Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/82

Эта страница не была вычитана

ворилось лишь о томъ, противъ какихъ спмптомовъ болѣзни употребляется данное средство; обыкповенно же описаніе заканчивалось фразой: такое-то вещество maxime landatur въ такихъ-то болѣзняхъ. Хорошо еще, что Николай Богдановичъ строго придерживался въ своихъ лекціяхъ рекомендованнаго имъ нѣмецкаго учебника Oesterlon'a. Пріобрѣтя таковой, какъ сдѣлалъ я, изученіе фармакологіи можно было отложить до весны слѣдующаго года, т.-е. до времени переходныхъ экзаменовъ. Но для тѣхъ изъ товарищей, которые уже мнили себя будущими практиками, лекціи фармакологіи были очень важны: они тщательно записывали диктовавшиеся рецепты и дозы; нѣкоторые же прямо-таки увлекались пріобрѣтеннымъ умѣньемъ писать рецепты съ подписью своего имени латинскими буквами 1).

Третій предметъ на 3-мъ курсѣ читалъ проф. Басовъ (имени не помню), извѣстный нѣмцамъ тѣмъ, что первый въ Европѣ сдѣлалъ желудочную фистулу собакѣ (съ какой цѣлыо, не знаю). Читалъ онъ по собственнымъ литографированнымъ запискамъ, гдѣ все относившееся къ болѣзни было разбито на пунктики подъ номерами. Случалось, что звонокъ, кончавшій лекцію, останавливалъ ее, напримѣръ, на 11 -мъ пунктѣ перечисленія болѣзненныхъ симптомовъ. Тогда въ слѣдующую лекцію Басовъ, сѣвъ на кресло, почешетъ нижнюю губу, улыбнется и начинаетъ: 12-е, т.-е. начинаетъ съ пупктика, до котораго была доведена предшествующая лекція. Нужно ли говорить, что чтенія происходили безъ всякихъ демонстрацій и безъ малѣйшаго повышенія тона. Съ такимъ же характеромъ читалась имъ и офталмологія. Чтобы показать, какъ дѣйствуетъ рука оператора при операціи снятія катаракта, онъ завертывалъ губку въ носовой платокъ, придавалъ этому объекту, зажатому въ лѣвой рукѣ, шарообразную форму, а правой рукой производилъ всѣ оперативныя эволюціи. На докторскомъ экзаменѣ у него я чуть не провалился. Досталась мнѣ иридектомія, и всѣ пунктики до предпослѣдняго были перечислены; но послѣдній вы-

1) Юнге и я, по окончаніи нами докторскаго экзамена, пригласили Николая Богдановича на обѣдъ, угостили его любимымъ имъ портвейномъ и наслушались не мало игривыхъ описаній университетскихъ событій. Одинъ изъ разсказовъ касался его тестя, жившаго у Смоленскаго рынка. Николай Богдановичъ былъ стрѣлокъ, а тесть его , выдавая себя таковымъ, возвращался однако съ охоты не иначе, какъ съ зайцемъ или птицей, купленной на рынкѣ. Разъ Николай Богдановпчъ иригласилъ тестя поохотиться вмѣстѣ за Дорогомиловымъ въ кустахъ. Приводя его на мѣста, Анке отошелъ въ сторону и спрятался за кустомъ. Слышитъ выстрѣлъ. Что такое? Иванъ Карловичъ убилъ зайца. Молодецъ, говорю. Подходимъ. Дѣйствительно убитый заяцъ и между зубами бумажка. Иванъ Карловичъ развертываетъ бумажку и читаетъ: здравствуйте, Иванъ Карловичъ!