Страница:Энциклопедический лексикон Плюшара Т. 2.djvu/144: различия между версиями

Нет описания правки
(Pywikibot touch edit)
 
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
  +
<section begin="Амосов, Фёдор"/><section begin="" />
<section begin="Амосов, Фёдор"/>былъ послѣдній изъ прежнихъ Русскихъ мореплавателей, предпринимавшихъ путешествіе для открытій на загадочномъ еще по сіе время большомъ острову въ Ледовитомъ морѣ, между устьями Колымы и Индигирки, о существованіи котораго и нынѣ еще сильно сомнѣваются, хотя оно снова было подтверждено Сарычевымъ, на путешествіи его 50 лѣтъ тому назадъ. Еще въ 1645 году до Якутскаго Воеводы дошли слухи о большомъ, обильномъ звѣрями островѣ, лежащемъ будто бы на Ледовитомъ морѣ противъ устья Колымы. Изъ казаковъ и промышленниковъ того времени, первый видѣлъ его Михаилъ Стадюхинъ, потомъ Никифоръ Мальгинъ, еще позже Михаилъ Насѣдкинъ, Иванъ Шамаевъ, Алексѣй Поротовъ, Яковъ Пермаковъ и Меркулъ Вагинъ. Правительство дѣлало многократныя попытки, чтобы открыть, какое основаніе имѣли сбивчивыя и, какъ казалось, мало вѣроятія заслуживавшія показанія всѣхъ этихъ людей о помянутомъ островѣ; но всѣ сіи покушенія оставались тщетными. Замѣчательно однако же, что въ главномъ дѣлѣ всѣ показанія были согласны. Въ 1723 году Боярскій сынъ Ѳедоръ Амосовъ явился въ Якутскъ съ предложеніемъ предпринять поиски острова, о которомъ, по его увѣренію, имѣлъ онъ уже предварительныя свѣдѣнія; по его мнѣнію, островъ занималъ все пространство моря между Яною и Индигиркою. Когда предложеніе его было одобрено, отправился онъ съ нѣсколькими человѣками къ устью Колымы, чтобы оттуда пуститься въ море. Тамъ встрѣтился онъ съ промышленникомъ Иваномъ Вилегинымъ, который разсказалъ ему, что самъ былъ на томъ острову въ 1720 году, и что сей островъ простирается отъ Яны далѣе устья Колымы; но что онъ не можетъ удостовѣрить, точно ли это островъ, или скорѣе полуостровъ. Эту землю, по словамъ его, можно видѣть въ ясную погоду съ твердой земли отъ устья Чукочьей. По причинѣ густаго льда, шедшаго изъ устья Колымы, Амосовъ не могъ выдти въ море; пытался въ 200 верстахъ далѣе на Востокъ, отъ берега, гдѣ кочевали Шелаги, племя Чукчей, подъ начальствомъ Копая; но и тамъ былъ остановленъ льдами и противными вѣтрами, и наконецъ, не совершивъ своего предпріятія, принужденъ былъ возвратиться въ Якутскъ. Отряды Беринговой экспедиціи не доходили такъ далеко на Востокъ, какъ бы нужно было для удовлетворительнаго рѣшенія вопроса, и такимъ образомъ дѣло осталось въ прежнемъ положеніи; однако же вообще полагали, что извѣстія первыхъ открывателей основаны были на невольномъ заблужденіи или преднамѣренномъ обманѣ: или они ошибочно почли землею отдаленныя туманныя отмели, или разсказывали сказки, чтобы придать нѣкоторую важность своимъ путешествіямъ и самимъ себѣ, а можетъ быть и для того, чтобы исходатайствовать себѣ прощеніе за прежніе безпорядки и преступленія. Достовѣрно то, что подъ помянутою широтою по сіе время не открыто ни твердой земли, ни острова; но столь же откровенно должно признаться и въ томъ, что и изслѣдованія, которыя были предпринимаемы, весьма недостаточны. Сарычевъ, путешествовавшій по берегамъ Восточной Сибири въ 1789 году, подъ главнымъ начальствомъ Биллингса, рѣшительно того мнѣнія, что помянутая неизвѣстная земля существуетъ. Около той части берега Ледовитаго моря, которая должна быть противъ этой земли, нашелъ онъ совершенно безпорядочное теченіе, и такое возвышеніе и пониженіе уровня моря, какого нельзя себѣ представить въ открытомъ Океанѣ, и которое подаетъ поводъ заключать о существованіи морскаго пролива. Продолжительный и сильный юго-западный вѣтеръ, который 22 и 23 Іюня непремѣнно долженъ бы былъ гнать ледъ въ открытое море и очистить отъ онаго берега, если бы не было вблизи острова, не произвелъ на ледъ ни малѣйшаго дѣйствія: этого нельзя объяснить иначе, какъ тѣмъ, что ледъ былъ задерживаемъ лежащимъ насупротивъ островомъ. Въ то же время Капитанъ Шмалевъ узналъ отъ Чукчей, что противъ Шелагскаго мыса есть обитаемый островъ, до котораго зимою можно доѣхать по льду на оленяхъ въ одинъ день. {{ЭЛ/Автор|И. Ѳ. Шт.}}<section end="Амосов, Фёдор"/>
 
  +
{{ВАР2
 
|былъ послѣдній изъ прежнихъ Русскихъ мореплавателей, предпринимавшихъ путешествіе для открытій на загадочномъ еще по сіе время большомъ острову въ Ледовитомъ морѣ, между устьями Колымы и Индигирки, о существованіи котораго и нынѣ еще сильно сомнѣваются, хотя оно снова было подтверждено Сарычевымъ, на путешествіи его 50 лѣтъ тому назадъ. Еще въ 1645 году до Якутскаго Воеводы дошли слухи о большомъ, обильномъ звѣрями островѣ, лежащемъ будто бы на Ледовитомъ морѣ противъ устья Колымы. Изъ казаковъ и промышленниковъ того времени, первый видѣлъ его Михаилъ Стадюхинъ, потомъ Никифоръ Мальгинъ, еще позже Михаилъ Насѣдкинъ, Иванъ Шамаевъ, Алексѣй Поротовъ, Яковъ Пермаковъ и Меркулъ Вагинъ. Правительство дѣлало многократныя попытки, чтобы открыть, какое основаніе имѣли сбивчивыя и, какъ казалось, мало вѣроятія заслуживавшія показанія всѣхъ этихъ людей о помянутомъ островѣ; но всѣ сіи покушенія оставались тщетными. Замѣчательно однако же, что въ главномъ дѣлѣ всѣ показанія были согласны. Въ 1723 году Боярскій сынъ Ѳедоръ Амосовъ явился въ Якутскъ съ предложеніемъ предпринять поиски острова, о которомъ, по его увѣренію, имѣлъ онъ уже предварительныя свѣдѣнія; по его мнѣнію, островъ занималъ все пространство моря между Яною и Индигиркою. Когда предложеніе его было одобрено, отправился онъ съ нѣсколькими человѣками къ устью Колымы, чтобы оттуда пуститься въ море. Тамъ встрѣтился онъ съ промышленникомъ Иваномъ Вилегинымъ, который разсказалъ ему, что самъ былъ на томъ острову въ 1720 году, и что сей островъ простирается отъ Яны далѣе устья Колымы; но что онъ не можетъ удостовѣрить, точно ли это островъ, или скорѣе полуостровъ. Эту землю, по словамъ его, можно видѣть въ ясную погоду съ твердой земли отъ устья Чукочьей. По причинѣ густаго льда, шедшаго изъ устья Колымы, Амосовъ не могъ выдти въ море; пытался въ 200 верстахъ далѣе на Востокъ, отъ берега, гдѣ кочевали Шелаги, племя Чукчей, подъ начальствомъ Копая; но и тамъ былъ остановленъ льдами и противными вѣтрами, и наконецъ, не совершивъ своего предпріятія, принужденъ былъ возвратиться въ Якутскъ. Отряды Беринговой экспедиціи не доходили такъ далеко на Востокъ, какъ бы нужно было для удовлетворительнаго рѣшенія вопроса, и такимъ образомъ дѣло осталось въ прежнемъ положеніи; однако же вообще полагали, что извѣстія первыхъ открывателей основаны были на невольномъ заблужденіи или преднамѣренномъ обманѣ: или они ошибочно почли землею отдаленныя туманныя отмели, или разсказывали сказки, чтобы придать нѣкоторую важность своимъ путешествіямъ и самимъ себѣ, а можетъ быть и для того, чтобы исходатайствовать себѣ прощеніе за прежніе безпорядки и преступленія. Достовѣрно то, что подъ помянутою широтою по сіе время не открыто ни твердой земли, ни острова; но столь же откровенно должно признаться и въ томъ, что и изслѣдованія, которыя были предпринимаемы, весьма недостаточны. Сарычевъ, путешествовавшій по берегамъ Восточной Сибири въ 1789 году, подъ главнымъ начальствомъ Биллингса, рѣшительно того мнѣнія, что помянутая неизвѣстная земля существуетъ. Около той части берега Ледовитаго моря, которая должна быть противъ этой земли, нашелъ онъ совершенно безпорядочное теченіе, и такое возвышеніе и пониженіе уровня моря, какого нельзя себѣ представить въ открытомъ Океанѣ, и которое подаетъ поводъ заключать о существованіи морскаго пролива. Продолжительный и сильный юго-западный вѣтеръ, который 22 и 23 Іюня непремѣнно долженъ бы былъ гнать ледъ въ открытое море и очистить отъ онаго берега, если бы не было вблизи острова, не произвелъ на ледъ ни малѣйшаго дѣйствія: этого нельзя объяснить иначе, какъ тѣмъ, что ледъ былъ задерживаемъ лежащимъ насупротивъ островомъ. Въ то же время Капитанъ Шмалевъ узналъ отъ Чукчей, что противъ Шелагскаго мыса есть обитаемый островъ, до котораго зимою можно доѣхать по льду на оленяхъ въ одинъ день. {{ЭЛ/Автор|И. Ѳ. Шт.}}
  +
|был последний из прежних Русских мореплавателей, предпринимавших путешествие для открытий на загадочном еще по сие время большом острову в Ледовитом море, между устьями Колымы и Индигирки, о существовании которого и ныне еще сильно сомневаются, хотя оно снова было подтверждено Сарычевым, на путешествии его 50 лет тому назад. Еще в 1645 году до Якутского Воеводы дошли слухи о большом, обильном зверями острове, лежащем будто бы на Ледовитом море против устья Колымы. Из казаков и промышленников того времени, первый видел его Михаил Стадюхин, потом Никифор Мальгин, еще позже Михаил Наседкин, Иван Шамаев, Алексей Поротов, Яков Пермаков и Меркул Вагин. Правительство делало многократные попытки, чтобы открыть, какое основание имели сбивчивые и, как казалось, мало вероятия заслуживавшие показания всех этих людей о помянутом острове; но все сии покушения оставались тщетными. Замечательно однако же, что в главном деле все показания были согласны. В 1723 году Боярский сын Федор Амосов явился в Якутск с предложением предпринять поиски острова, о котором, по его уверению, имел он уже предварительные сведения; по его мнению, остров занимал всё пространство моря между Яною и Индигиркою. Когда предложение его было одобрено, отправился он с несколькими человеками к устью Колымы, чтобы оттуда пуститься в море. Там встретился он с промышленником Иваном Вилегиным, который рассказал ему, что сам был на том острову в 1720 году, и что сей остров простирается от Яны далее устья Колымы; но что он не может удостоверить, точно ли это остров, или скорее полуостров. Эту землю, по словам его, можно видеть в ясную погоду с твердой земли от устья Чукочьей. По причине густого льда, шедшего из устья Колымы, Амосов не мог выйти в море; пытался в 200 верстах далее на Восток, от берега, где кочевали Шелаги, племя Чукчей, под начальством Копая; но и там был остановлен льдами и противными ветрами, и наконец, не совершив своего предприятия, принужден был возвратиться в Якутск. Отряды Беринговой экспедиции не доходили так далеко на Восток, как бы нужно было для удовлетворительного решения вопроса, и таким образом дело осталось в прежнем положении; однако же вообще полагали, что известия первых открывателей основаны были на невольном заблуждении или преднамеренном обмане: или они ошибочно почли землею отдаленные туманные отмели, или рассказывали сказки, чтобы придать некоторую важность своим путешествиям и самим себе, а может быть и для того, чтобы исходатайствовать себе прощение за прежние беспорядки и преступления. Достоверно то, что под помянутою широтою по сие время не открыто ни твердой земли, ни острова; но столь же откровенно должно признаться и в том, что и исследования, которые были предпринимаемы, весьма недостаточны. Сарычев, путешествовавший по берегам Восточной Сибири в 1789 году, под главным начальством Биллингса, решительно того мнения, что помянутая неизвестная земля существует. Около той части берега Ледовитого моря, которая должна быть против этой земли, нашел он совершенно беспорядочное течение, и такое возвышение и понижение уровня моря, какого нельзя себе представить в открытом Океане, и которое подает повод заключать о существовании морского пролива. Продолжительный и сильный юго-западный ветер, который 22 и 23 Июня непременно должен бы был гнать лед в открытое море и очистить от онаго берега, если бы не было вблизи острова, не произвел на лед ни малейшего действия: этого нельзя объяснить иначе, как тем, что лед был задерживаем лежащим насупротив островом. В то же время Капитан Шмалев узнал от Чукчей, что против Шелагского мыса есть обитаемый остров, до которого зимою можно доехать по льду на оленях в один день. {{ЭЛ/Автор|И. Ф. Шт.}}}}<section end="" /><section end="Амосов, Фёдор"/>
   
 
<section begin="Ампер, Андрей Мария"/>'''АМПЕРЪ''', (Ampère) Андрей Марія, Членъ Парижской Академіи Наукъ, профессоръ Политехнической школы и Французскаго Коллегіума, род. въ Ліонѣ въ 1775 г., занимался математикою, физикою, и преимущественно изслѣдованіями электромагнетизма. Многія сочиненія его разсѣяны по разнымъ журналамъ; а особо напечатаны: ''Изслѣдованія математической теоріи игры'' (Considérations sur la théorie mathématique du jeu,<section end="Ампер, Андрей Мария"/>
 
<section begin="Ампер, Андрей Мария"/>'''АМПЕРЪ''', (Ampère) Андрей Марія, Членъ Парижской Академіи Наукъ, профессоръ Политехнической школы и Французскаго Коллегіума, род. въ Ліонѣ въ 1775 г., занимался математикою, физикою, и преимущественно изслѣдованіями электромагнетизма. Многія сочиненія его разсѣяны по разнымъ журналамъ; а особо напечатаны: ''Изслѣдованія математической теоріи игры'' (Considérations sur la théorie mathématique du jeu,<section end="Ампер, Андрей Мария"/>