Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/441

Эта страница не была вычитана

УТВЕРЖД. ВЪ ПРАВѢ НАСІѢД., ПРИН. ЯАСЛѢД. И ПОСЛѢД. ЕГО ПРИНЯТІЯ- 435 По объясненію сената, какъ мы видѣли выше, давностный срокъ на принятіе наслѣдства въ тѣхъ случаяхъ, когда публикаціи о вызовѣ наслѣдниковъ произведено не было, долженъ быть опредѣляемъ со дня смерти наслѣдодателя даже и тогда, когда имущество его должно переходить сперва къ кому-либо въ пожизненное владѣніе, на томъ основаніи, что въ законѣ относительно исчисленія давности въ этихъ случаяхъ не сдѣлано никакого исключенія и на обстоятельство это не указано, какъ на одно изъ обстоятельствъ, могущихъ влечь за собой пріостановленіе его теченія, а также потому, что наслѣдникъ, какъ собственникъ этого имущества, помимо вступленія во владѣніе имъ, не лишенъ возможности осуществлять его право собственности на него другими способами, напр., посредствомъ его отчужденія. Хотя, какъ мы видѣли выше, наслѣдникъ въ нѣкоторыхъ случаяхъ дѣйствительно не лишенъ возможности выразить нѣкоторыми дѣйствіями его по отношенію этого имущества принятіе имъ его въ собственность, какъ наслѣдникъ, но, несмотря на это въ виду какъ того обстоятельства, что совершить главное дѣйствіе, указываемое закономъ, какъ признакъ принятія наслѣдства, или вступить во владѣніе и пользованія имуществомъ, находящимся въ пожизненномъ владѣніи, онъ не можетъ, такъ и того, что могутъ быть и такіе случаи, когда онъ выразить какими-либо другими дѣйствіями принятіе наслѣдства можетъ и не имѣть никакой возможности, это объясненіе сената врядъ ли можетъ быть почитаемо правильнымъ, тѣмъ болѣе, что опредѣленіе имъ начальнаго момента исчисленія этого срока, какъ мы только что видѣли, не можетъ быть признаваемо правильнымъ, какъ противорѣчащее самому значенію этого срока, какъ срока давностнаго, и вслѣдствіе чего слѣдуетъ скорѣе признать, что въ этихъ случаяхъ начальный моментъ теченія срока на принятіе наслѣдства долженъ подлежать опредѣленію никакъ не по какому-либо болѣе раннему моменту, какъ только по моменту прекращенія пожизненнаго владѣнія, на томъ основаніи, что обстоятельство это представляется такимъ фактическимъ, чисто внѣшнимъ для наслѣдника обстоятельствомъ, препятствующимъ осуществленію ого права, которое по нашему закону, какъ мы видѣли въ Общей части настоящаго труда (изд. 2, т. I, стр. 648), можетъ быть принимаемо за основаніе отсрочки въ теченіе давности, да и то только въ тѣхъ случаяхъ, когда онъ не долженъ подлежать опредѣленію по наступленіи позднѣе этого момента какого-либо другого такого обстоятельства, по которому онъ долженъ подлежать опредѣленію вообще въ только что разсмотрѣнныхъ случаяхъ. Хорошее подтвержденіе правильности этого послѣдняго заключенія даетъ, впрочемъ, и самъ законъ, хотя и не гражданскій, а финансовый, такъ какъ онъ въ правилѣ 164 ст. V т. уст. о пошл. уплату наслѣдственныхъ пошлинъ, слѣдуемыхъ съ наслѣдника такого имущества, которое должно поступить сперва въ пожизненное владѣніе другого лица, отсрочиваетъ до момента или прекращенія пожизненнаго владѣнія, или же въ случаѣ его отчужденія имъ до наступленія этого момента, до времени утвержденія акта о его отчужденіи имъ, между тѣмъ, какъ въ другихъ случаяхъ требуетъ немедленной ея уплаты, почему и въ дачѣ отсрочки для ея уплаты въ этихъ случаяхъ нельзя не видѣть указанія на то, что до наступленія этихъ послѣднихъ моментовъ самъ законъ считаетъ невозможнымъ взыскивать наслѣдственныя пошлины потому, что ранѣе ихъ наступленія не только нѣтъ со стороны наслѣдника и принятія наслѣдства, но оно представляется для него даже и невозможнымъ.

Все сказанное по поводу разрѣшенія занимающаго насъ вопроса приводитъ такимъ образомъ къ тому заключенію, что онъ никакъ не можетъ быть разрѣшаемъ одинаково по отношенію всѣхъ случаевъ принятія наслѣдства, и что по соображеніи какъ нѣкоторыхъ прямыхъ указаній нашего закона, такъ и самаго значенія установленнаго имъ срока на принятіе наслѣдства, какъ срока давностнаго, начальный моментъ его теченія, напротивъ, долженъ быть 28*