообще не должны быть принимаемы за препятствіе къ раздѣлу наслѣдства, такъ какъ на самомъ дѣлѣ, если и можно не считать какія-либо запрещенія, лежащія на какихъ-либо изъ наслѣдственныхъ имуществъ за препятствіе къ допустимости ихъ раздѣла, то развѣ только запрещенія, наложенныя на нихъ не съ цѣлью препятствовать ихъ отчужденію, но только съ цѣлью обезпеченія лежащихъ на нихъ какихъ-либо нравъ или повинностей въ пользу другихъ лицъ, въ родѣ права пожизненнаго или временнаго владѣнія и пользованія ими полнаго, или же какого-либо права пользованія ими неполнаго, или правъ участія въ нихъ въ значеніи правъ вещныхъ, да и то безъ нарушенія раздѣломъ правъ тѣхъ лицъ, которымъ такія права принадлежатъ, на томъ основаніи, что такія запрещенія по нашему закону, какъ мы видѣли въ отдѣлѣ о правахъ обязательственныхъ, не должны служить препятствіемъ вообще распоряжаться тѣми имуществами, на которыхъ они лежатъ.

По замѣчанію Шершеневича за объектъ раздѣла должна быть признаваема собственно цѣнность наслѣдства за выключеніемъ изъ нея наесива, т.-е. долговъ и обязательствъ наслѣдодателя. Въ уложеніи германскомъ положеніе это дѣйствительно прямо и выражено, такъ какъ оно указываётъ, что изъ наслѣдственнаго имущества должны быть покрыты прежде всего долги и что, затѣмъ, только излишекъ, остающійся за ихъ покрытіемъ, распредѣляется между наслѣдниками соразмѣрно ихъ долямъ. Хотя такой