Страница:Собрание сочинений Марка Твэна (1896) т.2.djvu/176: различия между версиями

(Pywikibot touch edit)
(→‎Проверена: ыц > ьщ)
Статус страницыСтатус страницы
-
Вычитана
+
Проверена
Тело страницы (будет включаться):Тело страницы (будет включаться):
Строка 1: Строка 1:
{{Перенос2|преслѣдова|ваніи|правильно=преслѣдованіи|комментарий=повторяющийся слог}} убійцъ и затѣмъ вернуться домой. Въ моемъ разговорѣ съ угольщиками у меня былъ еще особый интересъ, который никогда не терялъ для меня своей новизны, съ тѣхъ поръ, какъ я живу въ королевствѣ Артура: это различное обращеніе между собою людей, явившееся слѣдствіемъ раздѣленія на касты. По отношенію къ бритымъ монахамъ, которые шли медленно вдоль дороги, съ своимъ капюшономъ назади и съ струившимся по жирному лицу потомъ, уголыцикъ былъ исполненъ глубокаго уваженія; съ дворяниномъ былъ раболѣпенъ; съ фермерами и свободными людьми обращался дружелюбно и ласково; но если проходилъ какой-нибудь рабъ и принималъ почтительно униженную позу, то угольщикъ поднималъ вверхъ свой раздвоенный носъ и даже не смотрѣлъ на этого человѣка. Бывали такія времена, когда казалось, точно хотятъ повѣсить вѣсь человѣческій родъ и закончить этимъ фарсъ.
+
{{Перенос2|преслѣдова|ваніи|правильно=преслѣдованіи|комментарий=повторяющийся слог}} убійцъ и затѣмъ вернуться домой. Въ моемъ разговорѣ съ угольщиками у меня былъ еще особый интересъ, который никогда не терялъ для меня своей новизны, съ тѣхъ поръ, какъ я живу въ королевствѣ Артура: это различное обращеніе между собою людей, явившееся слѣдствіемъ раздѣленія на касты. По отношенію къ бритымъ монахамъ, которые шли медленно вдоль дороги, съ своимъ капюшономъ назади и съ струившимся по жирному лицу потомъ, угольщикъ былъ исполненъ глубокаго уваженія; съ дворяниномъ былъ раболѣпенъ; съ фермерами и свободными людьми обращался дружелюбно и ласково; но если проходилъ какой-нибудь рабъ и принималъ почтительно униженную позу, то угольщикъ поднималъ вверхъ свой раздвоенный носъ и даже не смотрѣлъ на этого человѣка. Бывали такія времена, когда казалось, точно хотятъ повѣсить вѣсь человѣческій родъ и закончить этимъ фарсъ.
   
 
Но вотъ мы наткнулись на одинъ инцидентъ. Небольшая кучка полунагихъ ребятишекъ, мальчиковъ и дѣвочекъ, выбѣжала изъ лѣсу съ воплями, криками и испугомъ на лицахъ. Самому старшему изъ нихъ было не больше 12—14 лѣтъ. Они стали насъ просить о помощи, но сами были до такой степени испуганы, что мы рѣшительно не могли понять въ чемъ дѣло. Мы свернули въ лѣсъ, ребятишки вели насъ и мы скоро увидѣли, что было причиною ихъ безпокойства и страха: они повѣсили на веревкѣ своего маленькаго товарища; онъ сталъ болтать ногами и барахтаться, задыхаясь до смерти. Мы освободили его и унесли оттуда; этотъ маленькій народецъ хотѣлъ подражать старшимъ; они стали играть въ бунтъ и окончили это такимъ подвигомъ, который обѣщалъ сдѣлаться со временемъ много серьезнѣе, чѣмъ они это предполагали.
 
Но вотъ мы наткнулись на одинъ инцидентъ. Небольшая кучка полунагихъ ребятишекъ, мальчиковъ и дѣвочекъ, выбѣжала изъ лѣсу съ воплями, криками и испугомъ на лицахъ. Самому старшему изъ нихъ было не больше 12—14 лѣтъ. Они стали насъ просить о помощи, но сами были до такой степени испуганы, что мы рѣшительно не могли понять въ чемъ дѣло. Мы свернули въ лѣсъ, ребятишки вели насъ и мы скоро увидѣли, что было причиною ихъ безпокойства и страха: они повѣсили на веревкѣ своего маленькаго товарища; онъ сталъ болтать ногами и барахтаться, задыхаясь до смерти. Мы освободили его и унесли оттуда; этотъ маленькій народецъ хотѣлъ подражать старшимъ; они стали играть въ бунтъ и окончили это такимъ подвигомъ, который обѣщалъ сдѣлаться со временемъ много серьезнѣе, чѣмъ они это предполагали.