Страница:Автобиографические записки Ивана Михайловича Сеченова (1907).pdf/117

Эта страница не была вычитана

скаго раздраженія нервовъ и мышцъ, и Бернаръ все еще употреблялъ для возбужденія ихъ pinco électrique — циркуль съ мѣднымъ и цинковыыъ концами. такимъ образомъ, описаніе на нѣмецкомъ языкѣ собственныхъ опытовъ, съ поправкой замеченной ошибки, стало моимъ первымъ, очень не мудрымъ ученымъ произведеніемъ, удостоившимся быть напечатаннымъ. Въ Лейпцпгѣ же я имѣлъ честь быть введеннымъ впервые въ хорошее нѣмецкое общество, именно на вечернее собраніе какого-то ферейна, членами котораго состояли, между прочими обывателями, профессора съ ихъ семействами. На одно изъ такихъ собраній взялъ меня съ собой Функе, обязавъ надѣть фракъ и имѣть бѣлыя перчатки. Собраніе начиналось коротенькой лекціей или разсказомъ общедоступнаго и пріятнаго для дамъ содержанія. Въ этотъ разъ очередь забавлять ихъ лекціей была за Функе, и онъ очень удовлетворилъ публику, разсказавъ, какая разница между Nahrun gs und Gemissmittoln. Когда же раздался сигналь къ имѣющей начаться кадрили, онъ представилъ меня какой-то барышнѣ, сказавъ напередъ, какъ пригласить ее на кадриль, и отымкалъ намъ визави. Кадриль сошла благополучно. Передъ вальсомъ онъ представилъ меня другой дамѣ, и, покруживишсь съ нею нѣкоторое время, я подвелъ ее, по русскому обычаю, къ стулу, съ котораго взялъ, поклонился и сталъ удаляться, но былъ пойманъ со смѣхомъ Функе, сказавшимъ, что, по ихъ обычаямъ, пока музыка продолжаетъ играть танецъ, кавалеръ не имѣетъ права покидать приглашенную имъ даму и долженъ танцовать съ нею повторительно или по крайней мѣрѣ сидѣть подлѣ нея и занимать разговорами.

Нa Рождество я уѣхалъ въ Берлинъ къ моимъ милымъ товарищамъ и очень весело встрѣтилъ съ ними 1858-й годъ. Вечеромъ наканунѣ новаго года театральная зала въ заведеніи Кролля превращалась въ огромную ресторанную залу со мпожествомъ отдѣльныхъ столиковъ, за которыми пировали рядомъ съ безсемейной молодежью и семейные кружки. Благодаря послѣднему обстоятельству, и за столами безсемейныхъ могли присутствовать дамы. Было очень весело и обошлось безъ скандала. Возвращаться изъ Берлина въ Лейпцигъ было такъ тошно, что я рѣшилъ внутренно не дотянуть семестръ до конца и, получивъ отъ кого-то изъ товарищей извѣстіе, что въ лабораторіи Гоппе есть вакансія и что онъ меня приметь, вернулся, кажется, въ концѣ февраля въ его милую лабораторію. Имѣя въ предметѣ включить въ диссертацію вліяніе алкоголя на отправленія печени, я считалъ нужнымъ набить руку въ количественнмъ анализѣ желчи на ея составныя части и сталъ заниматься этимъ вопросамъ. Вѣроятно, въ это же время занимался