Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/483

Эта страница не была вычитана

ОТРЕЧЕНІИ ОТЪ НАСЛѢДСТВА И ПОСЛѢДСТВІЯ ОТРЕЧЕНІЯ. 477 наслѣдника, при разсмотрѣніи ямъ его въ порядкѣ судопроизводства безспорнаго, врядъ ли возможно, и почему слѣдуетъ далѣе признать, что судъ не долженъ оставлять безъ послѣдствій и такое заявленіе наслѣдника объ отреченіи отъ части наслѣдства, а долженъ входить въ разсмотрѣніе по его существу и постановлять по немъ опредѣленіе, какъ по всякому другому заявленію объ этомъ.

Едва ли, затѣмъ, не всѣ наши цивилисты, а также и сенатъ, признаютъ разъ сдѣланное отреченіе отъ права наслѣдованія безповоротнымъ, т.-е. такимъ, которое лицомъ, его сдѣлавшимъ, не можетъ быть взято назадъ, а также должно лишать его безповоротно его права наслѣдованія такъ, что за ними не можетъ уже сохраняться послѣ его подачи и право на принятіе наслѣдства. Большинство изъ нихъ также опредѣляютъ одинаково и тотъ моментъ, съ наступленія котораго отреченіе отъ наслѣдства должно становиться безповоротнымъ—временемъ постановленія судомъ опредѣленія объ утвержденіи заявленія наслѣдника объ отреченіи отъ наслѣдства. Хотя въ законѣ тотъ^ моментъ, съ наступленія котораго отреченіе отъ права наслѣдованія должно воспринимать окончательную его силу и должно влечь за собой указанныя въ законѣ послѣдствія его, и не указанъ, но, несмотря на это, нельзя, кажется не считать правильнымъ даваемое ими опредѣленіе этого момента, на томъ основаніи, что одна только подача этого заявленія въ судъ, безъ провѣрки правильности его судомъ и безъ утвержденія его, затѣмъ, его опредѣленіемъ, врядъ ли можетъ быть принимаема въ значеніи такого окончательнаго акта, который могъ бы быть принимаемъ за окончательный и безповоротный актъ отреченія. Опредѣлять этотъ моментъ наступленіемъ впослѣдствіи какихъ-либо еще другихъ обстоятельствъ, какъ напр., обстоятельства укрѣпленія за другимъ наслѣдникомъ части наслѣдника, отрекшагоея отъ наслѣдства, или заявленія имъ еще отказа отъ платежа долговъ наслѣдодателя послѣ постановленія судомъ опредѣленія по заявленію его объ отреченіи отъ наслѣдства, какъ указываетъ Гордонъ, напротивъ врядъ ли возможно потому, что по постановленіи судомъ опредѣленія объ утвержденіи его отреченія отъ наслѣдства, всѣ эти дѣйствія представляются такими послѣдующими дѣйствіями, которыя являются только или послѣдствіемъ его отреченія, какъ первое изъ нихъ, или же дѣйствіемъ къ нему дополнительнымъ и, притомъ вовсе не необходимымъ какъ второе изъ нихъ. Многіе изъ тѣхъ цивилистовъ, которые опредѣляютъ тотъ моментъ, съ наступленія котораго отреченіе отъ наслѣдства должно считаться безповоротнымъ, временемъ постановленія судомъ опредѣленія, совершенно правильно придаютъ этому отреченію обратное дѣйствіе, возводя дѣйствіе его къ моменту открытія наслѣдства, на томъ основаніи, что къ этому же моменту должно быть возводимо, какъ мы видѣли выше, и дѣйствіе ему противоположное, или принятіе наслѣдства. Если, однакоже, считать, что отреченіе отъ права наслѣдованія должно становиться окончательнымъ и безповоротнымъ только съ момента постановленія судомъ опредѣленія по немъ, то невозможно также не признавать, что до наступленія этого момента должно считаться допустимымъ и взятіе изъ суда обратно наслѣдникомъ его заявленія объ отреченіи этого права и, затѣмъ, и принятіе имъ наслѣдства по его желанію. никакъ не всегда, т.-е. никакъ не послѣ постановленія судомъ этого опредѣленія по немъ, а также и не по вступленіи его во владѣніе наслѣдствомъ послѣ постановленія судомъ этого опредѣленія его, противоположное каковому положенію заключеніе высказалъ сенатъ въ одномъ изъ позднѣйшихъ его рѣшеній, въ виду базповоротности, какъ мы только что видѣли, разъ сдѣланнаго отреченія наслѣдникомъ отъ слѣдуемаго ему наслѣдства. Хотя законъ и не опредѣляетъ, какъ замѣтилъ Гордонъ, взаимнаго соотношенія актовъ принятія наслѣдства и отреченія отъ него, но, несмотря на это, по сравненіи постановленій нашего закона о томъ и другомъ изъ нихъ, указан-