Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/224

Эта страница не была вычитана

218 НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. завѣщателя, на томъ основаніи, что въ правилахъ приведенныхъ статей закона о повѣренныхъ указано, что повѣренными могутъ быть только тѣ, которымъ законъ не воспрещаетъ вступать въ договоры, т.-е. лица дѣеспособныя въ моментъ вступленія въ договоръ, а затѣмъ, что довѣренность, напротивъ, прекращается по лишеніи повѣреннаго всѣхъ правъ состоянія или всѣхъ особенныхъ правъ, лично и по состоянію присвоенныхъ, по признаніи его безумнымъ, сумасшедшимъ, несостоятельнымъ или пропавшимъ безъ вѣсти, изъ какового указанія не можетъ быть не выводимо то заключеніе, что если по наступленіи этихъ обстоятельствъ Довѣренность подлежитъ прекращенію, то тѣмъ болѣе она и выдаваема быть не можетъ лицамъ, не обладающимъ право-и дѣеспособностью, какъ лишеннымъ всѣхъ правъ состоянія, безумнымъ и проч. Также и по мнѣнію изъ нашихъ цивилистовъ Побѣдоносцева (Курсъ гр. пр., т. II, стр. 517), выраженному имъ, впрочемъ, не вполнѣ утвердительно, а въ видѣ такого положенія—„едва ли было бы дѣйствительно назначеніе душеприказчика изъ такихъ лицъ, какія не имѣютъ права обязываться договорами а также Гольмстена (О душеприказчикахъ, стр. 32), Змирлова, выраженному имъ въ его статьѣ—„О недостаткахъ нашихъ гражданскихъ законовъ* (Жур. гр. и уг. пр. 1883 г., кн. 10, стр. 76) и Шершеневича (Учеб. рус. гр. пр.. изд. 3, стр. 741), назначеніе душеприказчика можетъ считаться допустимымъ изъ тѣхъ лицъ, которыя способны ко вступленію въ договоры, или въ юридическія сдѣлки, какъ высказалъ Змирловъ, по мнѣнію же Мордухай-Болтовскаго, выраженному имъ въ его статьѣ—„Мысли по поводу двухъ вопросовъ*, даже только изъ лицъ совершеннолѣтнихъ и обладающихъ полной право- и дѣеспособностью въ моментъ открытія наслѣдства послѣ завѣщателя (Вѣст. Права 1902 г. кн. 6, стр. 101). Гольмстенъ не ограничивается, впрочемъ, разрѣшеніемъ этого вопроса только такимъ общимъ положеніемъ, а въ развитіе его утверждаетъ, что, въ виду сходства обязанностей душеприказчика и повѣреннаго, слѣдуетъ полагать, что не должно считаться допустимымъ назначеніе и душеприказчиками всѣхъ тѣхъ лицъ, которыя перечислены въ 246 ст. уст. гр. суд., какъ лица, не могущія быть повѣренными по чужимъ дѣламъ, за исключеніемъ только лицъ неграмотныхъ, указанныхъ въ 1-мъ пунктѣ этой статьи. Высказавъ это положеніе, онъ, далѣе, указываетъ, что въ практикѣ допускается назначеніе душеприказчиками и лицъ духовныхъ, какъ бѣлаго, такъ и чернаго духовенства и, притомъ, не только въ завѣщаніяхъ въ пользу церквей и монастырей, но и другихъ, противъ правильности каковой практики онъ не возражаетъ, а затѣмъ указываетъ еще на допустимость назначенія душеприказчиками и женщинъ, въ виду отсутствія въ нашемъ законѣ воспрещенія женщинамъ, какъ быть повѣренными, такъ и опекунами. Указаніемъ на недопустимость назначенія душеприказчиками почти всѣхъ тѣхъ лицъ, которымъ законъ воспрещаетъ быть повѣренными по чужимъ дѣламъ, Гольмстенъ, очевидно, значительно съуживаетъ кругъ тѣхъ лицъ, назначеніе которыхъ душеприказчиками должно считаться допустимымъ, и, притомъ, врядъ ли основательно, руководствуясь не общцмъ закономъ о лйцахъ, могущихъ быть повѣренными, а спеціально указывающимъ лицъ, не могущихъ быть повѣренными по судебнымъ дѣламъ. Доказательствомъ тому, что и самъ Гольмстенъ не считалъ возможнымъ исключать изъ категоріи лицъ, могущихъ быть назначаемыми душеприказчиками, всѣхъ лицъ, указанныхъ въ этомъ послѣднемъ законѣ, какъ лицъ, не могущихъ быть повѣренными по судебнымъ дѣламъ, служитъ то, что онъ не исключаетъ изъ ихъ категоріи неграмотныхъ прямо, а противъ неисключенія изъ нихъ Аидъ духовныхъ судебной практикой ничего не возражаетъ. На самомъ дѣлѣ не слѣдуетъ исключать изъ категоріи лицъ, могущихъ быть назначаемыми душеприказчиками, не только этихъ лицъ, но и многихъ другихъ изъ указанныхъ въ' 246 ст. ует. гр. суд., какъ лицъ, не лишенныхъ закономъ права вступать въ договоры, какъ, напр., уче-