Страница:Аверченко - Веселые устрицы (1910).djvu/47

Эта страница была вычитана


— Ну, Никитушка?

— Да ты что, ровно глухарь на току топчешься? Хочешь чего, что ли?

— Поздравь меня, Никитушка.

— Экiй ты несообразный старичекъ… Съ чѣмъ же мнѣ тебя поздравлять?

— Никитушка!… Тысячный фельетонъ. Сколько я за нихъ брани и поношенiя принялъ…

— Ну, такъ что-же?

— Поздравь меня, Никитушка.

— Экъ вѣдь тебя растревожило. Ну, что ужъ съ тобой дѣлать: поздравляю.

— Спасибо, Никитушка! Я всегда прислушивался къ непосредственному голосу народа. Вотъ обожди, я тебѣ на водку дамъ… Куда же это я капиталы засунулъ? Вотъ! Десять копѣечекъ… Ты ужъ мнѣ, Никитушка, три копѣечки сдачи сдай. Семь копѣечекъ тебѣ, а три копѣечки мнѣ… Хе-хе, Никитушка…

— На! Эхъ ты, жила.

— Не благодари, Никитушка… Ты заслужилъ. Это вѣдь говорится такъ — на водку, а ты бы лучше на книжку ихъ въ сберегательную кассу снесъ… Ей Богу, право. Самъ то — всталъ?

— Всталъ. Иди ужъ. Ноги только вытри.

*  *  *

— Къ вамъ я, Алексѣй Сергѣичъ…

— Что еще? Говорилъ я, кажется, что не люблю, когда ты на домъ приходишь. Не хорошо, — увидать могутъ. Если нужно что, можешь въ редакцiи поманить пальцемъ въ темный уголокъ — попросишь, что нужно.

— День-то какой нынче, Алексѣй Сергѣичъ!

— А что — дождь?

— Изволили читать сегодня? Тысячный фельетонъ у меня идетъ.

— Ну?