Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/46

Эта страница не была вычитана

Когда мы поступили въ училище, въ низшемъ классѣ оставался на другой годъ князь Е., мальчикъ не глупый, но отличавшійся пепобѣдимой лѣностью 1). Лѣнился онъ по прежнему, и на второй годъ, и до насъ дошли слухи, что родители его обратились къ начальству съ просьбой употребить для его исправленія розги, что будто бы и было исполнено. Этотъ противузаконный поступокъ взволновалъ старшихъ воспитанниковъ, и рѣшено было выразить протестъ главному начальнику генералу Шарнгорсту, въ слѣдующей формѣ: отвѣтить всеобщимъ молчаніемъ на его обычное нривѣтствіе при первой же имѣющей произойти встрѣчѣ, что и было пунктуально исполнено. За это фельдфебель Зейме былъ лишенъ своего званія; всѣхъ насъ осудили на сидѣнье по воскресеньямъ и праздникамъ въ училищѣ въ теченіе года, и вскорѣ затѣмъ генералъ Шарнгорстъ удалился, и на его мѣсто былъ иазначенъ Ламновскій. Затѣвая этотъ протестъ, нашимъ старшимъ, терпѣвшимъ въ своей средѣ плеточную институцію, слѣдовало бы имѣть въ виду, что у нихъ самихъ «рыльце въ пуху», или по крайней мѣрѣ отмѣнить эту гадость, послѣ протестаціи, но этого не случилось.

Къ веснѣ 1844 г. мы, новички, окончивъ курсъ ученья у саперовъ, поступили въ ротный строй; и какъ только наступило тепло началось веселое время приготовленія къ майскому параду. У себя дома ученья производились тогда чуть не ежедневно на открытомъ воздухѣ и два раза назначались репетиціи парада на плацу 1-го кадетскаго корпуса, вслѣдствіе чего мы имѣли не малое удовольствіе проходить строемъ по Невскому на Васильевскій островъ. Здѣсь, кромѣ всѣхъ военно-учебныхъ заведеній, были собраны моряки, путейцы, горные и лѣсные — всѣ, какъ слѣдуетъ, въ военныхъ мундирахъ съ ружьями. Первый смотръ дѣлалъ генералъ Шлиппенбахъ, а второй Великій Князь Михаилъ Павловичъ, имѣвшій терпѣнье проходить пѣшкомъ по фронту всѣхъ заведепій и осматривать вблизи нашъ внѣшній видъ. Это я хорошо помню по слѣдующему случаю (въ которомъ году, не помню): проходя по нашему фронту, онъ ткнулъ пальцемъ въ грудь воспитанника и Попова со словами: «уберите мнѣ въ заднюю шеренгу эту угрюмую

1) Уловки, къ которымъ онъ прибѣгалъ на экзаменахъ изъ математики, достойны описанія: на всѣ трудные для него билеты онъ писалъ мелъчайшимъ почеркомъ на отдѣлъныхъ бумажкахъ нужный по вопросу выкладки въ томъ порядкѣ, въ какомъ придется писать ихъ на доскѣ, и пряталъ эти отвѣты на своой особѣ въ слѣдующемъ порядкѣ: нѣсколько билетовъ за галстукъ, 7 билетовъ въ промежутки между пуговицами курточки, остальные въ карманы штановъ. Получивъ билегъ со стола экзаменатора, онъ уже зналъ по нумеру, гдѣ отыскать отвѣтъ, и списывалъ его, стоя у доски.