Страница:Аверченко - Веселые устрицы (1910).djvu/57

Эта страница была вычитана


Октябристъ улыбнулся и, прищелкивая пальцами, сталъ звать собаченку:

— Цыпъ-цыпъ-цыпъ!..

— Ахъ, извините пожалуйста! Она вамъ порвала брюки..

— Христосъ воскресе, ваше пр-во-съ. Ниче-го-съ... Онѣ только пошутили собачки ваши. Насчетъ же брюкъ, то въ разсужденіи вентиляціи это даже полезно...

— Но у васъ изъ ноги каплетъ кровь!

— По совѣсти говоря, ваше пр-во, я бы ихъ, собаченочку эту, еще благодарить долженъ-съ. Сложенія я, знаете, апоплексическаго, а онѣ мнѣ безплатное кровопусканіе сдѣлали. Хе-съ, хе-съ!..

Сѣли. Октябристъ посмотрѣлъ въ окно и сказалъ:

— Какая прекрасная погода!

— Что вы! Погода скверная...

— Вы знаете, ваше пр-во, я еще съ утра, когда всталъ, то говорю женѣ: «знаешь, Липочка, погода будетъ неважная». И, дѣйствительно, — погода оказалась скверная!

Октябристъ подумалъ немного и рѣшилъ сказать хозяину что-нибудь самое пріятное.

— Прекрасная у васъ собачка! Рублей сто стоитъ?

— Что вы! Жена ее за пять рублей щенкомъ купила. Ахъ, да! Не хотите ли вы закусить? Пожалуйте къ столу.

Проходя къ столу, Октябристъ задержался около висѣвшей на стѣнѣ картины и похвалилъ ее.

— Прекрасный морской видъ. Вообще, Рембрандтъ въ этомъ отношеніи не имѣетъ соперниковъ.

— Какой же это Рембрандтъ? Это Судковскій.

— Но, ваше пр-во, Рембрандтъ тоже былъ хорошимъ художникомъ. Хотя Судковскій, конечно...

Октябристъ потрогалъ рукой раму, погладилъ полотно и значительно сказалъ:

— Тысячъ пятнадцать!

— Триста рублей! Пожалуйте... Вамъ прикажете налить чего-нибудь?

— Ахъ, что вы! Въ ротъ не беру!.. Я такъ разсуж-