Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/232

Эта страница не была вычитана

226 НАСЛѢДОВАНІЕ НО ЗАВѢЩАНІЮ. что законъ предоставляетъ назначеніе душеприказчика только самому завѣщателю и никому другому, каковое положеніе представляется также вполнѣ правильнымъ, какъ основанное на точномъ смыслѣ правила 1084 ст. Въ виду, затѣмъ, того обстоятельства, что обязанности душеприказчика, подобно тому, какъ и обязанности повѣреннаго, представляются такими чисто личными обязанностями, которыя не могутъ переходить къ другому лицу, не можетъ считаться, по совершенно справедливому замѣчанію Побѣдоносцева и Змирлова, возможнымъ и переходъ ихъ къ наслѣдникамъ душеприказчика по смерти его, а также допустимой и передача ихъ душеприказчикомъ другому лицу. О допустимости, затѣмъ, назначенія въ завѣщаніи, кромѣ душеприказчиковъ, еще помощниковъ имъ нашъ законъ ничего не говоритъ, изъ чего возможно, кажется, выведеніе скорѣе того заключенія, что у насъ, какъ объяснили общее собраніе московскихъ департаментовъ прежняго сената по дѣлу Шуринова (Журн. Мин. Юст. 1866 г., кн. 7, стр. 76) и Гольмстенъ-(0 душеприк., стр. 75), даже и въ тѣхъ случаяхъ, когда бы обязанности кого-либо изъ лицъ, назначенныхъ для исполненія завѣщанія, были опредѣлены въ немъ такъ, что они фактически являлись бы дѣйствительно какъ бы въ роли только пособниковъ въ исполненіи завѣщанія другихъ, они все же должны считаться за душеприказчиковъ завѣщателя, а не за помощниковъ первыхъ, на томъ основаніи, что назначеніе послѣднихъ слѣдуетъ скорѣе считать допустимымъ только въ томъ случаѣ, когда бы дозволеніе о ихъ назначеніи было выражено въ самомъ законѣ, какъ это и сдѣлано прамо въ уложеніи германскомъ.

Что касается, далѣе, опредѣленія правъ и обязанностей душеприказчика по исполненію завѣщанія, то по отношенію сперва собственно правъ его Побѣдоносцевъ, основываясь на томъ соображеніи, что душеприказчикъ можетъ быть уполномочиваемъ завѣщателемъ на совершеніе такихъ дѣйствій, которыя могутъ быть совершаемы черезъ повѣреннаго, утверждаетъ, что не можетъ считаться допустимымъ предоставленіе завѣщателемъ душеприказчику права избранія но его усмотрѣнію наслѣдника къ тому или другому имѣнію его, за исключеніемъ развѣ только права распоряженія по его усмотрѣнію его имуществомъ на благотворительныя цѣли и въ пользу благотворительныхъ учрежденій и церквей, какъ распоряженія, не представляющагося противнымъ закону (Курсъ гр. пр., т. II, стр. 518). Также и по мнѣнію Гольмстена(0 душеприк., стр. 51—53), Шершеневича (Учеб. руе. гр. пр., изд. 3, стр. 743) и Любимова, выраженному имъ въ его статьѣ—„О душеприказчикахъ по русскому праву" (Юрид. Газ. 1900 г., № 28), не можетъ считаться допустимымъ у насъ предоставленіе завѣщателемъ душеприказчику права назначенія наслѣдника по завѣщанію по его усмотрѣнію и, притомъ, по мнѣнію послѣдняго, одинаково, какъ лицъ физическихъ, такъ и юридическихъ, а равно и опредѣленіе по его усмотрѣнію размѣра имущества, долженствующаго поступать тому, или другому наслѣднику, а можетъ считаться допустимымъ, по мнѣнію изъ нихъ Гольмстена и Шершеневича, предоставленіе ему завѣщателемъ права выбора по его усмотрѣнію лицъ, долженствующихъ получить какой-либо частный ^отдѣльный отказъ изъ его имущества, но все равно, какъ отказополучателей, какъ лицъ юридическихъ, такъ и физическихъ, причемъ должно считаться допустимымъ предоставленіе ему права по его усмотрѣнію опредѣлять и самый размѣръ отказа, назначаемаго имъ къ выдачѣ тому, или другому лицу. По поводу послѣдняго положенія нельзя не замѣтить, что оно, будучи основано на несогласной съ нашимъ закономъ квалификаціи назначенія завѣщаніемъ въ чью-либо пользу отдѣльныхъ Предметовъ изъ имущества завѣщателя отказомъ, заключаетъ въ себѣ такое внутреннее противорѣчіе, которое неминуемо влечетъ за собой его упраздненіе, такъ какъ необходимымъ послѣдствіемъ невозможности считать эти назначенія по нашему закону за отказы и необходимости квалифицировать также наслѣдствомъ должно быть