Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/53

Эта страница не была вычитана

щимъ образомъ: въ переднюю ставили высокихъ ростомъ и въ то же время хорошо умѣющихъ дѣлать ружейные пріемы, такъ какъ эта шеренга была на виду; самыхъ маленькихъ прятали въ среднюю шеренгу; а въ заднюю, наиболѣе закрытую отъ наблюдателя, попадали изъ крупныхъ по росту самые плохіе фронтовики. Кромѣ того ружья у насъ были не для стрѣльбы а только для вида, плохія и у многихъ обывателей задней шеренги съ заржав ленными, туго вынимавшимися шомполами, что при фронтовомъ ученьи не составляло однако существеннаго изъяна, потому что обладателямъ такихъ ружей вынимать шомполовъ не было надобности — нужно было только, чтобы руки задней шеренги поднимались и опускались въ тактъ съ руками передней при мнимомъ заряженіи. При понтонномъ же ученьи строй былъ иной, по росту, въ переднюю самые большіе, слѣдующіе за ними въ заднюю, а самые малые въ среднюю. Стало быть, тогда въ переднюю шеренгу попадали многіе изъ обычныхъ обитателей задней.

И такъ, въ одинъ прекрасный и въ высшей степени неудобный для училища день, притомъ не загодя, какъ бы слѣдовало, а за 3—4 часа до смотра пришелъ приказъ, что въ 6 ч. вечера Государь будетъ дѣлать смотръ понтоннаго ученья. День былъ пеудобенъ тѣмъ, что баронъ Розенъ былъ какъ разъ въ этотъ день въ отпуску въ Петербургѣ и вернулся въ лагерь уже послѣ того, какъ все было кончено. Пришли мы съ фурами къ рѣчкѣ, конечно съ ружьями, и построились для понтоннаго ученья. Въ 6 ч. пріѣхалъ Государь одинъ, безъ свиты, всталъ въ 25 шагахъ передъ нашей небольшой кучкой (всего 40 человѣкъ въ рядъ) и скомандовалъ «ружейные пріемы!» Въ нѣсколькихъ шагахъ отъ Царя струсили бы, я думаю, закаленные въ фронтовомъ искусствѣ субъекты, а тутъ передъ его глазами стояло много такихъ, которые привыкли прятаться въ заднихъ рядахъ отъ глазъ простого начальства. Чуя бѣду, струсилъ конечно и командовавшій нами, за отсутствіемъ полковника, штабсъ-капитанъ С. Фигура его была жалкая, командовалъ онъ какимъ-то сдавленнымъ голосомъ. Пріемы дѣлалисъ, видно, плохо, потому что Государь все болѣе и болѣе хмурился и наконецъ не выдержалъ, когда дѣло дошло до пріема заряженія ружей. У кого-то изъ переднихъ не вынулся шомполъ; Государь подбѣжалъ, вырвалъ у него изъ рукъ ружье, выдернулъ шомполъ,

1) Во всѣхъ военно-учебныхъ заведеніяхъ фронтовыя ружья служили лишь для того, чтобы обучать внѣшнему умѣнью обращаться съ оружіемъ; и во время фронтового ученья мы дѣлали только видъ, что заряжаемъ ружье и палимъ. Для дѣйствительнаго стрѣлянья назначались отдѣльные часы, внѣ фронтового ученья: — стрѣляли по-одиночкѣ, другъ за другомъ въ цѣль.