Узник (Лермонтов): различия между версиями

2062 байта убрано ,  11 лет назад
шаблон описания, шаблон АП, оформление, качество текста, источник, викификация
[непроверенная версия][досмотренная версия]
м (Откат правок 212.13.5.72 (обс.) к версии ChVABOT)
(шаблон описания, шаблон АП, оформление, качество текста, источник, викификация)
{{Отексте
| АВТОРАВТОР1 =[[ Михаил Юрьевич Лермонтов]]
| НАЗВАНИЕ = Узник
| ПОДЗАГОЛОВОК =
| ИЗЦИКЛА =
| ДАТАСОЗДАНИЯ = Февраль [[w:1837|1837]]
| ДАТАПУБЛИКАЦИИ = «Одесский альманах на 1840 год» ([[w:1839|1839]], стр. 567—568)
| ИСТОЧНИК = {{Лермонтов:Полное собрание стихотворений 1989|том=2|страницы=15—16|ссылка=[http://feb-web.ru/feb/lermont/texts/fvers/l22/l22-015-.htm ФЭБ]}}
| ДРУГОЕ = №343№ 343 (ПСППСС 1989). Первые 4 строки совпадают со стихотворением [[Желание (Лермонтов, 1832)|ЖеланиеЖеланье]].
| ПРЕДЫДУЩИЙ = [[Ветка Палестины (Лермонтов)|Ветка Палестины]]
| СЛЕДУЮЩИЙ = [[Сосед (Лермонтов)|Сосед (Кто б ни был ты...ты…)]]
| СОДЕРЖАНИЕ = [[Стихотворения Лермонтова 1833-1841#1837|Стихотворения 1837]]
| НЕОДНОЗНАЧНОСТЬ = Узник
| КАЧЕСТВО = *3
}}{{poem|Узник|<poem>
}}
}}{{poem|Узник|<poem>
Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Прежде сладко поцелую,
На коня потом вскочу,
В степь, как ветер, улечу.<ref group="вар.">а) ‹В чисто поле›<br/>б) В степь ‹стрелою›</ref>
 
<center>*</center>
*
 
Но окно тюрьмы высоко,
{{nr|10}}Дверь тяжелая с замком;<ref group="вар.">а) — ‹чугунная крепка›<br/>б) с безжалостным замком</ref>
Черноокая далёко,<ref group="вар.">‹Красна девица›</ref>
В пышном тереме своем;
Добрый конь в зеленом поле<ref group="вар.">— — ‹ без седока›</ref>
Без узды, один, по воле<ref group="вар.">а) ‹Ходит мирно в чистом поле›<br/>б) — — — на</ref>
{{nr|15}}Скачет весел и игрив,<ref group="вар.">Ходит</ref>
Хвост по ветру распустив.<ref group="вар."><small>ст. 15—16</small> Топчет смело без подков<br/>
Зелень ‹девственных› бархатных лугов </ref>
 
<center>*</center>
*
 
Одинок я  — нет отрады:
Стены голые кругом,
Тускло светит луч лампады
{{nr|20}}Умирающим огнем;
Только слышно: за дверями
Звучно-мерными шагами<ref group="вар.">Мернозвучными</ref>
Ходит в тишине ночной
Безответный часовой.
</poem>|Февраль 1837}}
 
== Варианты чернового автографа<ref>В тетради Чертковской библиотеки — черновой автограф (л. 61, карандашом, без заглавия)</ref> с вариантами: ==
==Примечания==
<poem>Печатается по «Стихотворениям» 1840 г., стр. 39—41 (с датой — «1837»). Копия — в тетр. 15, л. 1 об.
Впервые — «Одесский альманах на 1840 год» Одесса, 1839, стр. 567—568.
В тетради Чертковской библиотеки — черновой автограф (л. 61, карандашом, без заглавия) с вариантами:
 
{{Примечания|group="вар."}}
8.
а) ‹В чисто поле›
б) В степь ‹стрелою›
10.
— а) ‹чугунная крепка›
б) с безжалостным замком
11.
‹Красна девица›
13.
— — ‹ без седока›
14.
а) ‹Ходит мирно в чистом поле›
б) — — — на
15—16.
Топчет смело без подков
Зелень ‹девственных› бархатных лугов
15.
Ходит
22.
Мернозвучными
 
== Примечания ==
«Узник» написан Лермонтовым во время сидения под арестом за стихотворение на смерть Пушкина (значит — в феврале 1837 г.). А. П. Шан-Гирей вспоминает: «Под арестом к Мишелю пускали только его камердинера, приносившего обед; Мишель велел завертывать хлеб в серую бумагу и на этих клочках с помощью вина, печной сажи и спички написал несколько пьес, а именно: «Когда волнуется желтеющая нива», «Я, матерь божия, ныне с молитвою», «Кто б ни был ты, печальный мой сосед», и переделал старую пьесу «Отворите мне темницу», прибавив к ней последнюю строфу: «Но окно тюрьмы высоко». («Записки Е. А. Сушковой», «Academia», Л., 1928, стр. 380.)
 
{{Примечания}}
На самом деле отношение между «Желанием» («Отворите мне темницу», 1832 г.) и «Узником» несколько сложнее. Кроме первых четырех строк Лермонтов от своего старого стихотворения почти ничего не оставил. В «Желании» тюремная тема взята очень обще и условно-символически; «Узник» несравненно конкретнее: условно-поэтическая романтика тюремных мотивов, характерная для этой эпохи, сливается и скрещивается здесь с конкретной автобиографической ситуацией.
 
<div style="text-indent:3em"><div class="references-small">«Узник» написан Лермонтовым во время сидения под арестом за стихотворение на смерть Пушкина (значит  — в феврале 1837  г.). А.  П.  Шан-Гирей вспоминает: «"Под арестом к Мишелю пускали только его камердинера, приносившего обед; Мишель велел завертывать хлеб в серую бумагу и на этих клочках с помощью вина, печной сажи и спички написал несколько пьес, а именно: «Когда волнуется желтеющая нива», «Я, матерь божия, ныне с молитвою», «Кто б ни был ты, печальный мой сосед», и переделал старую пьесу «Отворите мне темницу», прибавив к ней последнюю строфу: «Но окно тюрьмы высоко». («Записки Е.  А.  Сушковой», «Academia», Л., 1928, стр. 380.)
Тема тюрьмы представлена в русской поэзии начала XIX века преимущественно как условный символ, заимствованный, главным образом, из западной литературы. Такова она, например, в стихотворениях Жуковского: «Узник мотыльку, влетевшему в его темницу» (из де-Местра, 1813), баллада «Узник» (1819), сюжетно совпадающая с стихотворением А. Шенье «La jeune captive» (см. перевод Козлова — «Молодая узница»), и «Шильонский узник». Использование темы тюрьмы в качестве лирического сравнения встречаем у Рылеева и у Пушкина. Конкретно-автобиографический характер эта тема приобретает у Полежаева («Арестант», «Осужденный», «Цепи» — см. в книге Б. Эйхенбаума «М. Ю. Лермонтов», Л., 1924, стр. 55—57, где приведен сравнительный материал).
 
На самом деле отношение между «Желанием» («Отворите мне темницу», 1832  г.) и «Узником» несколько сложнее. Кроме первых четырех строк Лермонтов от своего старого стихотворения почти ничего не оставил. В «Желании» тюремная тема взята очень обще и условно-символически; «Узник» несравненно конкретнее: условно-поэтическая романтика тюремных мотивов, характерная для этой эпохи, сливается и скрещивается здесь с конкретной автобиографической ситуацией.
Эволюция тюремной тематики в русской поэзии XIX века заключалась в постепенном превращении романтического героя — «узника» или «пленника» — в конкретного «арестанта» и романтической «темницы» в реальную.
 
Тема тюрьмы представлена в русской поэзии начала XIX века преимущественно как условный символ, заимствованный, главным образом, из западной литературы. Такова она, например, в стихотворениях Жуковского: «Узник мотыльку, влетевшему в его темницу» (из де-Местра, 1813), баллада «Узник» (1819), сюжетно совпадающая с стихотворением А. Шенье «La jeune captive» (см. перевод Козлова  — «Молодая узница»), и «Шильонский узник». Использование темы тюрьмы в качестве лирического сравнения встречаем у Рылеева и у Пушкина. Конкретно-автобиографический характер эта тема приобретает у Полежаева («Арестант», «Осужденный», «Цепи»  — см. в книге Б. Эйхенбаума «М.  Ю.  Лермонтов», Л., 1924, стр. 55—57, где приведен сравнительный материал).
«Узник», как отмечал еще Шевырев (в «Москвитянине», 1841), близок к Пушкинскому стиху. Шевырев выделил курсивом наиболее «Пушкинские» строки: «Черноглазую девицу, черногривого коня», строфу «Добрый конь в зеленом поле» и конец (от строки «Только слышно за дверями»). Белинский отзывался об «Узнике» (вместе с «Ангелом») неодобрительно: «Стихи Лермонтова недостойны его имени» (в письме к В. П. Боткину от 24 февраля 1840 г., — «Письма», т. II, стр. 70; ср. аналогичный отзыв в его рецензии на «Одесский альманах», — «Отеч. записки», 1840, № 2). [http://feb-web.ru/feb/lermont/texts/fvers/l21/L21-627-.HTM?cmd=0&hash=Стихотворения.298 Э. Найдич, Примечание (1936)]
 
</poem>
Эволюция тюремной тематики в русской поэзии XIX века заключалась в постепенном превращении романтического героя  — «узника» или «пленника»  — в конкретного «арестанта» и романтической «темницы» в реальную.
 
«Узник», как отмечал еще Шевырев (в «Москвитянине», 1841), близок к Пушкинскому стиху. Шевырев выделил курсивом наиболее «Пушкинские» строки: «Черноглазую девицу, черногривого коня», строфу «Добрый конь в зеленом поле» и конец (от строки «Только слышно за дверями»). Белинский отзывался об «Узнике» (вместе с «Ангелом») неодобрительно: «Стихи Лермонтова недостойны его имени» (в письме к В.  П.  Боткину от 24 февраля 1840  г.,  — «Письма», т. II, стр. 70; ср. аналогичный отзыв в его рецензии на «Одесский альманах»,  — «Отеч. записки», 1840, №  2). [http://feb-web.ru/feb/lermont/texts/fvers/l21/L21-627-.HTM?cmd=0&hash=Стихотворения.298 Э. Найдич, Примечание (1936)]
</div></div>
 
{{PD-simple}}
 
[[Категория:Поэзия Михаила Юрьевича Лермонтова]]
[[Категория:Русская поэзия, малые формы]]
[[Категория:Литература 1837 года]]
<!--
 
 
343. УЗНИК
 
Отворите мне темницу,
Дайте мне сиянье дня,
Черноглазую девицу,
Черногривого коня.
Я красавицу младую
Прежде сладко поцелую,
На коня потом вскочу,
В степь, как ветер, улечу.
 
Но окно тюрьмы высоко,
Дверь тяжелая с замком;
Черноокая далёко,
В пышном тереме своем;
Добрый конь в зеленом поле
Без узды, один, по воле
Скачет весел и игрив,
Хвост по ветру распустив.
 
Одинок я — нет отрады:
Стены голые кругом,
Тускло светит луч лампады
Умирающим огнем;
Только слышно: за дверями
Звучно-мерными шагами
Ходит в тишине ночной
Безответный часовой.
 
Февраль 1837
 
343. «Одесский альманах на 1840 г.». Одесса, 1839. - - Стих. 1840, датировано. Черн. автограф — ГИМ, тетр. Чертк. б-ки. Копия — ПД, тетр. 15. Написано в февр. 1837 г., когда Лермонтов находился под арестом за ст-ние «Смерть поэта». По словам родственника Лермонтова А. П. Шан-Гирея, поэт «велел завертывать хлеб в серую бумагу и на этих клочках, с помощью вина, печной сажи и спички, написал несколько пьес, а именно: „Когда волнуется желтеющая нива... “, „Я, матерь божия, ныне с молитвою... “, „Кто б ни был ты, печальный мой сосед... “, и переделал старую пьесу „Отворите мне темницу... “» (Воспоминания. С. 43). Действительно, материалом для «Узника» послужило раннее ст-ние «Желанье» (№ 298). Первые две строфы «Узника» бытовали в народно-песенном репертуаре, став в измененном виде частью многих тюремных песен.--!>
40 576

правок