ЭСБЕ/Наполеон I: различия между версиями

114 байт добавлено ,  9 лет назад
Нет описания правки
|ВИКИПЕДИЯ=Наполеон I
|ВИКИТЕКА=Наполеон I Бонапарт
|ВИКИЦИТАТНИК=Наполеон I Бонапарт
|ВИКИСКЛАД=Category:Napoleon I of France
|ЕЭБЕ=Наполеон Бонапарт
|МЭСБЕ=Наполеон
}}
 
'''Наполеон I''' — император французов, основатель династии [[ЭСБЕ/Бонапарты|Бонапартов]] (см.), одна из замечательнейших личностей во всемирной истории. Второй сын корсиканского дворянина Карло-Мариа Буонапарте, от брака его с Летицией Рамолино, Н. родился в Аяччио 15 августа 1769 г., вскоре после того, как Корсика перешла во владение французов (см.). Отец Н. стоял сначала на стороне Паоли (см.), отстаивавшего независимость родины, но после его поражения изъявил покорность французскому правительству и даже сделался фаворитом французского наместника, получил хорошее место и ездил в качестве депутата от корсиканского дворянства в Версаль (1778). Одним из результатов перехода Карла Бонапарта на сторону [[../Франция|Франции]] было то, что его второй сын был принят (1779), на королевский счет, в бриеннскую военную школу. Здесь Н. пробыл около пяти лет и был переведен в парижскую военную школу, где и окончил курс в 1785 г. Проведши первые десять лет жизни на родине и едва зная французский язык, когда его увезли в Бриенн, он и в школе, и долгое время по окончании учения оставался корсиканским патриотом, враждебно относившимся к Франции и благоговевшим перед Паоли, как это явствует из его дневника и одного из его памфлетов («{{lang|fr|Lettre à M. Buttafuoco}}», 1790). В училище Н. был далеко не из первых; впоследствии компетентные люди замечали важные пробелы в его образовании; но способность к упорному труду и силу воли он обнаруживал и в школьные свои годы. 1 сентября 1785 г. Н. начал военную службу в чине артиллерийского поручика и жил сначала в Гренобле, потом в Валансе (в Дофинэ). Молодой офицер редко появлялся в обществе (между прочим — по крайней ограниченности средств) и с увлечением предавался чтению исторических и политических книг, бывших тогда в ходу (Руссо, Рейналь и др.). Он сам думал сначала прославиться на литературном поприще и предпринял историю Корсики, которую довел до Паоли и в рукописи послал к Рейналю. Осенью 1788 г. в своем дневнике он набросал план рассуждения о королевской власти, проникнутый революционным духом. И впоследствии Н. делал попытки писать, выбирая своими темами не одни злобы дня («{{lang|fr|Discours sur le bonheur}}», 1791). В это время его все еще тянуло на родину, и он посетил ее в первый раз в 1788 г.; второе его посещение относится уже к тому времени, когда во Франции началась революция, нашедшая отголосок и в Аяччио. С самого начала революции Н. сделался одним из ее сторонников. Осенью 1789 г. он принял деятельное участие в борьбе партий, происходившей в его родном городе, и первым подписался под протестом, который местные патриоты послали в учредительное собрание против действий корсиканских властей. В следующий свой приезд в Аяччио (1791—1792) он добился избрания в начальники батальона национальной гвардии, хотя для достижения этой цели ему пришлось действовать угрозами и насилием (конечно, вместе со своими единомышленниками). В Валансе Н. тоже примкнул к радикальной партии, был одно время секретарем клуба «друзей конституции» и составил от его имени адрес, который был послан в национальное собрание. К этому времени относится брошюра, в которой он защищал гражданское устройство духовенства (см.). 20 июня 1792 г. он случайно был в Париже и видел, как народ ворвался в Тюильри: если бы, сказал он тогда бывшему с ним товарищу, у меня была пушка, я уложил бы на месте сотни четыре этой «сволочи», а остальные бежали бы. Н. пришлось присутствовать и при восстании 10 августа, когда произошло крушении монархии, и он «с негодованием смотрел на то, как люди в партикулярном платье нападали на людей в мундирах». Вскоре после этого новое правительство произвело Н. в капитаны. Н. опять уезжает в Аяччио и проводит там около девяти месяцев, но на этот раз выступает уже против Паоли, как сторонника низверженной конституционной монархии, и даже посылает донос на него в Париж. Сочувствие Паоли к Англии, которая присоединилась к коалиции против Франции, довершает разрыв. Народное собрание в Аяччио объявляет фамилию Бонапартов изменниками отечеству (1793). Мать Н., с другими своими детьми, должна была спастись бегством; их дом был разграблен и сожжен. Сам Н., сделавший неудачную попытку овладеть, при помощи французских солдат и местных сторонников Франции, своим родным городом, тоже вскоре оставил Корсику. С этого времени личная его судьба связывается с событиями, происходившими во Франции. Приверженность к республике, обнаруженная им на Корсике, доставила ему благосклонность одного из комиссаров конвента. Во Францию Н. вернулся около того времени, когда в разных местах вспыхнули восстания против конвента. Н. участвовал в подавлении провансальского восстания, центром которого был Авиньон, и обратил на себя внимание господствующей партии брошюрой «Ужин в Бокере», заключавшей в себе апологию политики конвента и якобинцев, только что одержавших победу над жирондистами. Имя Н. сделалось известным самому конвенту. В конце августа 1793 г. возмутившийся против конвента Тулон (см.) передался англичанам, и когда начальник французской осадной артиллерии был ранен, комиссары (между ними — Робеспьер-младший) поручили ведение дела Н. Со своей задачей Н. справился отлично: Тулон в декабре был взят, за что победитель был произведен в бригадные генералы. В первой половине 1794 г. Н. находился в итальянской армии, действовавшей против австро-сардинского войска, и играл роль негласного советника при Робеспьере-младшем, а в июле ездил в Геную для переговоров с дожем, ввиду предполагавшегося вторжения французов в Пьемонт. У Н. в это уже время был готов план итальянской кампании, на который имелось согласие самого Робеспьера («диктатора»). Падение последнего отразилось неблагоприятно на судьбе Н. В августе 1794 г. у него отняли должность и чин, и даже заключили в крепость. Н. удалось, однако, доказать, что его сношения с падшим «тираном» имели чисто деловой характер: он был выпущен на свободу, и вскоре ему был возвращен его чин. Назначенный в армию, действовавшую в Вандее (см. Вандейские войны), он самовольно остался в Париже, выжидая событий, ввиду готовившейся попытки якобинцев снова захватить власть. Так называемое «первое прериаля» (см.) утвердило власть за умеренными, и Н. стал искать сближения с ними. Между ними он нашел новых покровителей, в том числе Барраса (или Барра, см.), бывшего свидетелем подвигов Н. при Тулоне. Покровительство это ему скоро пригодилось. Исключенный в сентябре 1795 г. из списков армии за ослушание (за неотъезд в вандейскую армию), Н. жил в Париже частным человеком и страшно бедствовал, когда произошло восстание буржуазии и роялистов, известное под названием 13 вандемьера (см.) Баррас, которому конвент поручил организацию защиты, взял себе в помощники генерала Бонапарта. Н. встретил нападавших артиллерийским огнем; предприятие мятежников окончилось неудачей, и через три недели под главную команду Н. были отданы парижские военные силы. Баррас, сделавшийся одним из членов директории (см.), предполагал назначить Н. военным министром, но не встретил сочувствия у других директоров. Баррас же явился посредником между молодым генералом и вдовой Жозефиной Богарне (см.), в которую Н. был страстно влюблен. Баррас, находившийся с нею в очень близких отношениях, уговорил ее выйти замуж за Н., устроив назначение его главнокомандующим итальянской армией. Старые генералы были недовольны таким назначением, но скоро должны были признать превосходство военного гения Н. Итальянский поход Н. в 1796—1797 гг. (см. Италия, а также Революционные войны) покрыл молодого полководца славой. Франция, победив Австрию и ее союзников, заключила выгодный мир в Кампоформио (см.). Уже в это время Н. совершенно самостоятельно распоряжался в Италии, не справляясь с желаниями директории. В Париже, при содействии Н., пославшего туда генерала Ожеро (см.), 4 сентября 1797 г. (18 фрюктидора V-го года) был произведен государственный переворот, и новая директория с особой снисходительностью относилась к победоносному генералу. В Италии окончательно сложилась правительственная система Н.: обособление армии в особую политическую силу, независимую от гражданского правительства республики, сближение с католическим духовенством, в целях влияния через него на народную массу, и введение в государственную жизнь завоеванных областей сильной исполнительной власти, с превращением представительных собраний в простую декорацию. В интимных разговорах Н. прямо говорил, что не верит в республику во Франции и что не для неё и служит. Из Италии Н. на короткое время заезжал в Раштат, в качестве уполномоченного Франции для переговоров с Германией. Зиму 1797—98 гг. он провел в Париже, при всяком удобном случае заявляя о своей верности революции, республике и конституции III года и провозглашая главными врагами Франции «религию, роялизм и феодализм». Во всех важных делах директория действовала по соглашению с Н., но вместе с тем не прочь была удалить его из Парижа. Она с радостью ухватилась за мысль Н. о необходимости нанести удар Англии, завоевав Египет, и снарядила туда экспедицию под начальством Н. (см. Египет). Получив летом 1799 г. известие, что дела французов в Италии (см. Суворовские походы) идут плохо и что в самой Франции господствует недовольство директорией, он тайно покинул Египет и 9 октября высадился во Фрежюсе, откуда прямо направился в Париж, приветствуемый народом на всем своем пути. В Париже все партии старались привлечь его на свою сторону, и он вел переговоры с представителями всех партий, но серьезно сблизился только с одним Сиейсом, который был тогда директором и, имея свой план новой конституции, искал человека, способного привести этот план в исполнение. Н. показался Сиейсу человеком наиболее для того подходящим, и результатом их сближения был государственный переворот 18 брюмера (см. Французская революция), 9 ноября Н. и Сиейс добились перенесения совета пятисот и совета старейших в Сен-Клу, а на другой день над представителями народа было совершено военное насилие, хотя все дело было разыграно на тему спасения свободы и республики. Конституция III года была отменена; для управления Францией, до введения новой конституции, равно как для выработки последней, были назначены временные консулы — Н., Сиейс и Роже-Дюко. В сущности, однако, единственным правителем республики сделался Н. Он принял деятельное участие в обсуждении конституционного плана Сиейса, имевшего буржуазно-олигархический характер. Переделки, произведенные в нем Н., превратили новую конституцию (конституция VIII года, см.) в республиканскую только по имени, но монархическую по той власти, какая была предоставлена ею первому консулу. Одновременно с принятием этой конституции народом Н. был провозглашен первым консулом на 10 лет. С самого начала своего консульства Н. занялся внутренней организацией Франции, проявив в этом деле замечательные способности и сумев окружить себя целым рядом опытных сотрудников. Уже в начале 1800 г. Франция получила новое административное и судебное устройство. В финансы были внесены больший порядок и другие улучшения. Закрытием списков эмигрантов (см.) и освобождением священников, сосланных после 18 фрюктидора, Н. открывал двери Франции перед приверженцами старины, лишь бы только они признавали бесповоротность совершившихся фактов. Стараясь упорядочить внутренние отношения и умиротворить страну, Н. вместе с тем всячески подавлял в ней все проявления общественной свободы. Особенно он не доверял якобинцам (см.), хотя между ними нередко находил орудия своего деспотизма (Фуше, министр полиции). Уже после 19 брюмера многие из них должны были отправиться в ссылку; на якобинцев же посыпались удары после устроенного в 1800 г. роялистами покушения на жизнь Н. (см. Нивоз). Периодическая пресса также сильно пострадала: в начале августа 1800 г. Н. уничтожил сразу 60 газет и оставил только 18, подчинив их суровому режиму. Легкие признаки самостоятельности, какие стали обнаруживаться в трибунате (см.), страшно раздражали Н., и уже в 1802 г. он начал вводить изменения в устройстве этого собрания, пока не уничтожил его совсем (1807). Мирная работа первого консула была прервана новым походом в Италию (весной 1800 г.). Люневильский мир (см.), заключенный в феврале 1801 г., положил начало господству Франции не только в Италии, но и в Германии, а год спустя был заключен и Амьенский мир (см.) с Англией. В этот же промежуток времени Н. заключил с папой конкордат (см.), которым определились отношения церкви к государству и положение духовенства во Франции. В виде награды за все эти деяния Н. добился признания за собой пожизненного консульства, с правом назначения себе преемника, ратификации договоров с иностранными державами и помилования преступников, причем в конституцию VIII года вводились и другие изменения (см. Конституции французские и Сенатус-консульт 16 термидора Х г.), еще более расширявшие власть первого консула за счет других учреждений (см. Сенат). Франция стала превращаться в настоящую монархию. Уже в начале 1800 г. Н. переселился во дворец Тюильри и окружил себя блестящим двором, при котором стали появляться многие возвратившиеся эмигранты. Упрочение положения Н. было крайне неприятно непримиримым роялистам, и они стали устраивать заговоры на жизнь первого консула. После одного такого заговора (см. Жорж Кадудаль), в котором участвовали принцы королевского дома Бурбонов, Н. решил «показать пример» на одном из них, герцоге Энгиенском (см.), арестовал его на чужой территории, привез в Париж и расстрелял, по приговору военного суда, во рву Венсенского замка (21 марта 1804 г.). Это юридическое убийство произвело сильное впечатление и оттолкнуло от Н. многих уже примирившихся роялистов. Казнь несчастного принца совпала по времени с возбуждением в законодательных учреждениях Франции вопроса о поднесении Н. императорского титула. В официальных речах по этому поводу не было недостатка в ссылках на революцию, свободу, равенство, которые требовалось обеспечить «наследственностью высшей магистратуры» республики. Одновременно была выработана новая конституция (см.), которая получила название органич. сенатус-консульта XII г. Тремя с половиной миллионами голосов Н. был признан императором французов. 2-го декабря 1804 г. сам папа (Пий VII) помазал на царство «народного избранника» в соборе парижской Богоматери. Пий VII хотел возложить корону на голову Н., но последний быстрым движением руки вырвал ее из рук папы и сам надел ее на себя. В марте 1805 г. Н. короновался и в Милане, после того как Италийская республика признала Н. своим королем. Со времени принятия Н. императорского титула он перестал даже стесняться формальными предписаниями конституции: с 1805 г. он без согласия законодательного корпуса назначает рекрутские наборы; в 1809 г. совсем не было сессии законодательного корпуса; в 1813 г. Н. собственной властью, отсрочив заседания законодательного корпуса, установил бюджет. Политический режим Н. был восстановлением абсолютизма, но с сохранением социальных приобретений революции. Последние были обеспечены Наполеоновым кодексом. С презрением относясь к «идеологии» XVIII в., Н. находил, что править хорошо можно только «в ботфортах и со шпорами». Его абсолютизм получил характер военного деспотизма. Своей административной реформой он ввел во Францию принципы крайней централизации и бюрократического управления (см. Префекты). Полиция получила при нем самые широкие полномочия. Из духовенства он готов был сделать «священную жандармерию», как выразился один из защитников конкордата. Наука и её преподавание, литература и театр, периодическая пресса — вся духовная жизнь нации должна была подчиниться самому неограниченному произволу. Эта система застращивала одних (шпионство, аресты, ссылки и т. п.), других развращала (громадные жалованья, денежные подарки, громкие титулы, орден Почетного легиона). И во время империи Н. продолжал свою организаторскую работу. В 1804 г. был окончен гражданский кодекс (см.), получивший в 1807 г. название Наполеонова. За ним в 1806—10 гг. последовали своды гражданского и уголовного судопроизводства, торгового права и уголовный кодекс. В 1806 г. новую организацию получило учебное ведомство (см. Университет). Протестантская церковь также получила при Н. новое устройство; предпринята была и реорганизация французского еврейства. Весьма многое из того, что сделано было Н. в эпоху консульства и империи, пережило во Франции (конечно, с большими или меньшими изменениями) разные сменявшиеся в ней правительства и существует еще в настоящее время.
 
С 1803 г. в истории Франции снова начался военный период, который окончился только с падением Н. (см. Наполеоновские войны). Императору очень часто и подолгу приходилось отлучаться из Парижа, но это не мешало ему самым тщательным образом следить за тем, что делалось во Франции, и посылать в Париж распоряжения, нередко касавшиеся не особенно важных дел. Идя от победы к победе, от завоевания к завоеванию, Н. все более и более утверждал в Европе господство Франции, особенно усилилось его значение после Тильзитского мира и эрфуртского свидания (см. Наполеоновские войны). Уже давно Н. думал о разводе с Жозефиной, от которой не имел детей, и предполагал вступить в новый брак. Императрица согласилась на развод лишь с величайшей неохотой (11 декабря 1809 г.); папа, бывший в ссоре с Н., не давал согласия на развод, и императору нужно было, разными правдами и неправдами, добиваться расторжения брака у парижского церковного суда. Сначала Н. думал жениться на одной из сестер русского императора, великой княгине Екатерине Павловне (см.), но сватовство это окончилось неудачей. Тогда Н. обратился за невестой к Австрии и 1 апреля 1810 г. вступил в брак с дочерью австрийского императора, Марией-Луизой (см.). Во время их бракосочетания пять королев поддерживали шлейф новой французской императрицы. В следующем году у Н. родился сын, которому он дал титул «короля римского». В эпоху наибольшего своего могущества главные затруднения Н. встречал со стороны Испании (см. Испанско-Португальская война 1807—1814 гг.), и со стороны папы Пия VII, нашедшего поддержку в части духовенства. Католический клир, благодарный Н. за заключение конкордата, сначала стоял безусловно на его стороне. В катехизис, преподававшийся в школах, было даже введено прямое прославление Н., как посланного Богом восстановителя святой религии отцов. Н. мечтал о полном господстве над церковью, но встретил сопротивление в папе, на которого он смотрел как на своего вассала («ваше святейшество пользуется верховной властью в Риме, но император Рима — я»). Их взаимные пререкания окончились тем, что Н. занял Рим своими солдатами (1806), а через год, объявив прекращение светской власти папы, присоединил Церковную область к Франции, перевел почти всех кардиналов в Париж и сделал из Рима второй город империи. Пий VII отвечал на это отлучением Н. от церкви (10 июня 1809 г.), за что был отправлен на жительство, под строгим присмотром, в Савоне. После этого папа упорно отказывал Н. в утверждении новых епископов и не соглашался на его развод с Жозефиной. Несколько кардиналов, в виде протеста, не явились на бракосочетание Н. с Марией-Луизой, за что были наказаны лишением права носить красную одежду («черные кардиналы»). Видя упорство папы, Н. задумал возвратиться к позабытым традициям галликанизма (см.) и предписал положить галликанские принципы в основу богословского преподавания. Летом 1811 г. Н. даже созвал в Париже национальный собор, в котором участвовало около 70 епископов из Франции и 30 из северной Италии. Когда некоторые члены собора выразили желание, чтобы папе была возвращена свобода, то были арестованы и посажены в Венсенский замок. Большинство собора вынуждено было согласиться на декрет, которым разрешалось, при назначении епископов, обходиться без папского утверждения; но в некоторых епархиях таких епископов не хотели признавать. Перед походом 1812 г. (см. Отечественная война) недовольство императором стало обнаруживаться среди не одного только духовенства. Континентальная система (см.), которой Н. думал нанести вред материальным интересам Англии, отразилась весьма неблагоприятно на экономическом благосостоянии самой Франции. В 1810—1811 гг. страна переживала тяжкий промышленный кризис; парижская торговая палата решилась послать к Н. депутацию с просьбой изменить экономическую политику, но Н. не дал говорить депутатам, объявив им, что для поддержания континентальной системы готов идти на Ригу, Петербург, Москву. И в народных массах начиналось недовольство. Ростом старых налогов и введением новых (на вино в 1804 г., на соль в 1806 г., на пиво в 1808 г. и т. д.) истощались платежные силы населения. Правда, Н. черпал средства на ведение войн из контрибуций, налагавшихся на побежденных, и из взносов, делавшихся союзниками, но и собственные деньги Франции уходили на войны; уже в 1805 г. Н. обратился к одной финансовой компании для получения вперед налогов, которые должны были поступить в казну только через год. Точно так же и в военную службу скоро стали брать молодых людей, которым по закону следовало бы идти в солдаты лишь через год. Весьма многие откупались от обязанности идти в солдаты, но особенно много было уклоняющихся от военной службы: в 1811 г. против них были предприняты строгие меры. Неудачи в Испании содействовали росту неудовольствия. Весной 1812 г. в Париже народный ропот был настолько силен, что Н. поспешил переехать в Сен-Клу. Только при существовании такого настроения возможна была известная попытка генерала Мале (см.) низвергнуть Н., сделанная во время русского похода. Всякие проявления общественного настроения строго подавлялись. Подозрительность правительства и административный гнет усиливались параллельно с увеличением внешнего престижа и внутреннего безмолвия; не допускались даже намеки на военные неудачи (Испания) и внутренние осложнения. В конце империи в Париже было, кроме министра и префекта полиции, три генерал-директора полиции, следившие за тем, что делалось в департаментах; жандармерия во всей Франции ежедневно доносила генерал-инспектору даже о слухах, разговорах. Последними весьма интересовался сам Н.; ему постоянно докладывали о придворных и городских толках и сплетнях его адъютанты и генералы. Особым лицам было поручено следить за всем, что делалось среди ученых, коммерсантов и т. п. В 1810 г. была введена цензура, причем звание журналиста было объявлено общественной должностью. В конце 1811 г. «{{lang|fr|Journal de l’Empire}}» объявил, что с октября следующего года в Париже будут иметь право существовать лишь четыре ежедневные газеты, занимающиеся политическими новостями. Был даже проект оставить только одну газету. Около этого времени за свою книгу о Германии подверглась преследованию г-жа Сталь (см.), ненавистная императору за либерализм. Знаменитой писательнице, сосланной в своё имение, было запрещено писать и принимать гостей, но она предпочла уехать в Россию (1812). Бенжамен Констан (см.), которого Н. в 1802 г. исключил из трибуната, тоже не мог жить в Париже. Н. преследовал независимых людей и вне Франции. Когда один нюрнбергский книгопродавец (см. Пальм) отказался назвать автора изданной им брошюры: «Германия в глубочайшем своем унижении», Н. приказал его расстрелять. Прусский министр Штейн (см.), по требованию Н., был отставлен от должности и объявлен врагом Франции, после чего должен был спасаться бегством в чужие страны.