Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/159

Эта страница не была вычитана

НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. 153 мѣрѣ, за волостнымъ правленіемъ не признавать права, въ видахъ соблюденія самаго этого закона, отказывать въ принятіи къ совершенію такого завѣщанія, несмотря на то, что законъ этотъ дѣйствительно ничего не говоритъ о повѣркѣ заявленія завѣщателя о стоимости завѣщаемаго имъ имущества, но потому, что принятіемъ къ совершенію завѣщанія объ имуществѣ на высшую сумму, когда это для волостного правленія очевидно, имъ бы непремѣнно нарушались предѣлы его компетенціи, по отношенію совершенія завѣщаній вообще ему закономъ предоставленной, подобно тому, какъ нарушались бы имъ предѣлы его компетенціи и принятіемъ имъ къ совершенію завѣщанія отъ лица, ему неподвѣдомственнаго. Мѣстонахожденіе имущества завѣщаемаго за предѣлами той волости, въ вѣдомствѣ которой состоитъ завѣщатель, напротивъ, по отношенію принятія къ совершенію его завѣщанія въ волостномъ правленіи этой волости, не должно служить препятствіемъ къ его принятію имъ къ совершенію, на томъ основаніи, что законъ этотъ говоритъ о допустимости совершенія его ‘въ немъ вообще объ имуществѣ завѣщателя, безъ всякаго отношенія къ мѣсту его нахожденія. Далѣе, изъ опредѣленія этого закона самаго порядка совершенія завѣщанія въ волостномъ правленіи, или, лучше сказать, изъ требованія его о непремѣнномъ словесномъ объявленіи завѣщателемъ содержанія его завѣщанія, нельзя, кажется, не выводить то заключеніе, что совершеніе завѣщанія въ волостномъ правленіи должно считаться недопустимымъ отъ нѣмыхъ и глухонѣмыхъ, хотя бы и грамотныхъ, не могущихъ выразить ихъ волю на словахъ. Что касается, затѣмъ, еще допустимости совершенія въ волостномъ правленіи завѣщанія кѣмъ-либо, не знающимъ русскаго языка, на какомъ-либо другомъ языкѣ, то въ виду отсутствія предписанія въ этомъ законѣ принимать къ совершенію завѣщанія, излагаемыя словесно только на русскомъ языкѣ, возможно, кажется, признать допустимымъ принятіе и совершеніе волостнымъ правленіемъ и завѣщанія, выраженнаго на какомъ-либо другомъ языкѣ, въ тѣхъ, по крайней мѣрѣ случаяхъ, когда члены волостного правленія и свидѣтели завѣщанія понимаютъ этотъ языкъ.

Хотя въ законѣ о совершеніи завѣщаній сельскихъ обывателей и не указано, что завѣщаніе можетъ быть принимаемо волостнымъ правленіемъ къ совершенію вообще только отъ тѣхъ лицъ, которыя обладаютъ право- и-дѣе-способностью къ совершенію актовъ и по общимъ законамъ о духовныхъ завѣщаніяхъ могутъ ихъ совершать, но, несмотря на это, несомнѣнно, слѣдуетъ полагать, что и волостныя правленія могутъ принимать къ совершенію завѣщанія только отъ этихъ послѣднихъ лицъ, и потому при принятіи ихъ къ совершенію обязаны удостовѣряться какъ въ правоспособности, такъ и дѣеспособности завѣщателя, на томъ основаніи, что никакъ нельзя предполагать, чтобы законъ или предоставлялъ волостнымъ правленіямъ право принимать къ совершенію акты, объявляемые закономъ недѣйствительными, или, напротивъ, имѣлъ въ виду присвоить силу и такимъ совершаемымъ въ нихъ актамъ, совершеніе которыхъ общими законами не допускается. Считать допустимымъ совершеніе въ волостныхъ правленіяхъ завѣщаній лицами неправоспособными или недѣеспособными невозможно, тѣмъ болѣе потому, что сенатъ признаетъ за этими завѣщаніями безусловную силу и значеніе, почему и считаетъ ихъ подлежащими исполненію непосредственно безъ утвержденія ихъ къ испод-ненію судомъ (рѣш. 1884 г., Лі 64). Основываетъ сенатъ положеніе это, во-1-хъ, на томъ, что законъ о совершеніи этихъ завѣщаній не только не упоминаетъ о необходимости вторичной явки послѣ смерти завѣщателя въ судъ для утвержденія, но присваиваетъ имъ силу судебнаго доказательства воли завѣщателя, каковую силу за завѣщаніями, совершаемыми по общимъ законамъ о завѣщаніяхъ, законъ признаетъ только по утвержденіи ихъ судомъ къ исполненію, и, во-2-хъ, на томъ, что общіе законы, требующіе представленія завѣщанія къ