Открыть главное меню

Страница:Акты исторические. Том 1.djvu/214

Эта страница была вычитана

140.—1539. Отрывокъ розыскнаго дѣла о побѣгѣ за границу Петра Фрязина.

 

Лѣта 7047, Великого Князя казначей Иванъ Ивановичь Третьяковъ да діякъ Одинецъ Никифоровъ отпущали на Государеву службу, на Сѣбежъ, Петра Фрязина, да съ нимъ послали толмача Гришку Мистробонова; и списки городовые и грамоты къ Петру прислалъ діякъ Одинецъ Микифоровъ съ своимъ съ подъячимъ съ Посникомъ, да Одинецъ же Петру далъ грамоту, по чему ему ѣхати къ Пречистѣй въ Печеры. И какъ Петръ пріѣхалъ съ Москвы въ Псковъ, и тое грамоту, по которой ему ѣхати къ Пречистой въ Печеры, толмачь Гриша отдалъ въ Псковѣ діяку Степану Скрыпову. А изо Пскова Петръ проводниковъ до Сѣбежа не взялъ. И на Сѣбежѣ Петръ городъ обложилъ, и жилъ на Сѣбежѣ три недѣди; а воеводы Сѣбежскые Петра отпустили изъ Сѣбежа къ Пскову, да отпустили съ нимъ дву сыновъ боярскихъ, земцовъ, Ондрея Лаптева да Васюка Земца проводити до Пскова. И какъ пріѣхали въ городъ въ Вороначъ и туто подводы поимали, и Петръ учалъ проводнокомъ говорити: «вы отселѣ къ Пречистой въ Печеры знаете ли»? И Ондрей Лаптевъ и Васюкъ Петру сказали, что они къ Пречистой въ Печеры знаютъ; а ѣхати не смѣемъ, потому что намъ воеводы Сѣбежокые велѣли тобя проводити до Пскова. И Петръ учалъ проводникомъ говорити: «у меня есть грамота Великого Князя, что мнѣ ѣхати къ Пречистой въ Печеры, а къ Пскову отселя язъ не ѣду; а изо Пскова язъ опять къ Пречистой не съѣзжу»;—и изъ Воронача поѣхали не ямскою дорогою, поѣхали проселки. И пріѣхали къ городку къ Изборску, въ суботу передъ Покровомъ Святой Богородицы, да туто ночевали, и на завтрѣе въ недѣлю пріѣхали къ Пречистой въ Печеры, къ обѣднѣ. И какъ не доѣзжая манастыря верстъ за пять, Васюкъ Земецъ воротилъ отъ Петра съ дороги, на сторону, а сказываетъ ѣдетъ въ Трофимово помѣстье Деншина. И наѣхалъ Васюкъ Петра съ Трофимовымъ сыномъ у Пречистые въ Печерахъ, и послѣ стола изъ манастыря поѣхали, а сказали, что ѣдутъ къ Пскову; а изъ манастыря поѣхали часа за два до вечера, а ѣдучи Петръ спрашиваетъ о дорогѣ тѣхъ проводниковъ, и за полчаса до вечера пріѣхали въ Нѣмецкую землю, въ Новой городокъ Ливонскые земли. И на посадѣ Петръ сталъ въ Новомъ городкѣ у Нѣмчина у Ивана у Рытара. И того жъ вечера Сѣбежской проводникъ Васка Земецъ да Трофимовъ сынъ поѣхали изъ городка назадъ. И того вечира къ Петру пришли Нѣмцы, да учали ему говорити: «какой ты человѣкъ, и почему ты въ нашу землю пріѣхалъ»? И Петръ имъ учалъ бити челомъ и плакати, чтобы его Великому Князю не выдали;— да тое жъ ночи отъ Петра побѣжали три человѣки, и о томъ Нѣмцы учали Петру говорити: «ты своихъ людей самъ ли отпу- отпустилъ»? и Петръ имъ сказалъ, что отъ него побѣжали. И на завтрѣе Ондрей Лаптевъ да Гриша толмачь учали Петру говорити: «что еси, Петръ, доспѣлъ? Государю еси измѣнникъ, а надъ собою еси и надъ нами доспѣлъ еси великую бѣду»; а Ондрей Лаптевъ говорилъ: «язъ къ Москвѣ не ѣду, бдюдуся отъ Государя казни.» И Петръ Ондрею говорилъ: «и язъ тобѣ не думаю; чтобы еси къ Москвѣ поѣхалъ, быти тебѣ казнену отъ бояръ» ; да и Гришѣ толмачу по тому жъ говорилъ. И какъ на другую ночь Новагородка князецъ прислалъ къ Петру говорити: «что у тебя рухледи и ты пришли въ городъ,» и Петръ поблюлся, на той же ночи чемоданы свои взрѣзалъ, а выималъ изъ чемодановъ саженье и золотное, да за пазуху положилъ. И какъ будетъ въ полночь, Петръ Грпшу толмача