Письмо МВД России от 6.04.2006 № 3/5862: различия между версиями

м
пробел в середине слова
м (пробел в середине слова)
Во-первых, Российская Федерация является государством преемником Российской Империи не непосредственно, а опосредованно, следуя вышеописанной последовательности правопреемства. При этом существенно, что никогда, ни на одном из указанных этапов правопреемство от государства-предшественника в целом, в полном объеме не признавалось. Так, Положением о народном суде РСФСР 1918 г. было официально отменено действие законодательства Российской Империи. Однако в связи с переходом к новой экономической политике, с необходимостью дипломатического признания и возобновления действия ряда международно-правовых договоров Российской Империи (в частности в связи с правом прохода судов через проливы Босфор и Дарданеллы), РСФСР в определенной степени признала себя правопреемницей государства-предшественника, т. е. Российской Республики. И признано это было не одним общим актом, а серией международных документов по отдельным вопросам, а именно: Раппальским договором между РСФСР и Германией 1922 г.; англо-русским торговым договором этого же года; русско-французским договором 1924 г.; Заявлением советской делегации о признании долгов царского и Временного правительства при условии признания Советского государства де-юре, сделанным на Генуэзской конференции 1922 г.; договором между РСФСР и США 1923 г. Кроме того, Советский Союз признавался правопреемником Российской Республики и Российской Империи не самим СССР, а другими государствами, которые так или иначе были связаны различными обязательствами Российской Империи. При этом в договорах Советский Союз признавался ими не правопреемником, а просто государством, находящимся в пределах территориальных границ бывшей Российской Империи.
 
Таким образом, вопросы правопреемства всегда решались с каждым государством самостоятельно, путем заключения двусторонних международных договоров по конкретным вопросам, и ни в одном внутреннем российском законодательном акте не указывал осьуказывалось напрямую о правопреемстве Союза ССР в отношении Российской Республики или Российской Империи. Иными словами, у законодателя пока нет при обсуждении и принятии конкретных нормативных правовых актов, а у правоприменителя — при реализации соответствующих нормативных правовых актов никакого единого, общего, принципиального основания для решения вопросов правопреемства автоматически. В каждом отдельном случае вопрос о правопреемстве решается отдельно. При этом следует отметить, что не всегда государственное решение выступить правопреемником по отдельным вопросам можно считать обоснованным и законным. Например, факт выплаты Российской Федерацией в 1996 г. 400 млн. долларов так называемых «царских долгов» Франции является скорее не правилом, а исключением. Кроме того, Договор о вступлении России в Парижский клуб до сих пор не ратифицирован Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации, что свидетельствует о спорности юридических обоснований данных выплат.
 
Во-вторых, вопросы правопреемства регулируются Венской конвенцией о правопреемстве государств в отношении договоров (1978 г.) и Венской конвенцией о правопреемстве государств в отношении государственной собственности, государственных архивов и государственных долгов (1983 г.), причем, вступила в силу только первая Конвенция.