Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/461

Эта страница не была вычитана

УТВЕРЖД. ВЪ ПРАВѢ НАСЛѢД., ПРИН. НАСЛѢД. И ПОСЛѢД. ЕГО ПРИЕІЯТГЯ. 455 наслѣдодателя и ихъ собственнымъ имуществомъ въ видѣ правила общаго, о томъ, что нашимъ закономъ въ 1543 и 1553 ст. установлена ихъ отвѣтственность за его долги, ограниченная только полученнымъ ими наслѣдствомъ, никакъ не можетъ считаться правильнымъ, на томъ основаніи, что въ правилахъ этихъ статей выражено вовсе не опредѣленіе ихъ отвѣтственности за долги наслѣдодателя, а только опредѣленіе о соразмѣрности отвѣтственности каждаго изъ наслѣдниковъ за долги наслѣдодателя ихъ долямъ въ полученномъ ими наслѣдствѣ, когда ихъ нѣсколько, какъ это видно изъ нѣкоторыхъ изъ тѣхъ узаконеній, которыя показаны въ числѣ ихъ источниковъ, какъ, напр., изъ 245 ст. главы Х-й Уложенія Алексѣя Михайловича о Судѣ, которой предписывается взыскивать долги наслѣдодателя вообще со всѣхъ его наслѣдниковъ, все равно его дѣтей, или другихъ родственниковъ, но вовсе не говорится о взысканіи ихъ только съ имущества, полученнаго ими какъ наслѣдство, а затѣмъ изъ Указа Сената 9 августа 1809 г. по дѣлу Алексѣевыхъ, въ которомъ говорится только о свободности наслѣдниковъ отъ платежа долговъ наслѣдодателя, когда они никакого имущества отъ него не получили, а также Высочайше утвержденнаго 18 іюня 1827 г. Мнѣнія Государственнаго Совѣта— „О наслѣдствѣ родителей послѣ умершихъ безъ потомства дѣтей въ капиталахъ, въ разныя кредитныя установленія внесенныхъ", въ которомъ указано только, что родителямъ должны быть передаваемы только тѣ ихъ капиталы, которые остались за уплатой долговъ. Не могутъ служить также доказательствомъ высказанному Кудриновскимъ утвержденію и указанныя имъ наши прежнія узаконенія, какъ, напр., 132 ст. Х-й главы Уложенія Алексѣя Михайловича, въ которой указано только, что долги умершаго слѣдуетъ взыскивать съ его дѣтей и съ другихъ его наслѣдниковъ, воспользовавшихся его имуществомъ, а также 110 ст. Устава о банкротахъ 1800 г., въ которой указано, что наслѣдники, принявшіе въ ихъ владѣніе имѣніе наслѣдодателя, обязаны представить его на уплату его долговъ, а когда ими отзыва о ихъ неплатежѣ не учинено и они воспользовались доходами отъ него, то обязаны отвѣчать за его долги и ихъ собственнымъ имуществомъ, каковое указаніе можетъ быть понимаемо въ томъ смыслѣ, что они не обязаны отвѣчать за долги наслѣдодателя только въ случаѣ непользованія съ ихъ стороны доходами съ имѣнія наслѣдодателя, т.-е. въ случаѣ какъ бы непринятія ими наслѣдства послѣ него. Только, затѣмъ, въ Высочайше утвержденномъ 5 декабря 1862 г. Мнѣніи Государственнаго Совѣта „О земской давности по долговымъ обязательствамъ безсрочнымъ и выданнымъ срокомъ до востребованія" постановлено, что въ случаѣ предъявленія ихъ ко взысканію послѣ смерти заемщика, наслѣдники его отвѣтствуютъ только всѣмъ принятымъ ими отъ должника по наслѣдству имѣніемъ, каковое постановленіе можно принимать только въ значеніи какъ бы исключенія изъ общаго правила нашего закона о неограниченной отвѣтственности наслѣдниковъ за долги, наслѣдодателя и ихъ собственнымъ имуществомъ, а никакъ не за общее правило, ему противоположное, на томъ основаніи, что при существованіи въ нашемъ законѣ такого правила, какъ правила общаго, въ постановленіи этомъ не было бы никакой надобности, а также не было бы никакой надобности вносить въ законъ и другія постановленія, въ которыхъ указаны еще и нѣкоторые другіе случаи исключенія изъ правила общаго, когда наслѣдники должны отвѣчать за долги наслѣдодателя только полученнымъ ими въ наслѣдство имуществомъ. Хотя, затѣмъ, случаи ограниченной отвѣтственности наслѣдниковъ наслѣдодателя за его обязательства только его имуществомъ и указаны въ законѣ прямо, но, несмотря на это, къ категоріи ихъ нельзя не отнести еще случая, указаннаго Змирло-вымъ и именно случая удовлетворенія обязательства наслѣдодателя, обезпеченнаго залогомъ или закладомъ какого-либо его имущества, удовлетвореніе по которому должно имѣть мѣсто также только изъ этого имущества, а не