Открыть главное меню

Страница:Анненков. Система русского гражданского права. Т. VI (1909).pdf/127

Эта страница не была вычитана

НАСЛѢДОВАНІЕ ПО ЗАВѢЩАНІЮ. 121 Ничего не говоритъ, далѣе, законъ и о томъ языкѣ, на которомъ должна быть дѣлаема свидѣтелями ихъ подпись на завѣщаніи, изъ чего возможно, кажется, выводить то заключеніе, что слѣдуетъ считать допустимымъ подписаніе свидѣтелями завѣщанія на любомъ языкѣ или нарѣчіи какого-либо языка и, притомъ, не только на завѣщаніяхъ, изложенныхъ на какомъ-либо языкѣ иностранномъ, но и на завѣщаніи, изложенномъ на русскомъ языкѣ, и даже подписаніе одними свидѣтелями завѣщанія на одномъ языкѣ, а другими на другомъ.

Слѣдуетъ ли считать допустимымъ совершеніе подписи на завѣщаніи вмѣсто свидѣтеля другимъ лицомъ, законъ прямо не говоритъ, а упоминаетъ только о недопустимости соединенія въ одномъ лицѣ рукоприкладчика за завѣщателя и рукоприкладчика за свидѣтеля, чѣмъ, если и не прямо, то все же какъ бы допускаетъ совершеніе на завѣщаніи подписи вмѣсто свидѣтеля другимъ лицомъ, но въ какихъ случаяхъ и по какимъ причинамъ это слѣдовало бы считать допустимымъ онъ опять не указываетъ. Говоря о допустимости подписи завѣщанія вмѣсто завѣщателя другимъ лицомъ, рукоприкладчикомъ, онъ. напротивъ, указываетъ, что это можетъ имѣть мѣсто какъ по той причинѣ, что завѣщатель самъ не умѣетъ писать, т.-е. неграмотенъ, такъ и по той причинѣ, что онъ не можетъ подписать по болѣзни. Основываясь какъ на дозволеніи закона подписывать завѣщанія вмѣсто свидѣтелей другими лицами, такъ и на обстоятельствѣ неуказанія въ 1054 ст. на неграмотныхъ, какъ на лицъ, не могущихъ быть свидѣтелями при совершеніи завѣщанія, большинство нашихъ цивилистовъ, какъ мы уже указали нѣсколько выше, какъ Мейеръ, Кавелинъ и Шершеневичъ, высказываются за допустимость въ качествѣ свидѣтелей при совершеніи завѣщанія и лицъ неграмотныхъ. Въ смыслѣ этого положенія высказались также и многіе другіе наши цивилисты, какъ Рудневъ (О духов, завѣщ., стр. 135), Побѣдоносцевъ (Курсъ гр. пр., т. И, стр. 409), по мнѣнію котораго нѣтъ основанія не допускать лицъ неграмотныхъ въ качествѣ свидѣтелей при совершеніи завѣщанія, по крайней мѣрѣ, въ тѣхъ случаяхъ, когда завѣщатель въ присутствіи ихъ подписываетъ завѣщаніе, каковое обстоятельство свободно могутъ удостовѣрить и неграмотные, а также Данцигъ въ его замѣткѣ по вопросу — „Могутъ ли безграмотные быть свидѣтелями на домашнемъ духовномъ завѣщаніи" (Судеб. Вѣст. 1873 г., Л1» 64), Думашевскій въ его передовой статьѣ — „О свидѣтеляхъ завѣщанія" (Судеб. Вѣсти. 1873 г., № 84), Змирловъ въ его замѣткахъ по вопросамъ гражданскаго права и судопроизводства (Жур. гр. и уг. пр. 1881 г., кн. 3, стр. 81—84), Будзилевичъ въ его замѣткѣ по вопросу—Могутъ ли неграмотные быть свидѣтелями при домашнихъ духовныхъ завѣщаніяхъ (Жур. гр. и уг. пр. 1889 г., кн. 7, стр. 18—25), Андреяновъ (Собр. рѣш. сената за 1889 г., стр. 50—51), Товетолѣсъ (Законод. о духов, завѣщ., стр. 56) и Любавскій (Юрид. моногр. и изслѣд., т. II, стр. 226—229). Послѣдній разсматриваетъ занимающій насъ вопросъ съ особенной подробностью, хотя и основываетъ разрѣшеніе его въ смыслѣ утвердительномъ, или въ смыслѣ возможности считать у насъ допустимымъ въ качествѣ свидѣтелей при совершеніи завѣщаній и лицъ неграмотныхъ, на тѣхъ же соображеніяхъ, какъ и многіе другіе цивилисты, но при этомъ приводитъ и доводы, могущіе служить основаніемъ къ разрѣшенію его и въ смыслѣ противоположномъ, и изъ которыхъ, какъ на главный, онъ указываетъ на доводъ, называемый имъ теоретическимъ и заключающійся въ томъ, что лица неграмотныя, обязанныя, какъ свидѣтели, удостовѣрить по смерти завѣщателя, что завѣщаніе его есть то самое, при совершеніи котораго они были свидѣтелями, лишены возможности, какъ неграмотныя, удостовѣрить это обстоятельство, каковой доводъ, по его мнѣнію, при отсутствіи въ законѣ воспрещенія допускать въ качествѣ свидѣтелей при совершеніи завѣщаній лицъ неграмотныхъ, все же не можетъ имѣть значенія и не можетъ