Саратовский листок (Хованский)/1893 (ДО)

Yat-round-icon1.jpg

Саратовскій листокъ — Исторія его изданія
авторъ Николай Фёдорович Хованский
Изъ сборника «Саратовский край». Опубл.: 1893. Источникъ: Исторія его изданія // Саратовский край. Исторические очерки, воспоминания, материалы. — Саратов: Паровая скоропечатня Губернского Правления, 1893. — С. 291—308. Commons-logo.svg Сканы, размещённые на Викискладе
 
Википроекты: Wikipedia-logo.png Википедія


[291]
САРАТОВСКІЙ ЛИСТОКЪ.
(Исторія его изданія).

За „Саратовскимъ Листкомъ“ (прежде „Справочный Листокъ г. Саратова“, потомъ „Саратовскій Справочный Листокъ“) — нынѣ три десятка лѣтъ служенія мѣстному обществу. По числу подписчиковъ (около 3470) онъ и до нынѣ занимаетъ первенствующее мѣсто въ Саратовѣ, да не только въ Саратовѣ, а пожалуй и по всему Поволжью. Сколько намъ извѣстно, ни одна газета въ Казани, Нижнемъ, Самарѣ, Астрахани не имѣетъ такого количества подписчиковъ, какъ „Саратовскій Листокъ“. Эта газета создала читателей въ Саратовѣ и въ его уѣздахъ: пріобщила къ общимъ умственнымъ интересамъ огромную часть саратовскаго общества. Съ теченіемъ времени она захватила въ свою область мѣстные интересы, пріобрѣла извѣстное вліяніе въ сферѣ мѣстнаго земскаго и городскаго хозяйства и мѣстной общественной жизни. Не сразу, а постепенно, конечно, измѣнились и отношенія къ мѣстной печати общества и администраціи. Но все же успѣхи, которые, съ Божьею помощью, дѣлала и дѣлаетъ саратовская печать въ области мѣстной интеллектуальной жизни общества, достойны удивленія. Въ этомъ отношеніи заслуга принадлежитъ, разумѣется, не одному „Листку“, а и его собратьямъ, возникшимъ послѣ него: „Волгѣ“ и „Саратовскому Дневнику“.

Внѣшній видъ нынѣшнихъ саратовскихъ газетъ — форматъ ихъ и компактность печати — свидѣтельствуетъ уже въ ихъ пользу, по сравненію со многими „Листками“ и „Вѣстниками“ другихъ городовъ.

Намъ извѣстенъ между прочимъ такой фактъ.

Когда, графу Толстому, бывшему министру .внутреннихъ дѣлъ, незадолго до его смерти, были по одному случаю представлены №№ саратовскихъ газетъ, то графъ изумился ихъ объему и характеру...

Изъ маленькаго „Справочнаго Листка“, разрѣшеннаго къ изданію въ 1863 г., выросла нынѣ почтенная провинціальная газета, голосъ которой имѣетъ вѣсъ и значеніе въ краѣ. [292]

Собственно нарожденіе „Листка“ было совершенно случайно. „Справочный Листокъ г. Саратова“ созданъ былъ какъ афера, ради объявленій, нѣкимъ Александромъ Михайловичемъ Флоровымъ. Это — преинтересная и оригинальнѣйшая личность. Дворянинъ, кончившій курсъ въ горномъ институтѣ, любитель музыки, віолончелистъ, концертантъ, архитекторъ, Александръ Михайловичъ имѣлъ страсть къ разнаго рода открытіямъ, изобрѣтеніямъ, терпя, однако, неудачи въ послѣднихъ. Такъ онъ лѣтъ 10 употребилъ на изобрѣтеніе какой-то машины для перегрузки тяжестей, наконецъ подалъ прошеніе о предоставленіи ему привиллегіи на нее, но оказалось, что такая машина давно уже изобрѣтена Изобрѣталъ онъ и еще что-то. Между прочимъ Ал. Мих. лилъ вѣсовыя гири. До сихъ поръ его гири сохраняются въ типографіи „Листка“, одна вѣсомъ нѣсколько болѣе двухъ пудовъ, а другая - меньше: они употребляются рабочими, какъ прессы. Кабинетъ Ал. Мих. представлялъ собою нѣчто въ родѣ химической лабораторіи: банки, стклянки. реторты, модели какихъ-то машинъ наполняли всю комнату. Онъ содержалъ фотографію и двѣ типографіи — одну въ Саратовѣ, другую въ Самарѣ. Обѣ находились въ самомъ, жалкомъ положеніи и печатали единственно бутылочные ярлыки.

Александру Михайловичу было лѣтъ около 50, когда ему пришла мысль издавать газету. Мысль эта явилась при созерцаніи одного изъ №№ „Московскаго Полицейскаго Листка“, въ которомъ вниманіе его привлекла масса объявленій. Далѣе объявленій Александръ Михайловичъ не пошелъ. Что должно быть въ газетѣ помимо нихъ, чѣмъ наполнить ее — это былъ второстепенный вопросъ для Ал. Мих.

Желая во что-бы то ни стало исхлопотать себѣ газету, А. М., однако не счелъ возможнымъ подавать прошеніе отъ себя. Онъ просилъ объ этомъ хлопотать знакомаго помѣщика, отставнаго штабсъ-капитана Чекмарева. Тогда о правѣ на изданіе газеты, какъ о собственности, которую можно сдавать въ аренду и продавать, какъ дѣлаютъ теперь, не имѣли понятія. Чекмаревъ исхлопоталъ газету, но въ декабрѣ 1862 года умеръ.

Губернаторомъ въ то время былъ Е. И. Барановскій. А. М. Флоровъ отправился къ нему, изложилъ все дѣло и заявилъ что газету собственно онъ и затѣялъ, что Чекмаревъ и не думалъ приступать къ ея изданію. Губернаторъ сказалъ: „если газета ваша, такъ и издавайте ее“. Наслѣдники Чекмарева никакихъ претензіи не изъявили. Уже послѣ, лѣтъ 10 спустя, обстоятельства передачи газеты послужили поводомъ къ процессу, но объ этомъ въ своемъ мѣстѣ. [293]

„Справочный Листокъ г. Саратова“ началъ выходить въ 1863 г., но мы не можемъ сказать, съ какого именно числа. У насъ имѣется въ рукахъ, лишь одинъ № отъ 18 іюня — 118-й. Такъ какъ „Листокъ“ не выходилъ только послѣ праздничныхъ дней, то по разсчету дней 1-й № не приходится ни на 1, ни на 2 января. Газета начала выходить въ январѣ — но, кажется, не съ 1 числа. Изъ архивнаго дѣла канцеляріи губернатора № 6301, 1863, г. видно, что самое назначеніе цензора для „Листка“ послѣдовало только 3 января. Ни подписи редактора, ни подписи издателя въ имѣющемся у насъ экземплярѣ „Листка“ 1863 г. мы не находимъ. Время тогда на этотъ счетъ было патріархальное. Никто не предвидѣлъ и не задавался вопросомъ, что изъ провинціальной газеты можетъ выйти и будетъ ли она когда имѣть вѣсъ и значеніе. При томъ же программа была самая узкая. Мы видѣли отпечатанный экземпляръ этой программы. Третью часть ея занимаетъ перечисленіе разныхъ видовъ и родовъ объявленій. Перечень ихъ составленъ такъ тщательно, какъ не составляются даже оглавленія къ многотомному сочиненію. Программа дѣлилась на 6 отдѣловъ: 1-й отдѣлъ—календарь; 2-й отдѣлъ—правительственныя и полицейскія распоряженія, дневники приключеній, свѣдѣнія о пріѣхавшихъ и выѣхавшихъ; 3-й отдѣлъ — извѣщеніе о концертахъ и театрахъ; 4-й отдѣлъ — частныя объявленія (тутъ шелъ перечень ихъ, такъ сказать, въ руководство для публики); 5-й отдѣлъ — свѣдѣнія о базарныхъ цѣнахъ, о цѣнахъ на извозъ и проч.; 6-й отдѣлъ — о приходѣ и отходѣ пассажирскихъ и буксирныхъ пароходовъ и почты. Внѣ отдѣловъ, на самомъ послѣднемъ мѣстѣ, показанъ „Фельетонъ“, съ слѣдующимъ подъ нимъ перечисленіемъ: 1) мѣстныя свѣдѣнія, новости городскія и уѣздныя; 2) столичная лѣтопись, извѣстія и новости изъ петербургскихъ и московскихъ вѣдомостей; 3) легкіе разсказы и небольшія стихотворенія, статьи, содержащія въ себѣ полезныя свѣдѣнія (этнографическія, статистическія, сельско-хозяйственныя и проч.). Далѣе напечатаны правила сношенія публики съ конторою газеты. Между прочимъ, за всякую справку лично въ конторѣ должно было платить 10 коп.

Однимъ словомъ, Ал. Мих. Флоровъ затѣвалъ какъ-бы не газету, а нѣкую коммиссіонерскую контору.

3 января 1863 г. онъ обратился къ г. саратовскому губернатору съ письмомъ, въ которомъ, сообщая о разрѣшеніи ему издавать „Справочный Листокъ г. Саратова“, писалъ: „эта газета по утвержденной программѣ будетъ имѣть значеніе полуоффиціальное, и потому я имѣю [294]честь покорнѣйше просить ваше превосходительство поручить кому слѣдуетъ доставлять ежедневно въ контору „Листка“ или посланному отъ конторы давать свѣдѣнія слѣдующія“. Слѣдовалъ такой перечень: о больницахъ, богадѣльняхъ, объ оспопрививателяхъ, о происшествіи по городу, о найденныхъ вещахъ, бѣжавшихъ лошадяхъ и скотѣ, о прочихъ встрѣчающихся предметахъ (?), о гостиницахъ, номерахъ, выѣхавшихъ и пріѣхавшихъ, о назначеніи по городу собраній и другихъ, до города относящихся, предметахъ (?). Все это, прибавлялъ издатель, будетъ печататься каждодневно безплатно[1].

О назначеніи цензора для „Листка“ Ал. Мих. Флоровъ просилъ, вѣроятно, губернатора лично, такъ какъ при дѣлѣ нѣтъ объ этомъ никакого письма. Губернаторъ обратился оффиціально къ директору мужской гимназіи г. Жолкевичу — съ просьбой поручить старшему учителю гимназіи И. Т. Миловидову цензировать „Листокъ“. Директоръ Жолкевичъ на это отвѣтилъ, что о назначеніи цензоромъ „Листка“ И. Т. Миловидова онъ сдѣлаетъ представленіе г. попечителю округа. Дѣло такимъ образомъ грозило затянуться, но губернаторъ сочувственно отнесся къ „Листку“ и въ отвѣтъ директору Жолкевичу указалъ на циркуляръ министра внутреннихъ дѣлъ отъ 3 мая 1862 г., № 66, по которому находилъ себя въ правѣ сдѣлать распоряженіе о назначеніи цензоромъ „Листка“ указаннаго чиновника училищнаго вѣдомства, а потому просилъ директора безотлагательно назначить цензоромъ „Листка“ И. Т. Миловидова, въ тѣхъ видахъ, что пріостановка, на неопредѣленное время ежедневнаго изданія, одобреннаго правительствомъ къ выходу съ 1 января настоящаго года, можетъ не только разстроить дѣла редактора этой газеты, уже связаннаго извѣстными условіями со своими подписчиками, но и лишить городъ необходимаго изданія.

Въ составленіи номеровъ газеты Ал. Мих. Флоровъ не затруднился: онъ пустилъ въ ходъ свою старинную библіотеку, заключавшую въ себѣ разные скотолечебники, травники и проч. Такой матеріалъ надолго наполнилъ собою фельетоны газеты. Въ верхнихъ этажахъ печатались на первомъ мѣстѣ святцы, но это было не то, конечно, что теперь печатается во многихъ газетахъ петитомъ, въ видѣ текущаго календаря, а полные святцы съ житіемъ святыхъ. Въ предпраздничномъ №, напримѣръ, передъ Пасхой, святцы, даваемые впередъ на недѣлю, занимали цѣлую страницу. Святцы подарилъ Ал. Мих. [295]Флорову на этотъ предметъ саратовскій преосвященный Евфимій. Остальное мѣсто въ газетѣ занималось чѣмъ попало, безъ всякаго смысла. Тогда было время польскаго возстанія. Но по тѣмъ сообщеніямъ, которыя перепечатывались въ „Листкѣ“ изъ столичныхъ газетъ, разумѣется, невозможно было составить о ходѣ возстанія ни малѣйшаго понятія. Болѣе всего въ выборѣ перепечатокъ Ал. Мих. пользовался „Кронштадтскимъ Вѣстникомъ“.

Здѣсъ не лишне сказать, что въ Астрахани въ это время издавалась частная газета „Волга“ подъ редакторствомъ Вл. Бенземана. Она возникла въ 1862 г., т. е. ранѣе „Саратовскаго Листка“, и имѣла вначалѣ чисто торговый характеръ; въ ней помѣщались статьи въ интересахъ крупныхъ астраханскихъ рыбопромышленниковъ монополистовъ. Впослѣдствіи, однако, редакторъ измѣнилъ имъ и выступилъ честно на борьбу съ монополістами, разоблачая грѣшки ихъ. Въ Саратовѣ „Волга“ имѣла тогда сотрудника, ведшаго въ ней саратовскій отдѣлъ — Аскоченскаго Конст. Иппол., брата извѣстнаго издателя „Домашней Бесѣды“. К. И. Аскоченскій былъ здѣсь аудиторомъ военнаго суда. Имя его сдѣлалось извѣстнымъ въ свое время, когда онъ публично, въ газетахъ, не помнимъ по какому-то поводу, отрекся отъ своего брата-журналиста Викт. Иппол. Аскоченскаго.

Вмѣстѣ съ нимъ саратовскимъ отдѣломъ въ „Волгѣ“ завѣдывалъ учитель саратовской гимназіи И. Я. Кучинъ, личность очень симпатичная. И. Я. Кучинъ писалъ подъ разными псевдонимами, но чаще подъ псевдонимомъ „Ѳомы Шлыка“. По свѣдѣніямъ, доставленнымъ намъ однимъ изъ близкихъ къ нему лицъ, И. Я. Кучинъ сотрудничалъ подъ своею фамиліею въ журналѣ „Воспитаніе и Обученіе“, издававшемся въ Петербургѣ, корреспондировалъ въ „Голосъ“, „Моську“ (при редакторѣ Полешкѣ), и „С.-Петербургскія Вѣдомости“, за время В. Ѳ. Корша. Наконецъ имъ изданъ прекрасный „Путеводитель но Волгѣ“, выдержавшій два изданія и до сихъ поръ интересный, чему доказательствомъ служитъ прекрасный отзывъ о немъ, сдѣланный А. Н. Пыпинымъ въ „Вѣстникѣ Европы“ 1885 г., послѣ совершенной профессоромъ прогулки но Волгѣ. Путеводитель этотъ изобилуетъ мѣстными поволжскими сказаніями и легендами, отличающимися колоритностью, своеобразностью поэзіи и прелестною простотою языка.

„Волга“ 1863—1864 г. конкуррировала съ „Саратовскимъ Справочнымъ Листкомъ“, при изданіи его М. А. Поповымъ. Но въ 1865 г. она погибла, погубленная насильственно недовольными ея нападками и разоблаченіями рыбопромышленниками-монополистами.

Чтобъ дать понятіе о томъ, что такое представлялъ собою „Справочный Листокъ г. Саратова“ въ первый годъ изданія, познакомимъ читателя съ однимъ изъ №№ этого года, который случайно попалъ намъ въ руки[2].

Размѣръ ,,Листка“ того времени былъ вдвое меньше нынѣшняго. Печать слѣповатая. Она производитъ такое впечатлѣніе, какъ будто [296]номеръ вышелъ не изъ-подъ машины, а тиснутъ на обыкновенномъ станкѣ, какъ тискаютъ наборъ для корректуры. Названіе, газеты напечатано въ двѣ строчки: „Справочный Листокъ“ — узкимъ шрифтомъ и слово „г. Саратова“ — широкимъ, жирнымъ. Внизу стоитъ: „годъ первый“ и еще ниже: „№ 118 — пятница, 14 іюня — 1863 г.“. По обѣимъ сторонамъ заголовка набраны мелкимъ шрифтомъ продолговатыми колонками, съ одной стороны — условія пріема подписки, стоимость отдѣльнаго № и пріема статей (главное требованіе — четкое означеніе мѣста жительства), а съ другой — условія пріема объявленій. Изложены эти условія довольно безграмотно. „На бѣлой бумагѣ 3 руб., полугодичное (?) 2 руб., иногородные за пересылку прилагаютъ 2 руб.“; отд. № стоилъ 5 коп. Условія пріема объявленіи весьма запутанныя: „за объявленія, какъ казенныя, такъ и частныя, взимается за 1 разъ по 1/7 коп. съ каждой буквы и цифры шрифтовъ, преимущественно нынѣ употребляемыхъ для отпечатанія объявленій. При употребленіи крупныхъ буквъ и допущеніи пробѣловъ, по требованію подателя, берется плата за мѣсто, какое они занимаютъ по числу строчекъ въ объявленіи“ и т. д. Подающій объявленіе подписываетъ на немъ свое прозваніе и означаетъ, сколько разъ должно быть напечатано объявленіе и сколько заплачено денегъ.

За глухой чертой, послѣ заголовка, наборъ идетъ въ три столбца, шире нынѣшнихъ. На первой страницѣ жирною поперечною чертой отдѣленъ внизу фельетонъ, который проходитъ еще на трехъ страницахъ газеты.

Въ первомъ верхнемъ столбцѣ крупно, черненькимъ шрифтомъ, напечатано „Отъ редакціи“ приглашеніе къ полугодовой подпискѣ: при чемъ имѣются два примѣчанія: „примѣчаніе 1-е, въ настоящее время каждодневно печатается 480 экземпляровъ и всѣ расходятся въ публикѣ. Примѣчаніе 2-е. подписавшіеся послѣ 1 іюля вышедшихъ №№ газеты уже не получатъ“. Во второмъ верхнемъ столбцѣ, подъ рубрикой „1-й отдѣлъ" напечатанъ мѣсяцесловъ-календарь. Въ третьемъ столбцѣ „2-й отдѣлъ“ — казенныя объявленія.

На второй страницѣ, въ первомъ верхнемъ столбцѣ, подъ рубрикой „3-й отдѣлъ“ напечатаны: „Приказъ военнаго министра, мая 25, № 187“ — о сформированіи конныхъ малороссійскихъ казачьихъ полковъ — двухъ въ Полтавской и одного въ Черниговской губ.; о всемилостивѣйшемъ пожалованіи рядовому Либавскаго пѣх. полка Равбѣ серебряной медали и 50 руб. награды за вѣрность его долгу присяги и смѣлость при побѣгѣ изъ шайки мятежниковъ, къ которымъ онъ [297]былъ взятъ офицерами означеннаго полка, предавшимися мятежникамъ (заимствовано изъ „Бирж. Вѣдом.“); объ объявленіи военнаго положенія въ уѣздахъ Витебской губ. (изъ „Современнаго Слова“) и о переводѣ въ Кіевъ партіи плѣнныхъ поляковъ. „Четвертый отдѣлъ“ составляютъ частная объявленія: „Опроверженіе слуха. Отъ моднаго магазина г-жи Сервье“ (о томъ, что она не уѣзжаетъ изъ Саратова, а только перешла съ своимъ магазиномъ во второй этажъ) и проч.

Объявленія занимаютъ вторую и третью страницы. На четвертой они продолжаются, прерываясь базарными цѣнами, составляющими по программѣ 5-й отдѣлъ, „тарифомъ для внутренней телеграфной корреспонденціи“ и „таблицей платы по тарифу за провозъ каждаго пассажира изъ Москвы въ Петербургъ“[3].

На послѣдней четвертой страницѣ нижняя часть газеты отдѣлена подобно фельетону и имѣетъ рубрику „6-й отдѣлъ“; здѣсь помѣщено о времени открытія городской библіотеки: пріема и выдачи изъ сберегательной кассы приказа общественнаго призрѣнія: пріема въ Александровской больницѣ: объ отходѣ и приходѣ почтъ: театръ: о пріѣхавшихъ и выѣхавшихъ.

Фельетонъ (безъ подписи) имѣетъ два заголовка „Народное здравіе“ и другое „Домашняя аптека“. Здѣсь описаны нѣкоторыя домашнія средства противъ разныхъ болѣзней. Подъ этимъ фельетономъ перепечатка изъ „Бирж. Вѣд.“ о важномъ открытіи лондонскаго фотографа Вернера, что на сѣтчатой оболочкѣ убитаго запечатлѣваются черты лица убійцы. Въ началѣ фельетона „Домашняя аптека“ авторъ даетъ нѣсколько разсужденій по вопросу о народномъ здравіи. „Въ послѣднее время, говоритъ онъ, поднятъ этотъ вопросъ. Одни предлагаютъ выписать врачей въ села, построить больницы, аптеки и пр. Конечно это самое лучшее; но для этого нужны средства и большія, откуда взять ихъ? Другіе предлагали обязать священниковъ лѣчить крестьянъ. Наконецъ, третьи совѣтовали на скорую руку приготовить фельдшеровъ изъ тѣхъ же крестьянъ“. Авторъ находитъ лучшій исходъ; онъ полагаетъ возможнымъ обезпечить народное здравіе тѣмъ, чтобы было возложено на обязанность священниковъ и фельдшеровъ лѣчить крестьянъ простыми общеизвѣстными средствами. [298]

Такимъ образомъ литературное содержаніе газеты исчерпывалось маленькими перепечатками, не дававшими ровно никакого представленія о томъ, что дѣлалось на свѣтѣ, а большую часть газеты занималъ отдѣлъ объявленій.

Главное вниманіе Ал. Мих. Флорова было обращено на объявленія и на подписку. У дверей редакціи, помѣщавшейся на Московской ул., противъ дома купца Мордвинкина, стоялъ чуть не ежедневно извозчикъ. на которомъ Ал. Мих. разсылалъ агентовъ то съ подписными листами для сбора подписки, то по магазинамъ — для пріема объявленій. Самъ А. М. большую часть времени находился въ конторѣ, а не въ редакціи.

Собственно составленіемъ № газеты нерѣдко занимались, за недосугомъ А. М., сами наборщики. Они смѣло намѣчали ту или другую статью въ столичной газетѣ, примѣривая ее къ пустому мѣсту въ наборѣ, и набирали, если она подходила, а то вырѣзывали другую.

Рукописи въ редакцію поступали отъ гимназистовъ и семинаристовъ. Больше всего было стиховъ. Ихъ почти нерѣдко, не читая, отдавали въ наборъ, чтобъ наполнить № Стихи шли въ фельетонѣ на ряду со статьями о ковкѣ лошадей, о древесныхъ вшахъ, о копытной мази и проч.

Вотъ начало одного стихотворенія.

Сквозь петербургскіе туманы
По Невской набережной я
Однажды шелъ, какъ стелька пьяный,
Въ грязи испачканъ, какъ свинья....

Смыслъ стихотворенія заключался въ томъ, что при откупахъ-де водка была лучше, а теперь хуже. Это стихотвореніе принадлежало какому-то Копенгагенову — чиновнику казенной палаты. Корректировалъ газету самъ Флоровъ и, надо сказать, очень скверно. При недосугѣ его, читали корректуру кто только могъ и кто былъ въ это время въ редакціи. Шрифтъ газеты былъ невозможный, какой-то острый, прокалывавшій бумагу. Печатная машина была старая, разбитая: ее впослѣдствіи редакторъ Раевскій въ отличіе отъ новой прозвалъ почему-то „Катеринкой“. Какъ начнутъ на ней работать, такъ грохотъ раздается на всю улицу. Въ 1870-хъ гг. эту машину продали на заводъ бр. Малышкиныхъ, и сейчасъ барабаномъ этой машины утрамбовываютъ дорожки на бульварѣ.

Заводили иногда сотрудники разговоръ съ Флоровымъ объ [299]улучшеніи литературнаго содержанія газеты. Тогда Ал. Мих., съ его оригинальной физіономіей, съ взъерошенными волосами, бритый, положительно приходилъ въ негодованіе и изрекалъ такія нравоученія: „Объявленія-съ, вотъ главная вещь. Читатель нашъ многаго не знаетъ. Чѣмъ изъ газетъ выбирать — мы ему Гоголя перепечатаемъ, Лермонтова. Онъ ихъ еще не читалъ“. Это была блестящая мысль! Но къ досадѣ Ал. Мих. оказалось, что ни Гоголя, ни Лермонтова перепечатывать нельзя.

Мѣстнаго интереса газета никакого не заключала въ себѣ. Саратовская жизнь находила въ ней отраженіе только въ отдѣлѣ объявленій и такъ продолжалось долго...

Дѣла Флорова шли плохо. Задумываться иногда приходилось не о томъ, чѣмъ наполнить столбцы газеты, а о томъ, на чемъ ее печатать. Не хватало денегъ на бумагу и кредиту не было. Тогда бумагой торговали въ Саратовѣ Уфимцевъ и Лаптевъ. Подписчиковъ было всего 300—400. Въ розничной продажѣ расходилось около сотни. Продавали газету типографскіе мальчики, получавшіе газету изъ конторы по 1 к. за №. Кой-какъ только А. Н. сводилъ концы съ концами. Сотрудникамъ, все больше поэтамъ, платили по 1 к. со строки, но, разумѣется, на каждый № полагалось платнаго матеріала немного...

Ал. Мих. издавалъ „Листокъ“ всего лишь съ годъ. Кончилась его издательская дѣятельность слѣдующей исторіей: въ 6-мъ № „Листка“ 1864 появилось стихотвореніе, подписанное иниціаломъ Д....

Въ день появленія этого № явился посланный отъ имени князя Щ. и пріобрѣлъ 50 №№ „Листка“. Въ этотъ день у князя былъ балъ. На балу, говорятъ, князь самъ раздавалъ гостямъ № „Листка“ со стихотвореніемъ, прибавляя: „посмотрите какъ меня отдѣлали“... Ал. Мих. Флоровъ былъ вызванъ затѣмъ къ губернатору. Что между ними говорилось — неизвѣстно, но пришлось подумать о передачѣ газеты кому-нибудь другому.

Желающихъ взять газету было двое — казакъ Н. Поповъ изъ Астрахани, впослѣдствіи издатель „Астраханскаго Справочнаго Листка“, и М. А. Поповъ, саратовскій землевладѣлецъ—чиновникъ, служившій тогда полицеймейстеромъ въ Саратовѣ. Одинъ передъ другимъ они надбавляли цѣну. Но, наконецъ, Флоровъ и М. А. Поповъ ударили по рукамъ на суммѣ 6000 руб. Только что это соглашеніе послѣдовало, какъ Н. Поповъ предложилъ 7000 руб., но Флоровъ уже не могъ отступить, считая ударъ по рукамъ окончаніемъ сдѣлки.

Такъ какъ М. А. Поповъ, будучи полицеймейстеромъ, не могъ [300]оффиціально издавать газету, то она была пріобрѣтена отъ Флорова на имя тестя г. Попова — г. Субботина. Сдѣлка состоялась на условіи уплаты 3000 руб. сейчасъ и 3000 р. въ разсрочку.

А. М. Флоровъ уѣхалъ въ Самару, гдѣ тоже исхлопоталъ себѣ право изданія газеты „Самарскій Справочный Листокъ“. Въ Самарѣ же А. М. и умеръ въ 1875 году. „Самарскій Листокъ“ существовалъ и послѣ его смерти, издаваемый его дочерью, подъ редакторствомъ какого-то Овсянникова, но въ 1880-хъ гг. покончилъ свое существованіе, совершенно убитый „Самарской Газетой“.

А. М. Поповъ пригласилъ въ редакторы „Саратовскаго Листка“ прибывшаго въ Саратовъ и открывшаго здѣсь книжную торговлю Л. Л. Тиблена, брата извѣстнаго книгоиздателя Н. Л. Тиблена. Это былъ человѣкъ образованный, но отдаться дѣлу всецѣло онъ не могъ по характеру и стремленіямъ. При немъ газета велась безусловно грамотно, статьи писались порядочнымъ языкомъ, но и только. Онъ редактировалъ газету не болѣе 1 ½ года.

Послѣ Тиблена редакторомъ былъ отставной подполковникъ генеральн. штаба кавказецъ А. П. Раевскій, который явился въ Саратовъ съ какими-то проектами, кажется, устройства завода и сошелся съ нѣмцемъ Раутенфельдомъ, въ домъ котораго на Нѣмецкой улицѣ редакція „Листка“ переселилась съ переходомъ газеты отъ Флорова къ М. А. Попову.

Г. Раевскій любилъ помпу и парадность. Прежде всего онъ обратилъ вниманіе на убранство редакціи, занимавшей квартиру въ верхнемъ этажѣ, окнами на улицу. Надъ всѣмъ домомъ была прибита большая вывѣска: „Контора Редакціи Саратовскаго Справочнаго Листка“; надъ дверьми своей комнаты онъ сдѣлалъ надпись: „Рабочій кабинетъ редактора“: надъ дверью комнаты, въ которой находился, кажется, одинъ сторожъ: „Дежурная“, а надъ дверью другой, гдѣ лежала стопа—двѣ бумаги: „Складъ“. Въ комнатахъ Раевскаго (онъ жилъ въ этомъ-же домѣ) было развѣшено но стѣнамъ оружіе. Ходилъ Раевскій одѣтый по кавказски. Онъ внушалъ страхъ къ себѣ. Писалъ и печаталъ въ „Листкѣ“ военные разсказы изъ кавказской жизни, гдѣ горделивое „я“ фигурировало въ самыхъ яркихъ образахъ.

Сотрудниковъ Раевскій не желалъ имѣть. Онъ просто не выносилъ ихъ. Помимо военныхъ разсказовъ, онъ писалъ о театрѣ передовыя статьи и замѣтки, а также о погодѣ. Актеровъ всѣхъ безъ исключенія онъ восхвалялъ и не иначе упоминалъ о нихъ, какъ съ [301]прибавленіемъ самыхъ лестныхъ эпитетовъ: „талантливый“, „несравненная“ и проч....

Приводимъ одну изъ передовыхъ статей Раевскаго по театру.

Саратовъ, 7 іюля.

Мы получили слѣдующее письмо отъ любителя и знатока музыки Н. И. Е.: „Поручаю вашему вниманію двухъ первоклассныхъ пѣвцовъ: г. Кондратьева и г-жу Абаринову. Первый великолѣпный баритонъ с.-петербургской оперы, у второй — прелестнѣйшій контрь-алтъ. Можете смѣло рекомендовать ихъ нашей саратовской публикѣ, потому что они, навѣрное, произведутъ фуроръ, который производили вездѣ“.

Намъ особенно пріятно сообщить нашимъ читателямъ, что въ понедѣльникъ, въ лѣтнемъ театрѣ, уважаемые артисты будутъ пѣть въ антрактахъ. Ни Геннадій Петровичъ, ни Антонина Ивановна не нуждаются въ похвалахъ; репутація ихъ всѣмъ извѣстна и мы говоримъ объ нихъ не съ цѣлью рекомендовать тѣхъ, которые давно уже себя зарекомендовали, а исключительно для того, чтобы всѣ знали, что они уже пріѣхали и въ понедѣльникъ будутъ пѣть.

Для истинныхъ любителей, для знатоковъ, которые находятся въ нашемъ обществѣ, это имена нашихъ лучшихъ артистовъ, но они могли не знать о ихъ прибытіи.

Редакторъ.

Такъ писались имъ передовыя статьи.

Но какъ не восхвалялъ Раевскій актеровъ и актрисъ, его въ театрѣ, во время представленія „Орфей въ аду“ — осмѣяли очень зло, что произвело на него чрезвычайное впечатлѣніе....

Въ редакторство г. Раевскаго посѣтилъ Саратовъ г. Гримъ, извѣстный изслѣдователь рыболовства на Волгѣ. Въ „Листкѣ“ были напечатаны его статья „Сорныя травы и способъ ихъ истребленія“, агрономическія и техническія замѣтки.

Г. Раевскій редактировалъ газету года 4.

Здѣсь скажемъ два слова о сотрудникахъ „Листка“. Еще при Флоровѣ начали доставлять въ „Листокъ“ статьи: Лунинъ А. А., Синцовъ И. Ф., Чуевскій; сотрудничалъ тогда-же въ газетѣ занимавшійся въ конторѣ „Листка“ К. Н. Ищенко. При Флоровѣ-же появился въ Саратовѣ нѣкій литераторъ Н. В. Орловъ, изъ военныхъ, другъ Писемскаго. Онъ, впослѣдствіи, по введеніи новыхъ судовъ въ Саратовѣ, занялся адвокатствомъ; сотрудничалъ онъ ранѣе въ разныхъ газетахъ: умеръ въ 1874 г.

Послѣ г. Раевскаго редакторомъ „Листка" былъ приглашенъ учитель мужской гимназіи М. В. Арнольдовъ, еще молодой человѣкъ, бывшій секретаремъ симбирскаго статистическаго комитета, довольно много поработавшій надъ исторіей и этнографіей Симбирской губерніи. Новый редакторъ затѣялъ нѣчто сдѣлать въ „Листкѣ". „Г. Арнольдовъ,—сообщаетъ намъ П. О. Лебедевъ, впервые выказалъ стремленіе завести и расширить мѣстный отдѣлъ. Онъ обратился къ нашимъ [302]дѣятелямъ съ просьбою о содѣйствіи“... Но дѣятели тупо откликнулись на этотъ призывъ редакціи. Все-же съ этого времени, съ 1869 г., появляются въ „Листкѣ“: кой-какая общественная хроника, фельетоны — перепечатки и оригинальные „Летучія замѣтки обо всемъ вообще и ни о чемъ въ частности“). Но Арнольдовъ пробылъ на мѣстѣ редактора не болѣе 3-хъ мѣсяцевъ, такъ-какъ не ужился съ издателемъ и близкими къ нему лицами. Онъ переѣхалъ въ Тифлисъ, гдѣ и умеръ. Въ Тифлисѣ имъ издана брошюрка о саратовской гимназіи.

Въ томъ-же 1869 г., по уходѣ Арнольдова, редакторомъ „Листка“ сдѣлался К. Н. Ищенко. Онъ выступилъ въ печатномъ заявленіи съ обѣщаніями уже болѣе широкими; онъ говорилъ, что употребитъ всѣ свои силы для того, чтобы „Листокъ“ какъ можно болѣе удовлетворялъ своему назначенію — представлялъ бы по возможности полную картину (!), какъ общечеловѣческой жизни во всѣхъ ея проявленіяхъ, такъ и мѣстной жизни по преимуществу.... „Нами, — писалъ редакторъ, — будутъ приняты мѣры для полученія корреспонденцій изъ уѣздныхъ городовъ Саратовской губ. Хроника саратовской жизни, театральное обозрѣніе, небольшіе разсказы и другія статьи, для легкаго чтенія, надѣемся (sic), придадутъ газетѣ живость и полноту“.... К. Н. Ищенко редактировалъ „Листокъ“ года три и за это время постарался привлечь къ работѣ въ газетѣ нѣсколько новыхъ силъ, въ качествѣ постоянныхъ сотрудниковъ: П. О. Лебедева, И. И. Горизонтова, В. К. Знаменскаго, Д. Т. Волкова. Послѣдній, между прочимъ, написалъ фельетонъ „Три дня въ Большеселовѣ“, который начинали печатать въ „Листкѣ“ раза два-три, но такъ и не кончили. Кто-то писалъ подъ псевдонимомъ „Аристархъ Сафроновъ“ народныя сцены и разсказы, отличавшіеся юморомъ.

Молодой, пылкій редакторъ стремился оживить газету, что однако, было нелегко...

Все-таки въ это время появлялись статьи и замѣтки на общественныя темы, фельетоны, „сценки“ въ камерахъ мировыхъ судей; стали также присылать письма изъ уѣздовъ, между прочимъ, изъ Хвалынска, гдѣ онѣ каждый разъ сильно волновали общество: писалъ ихъ тамъ нѣсколько лѣтъ нѣкто Крыловъ...

За время редакторства К. Н. Ищенко довольно развито было въ „Листкѣ“ „обличительное“ направленіе, конечно, робкое, направленное на продѣлки торговцевъ и разныхъ частныхъ дѣльцовъ.

Здѣсь разскажемъ о томъ судебномъ процессѣ, о которомъ выше упомянуто. [303]

Однажды въ редакцію „Листка“ является нѣкій частный повѣренный К.. спрашиваетъ редактора и обращается къ нему съ положительно щекотливыми вопросами: о числѣ подписчиковъ, о доходности газеты и проч., при этомъ предъявляетъ полную довѣренность отъ вдовы Чекмаревой съ наслѣдниками на веденіе дѣла, по иску ея съ издателемъ „Листка“ о правѣ собственности на газету. Онъ заявляетъ, что намѣренъ взыскать съ Попова не только весь доходъ, незаконно полученный за время изданія газеты, но всѣ протори и убытки, происшедшіе отъ завладѣнія чужой собственностью... Сначала такой претензіи г. Поповъ не придалъ особеннаго значенія. Но К., самъ уговорившій, какъ оказалось, г-жу Чекмареву предъявить къ Попову искъ и взявшій на себя даже всѣ расходы по нему, повелъ дѣло судебнымъ порядкомъ и выигралъ его въ окружномъ судѣ. Г. Поповъ перенесъ тогда дѣло въ судебную палату, а тѣмъ временемъ постарался войти въ соглашеніе съ К. Послѣдній оказался податливымъ и... дѣло кончилось тѣмъ, что г. Поповъ поплатился въ пользу К. 2000 руб., а тотъ, по полной довѣренности, уступилъ ему за эту сумму право изданія „Листка“ и заключилъ мировую...

К. Н. Ищенко оставилъ обязанности редактора въ 1871 г.

Послѣ г. Ищенко редакторомъ „Листка“ былъ нѣкто Тихановъ, бывшій редакторъ „Петербург. Полиц. Вѣдомостей“. Онъ редактировалъ „Листокъ“ года два. У него также сотрудниковъ было мало, онъ самъ писалъ хронику и переводныя статьи. Нѣтъ матеріала — Тихановъ прогуляется по улицѣ, возвратится и напишетъ статью въ столбецъ или два. Тихановъ. въ № отъ 20-го марта 1871 г., давалъ уже обѣщаніе: „откликнуться, помимо Саратова, на нужды края“. Однимъ изъ первыхъ сотрудниковъ Тиханова былъ П. О. Лебедевъ.

Въ общемъ „Листокъ“ Тиханова не далеко ушелъ отъ предъидущмхъ лѣтъ, а мѣстный отдѣлъ и разработка нуждъ края такъ и остались въ области добрыхъ намѣреніи. Наполнялась газета почти исключительно перепечатками: изрѣдка появлялись отчеты о судебныхъ процессахъ. Тихановъ впослѣдствіи издавалъ какой-то „Вѣстникъ“, кажется въ Орлѣ.

Между тѣмъ общественная жизнь въ Саратовѣ съ проведеніемъ въ 1870 г. желѣзной дороги, учрежденіемъ новыхъ судовъ, земства и введенія новаго городоваго положенія, съ подъемомъ промышленности и просвѣщенія, замѣчательно оживилась (впослѣдствіи какъ реакція неожиданно быстрому оживленію, послѣдовало нѣкоторое охлажденіе). Потребность въ мѣстной газетѣ, разрабатывавшей мѣстные интересы, сказывалась сильная. Газетой г. Попова общество было недовольно. [304]Подано было нѣсколько ходатайствъ изъ Саратова, о разрѣшеніи издавать новую газету, но ни одно изъ нихъ не было удовлетворено. Между прочимъ Н. П. Ковалевъ (нынѣ управляющій контролемъ орловско-грязской ж. д.) и прис. пов. В. Ф. Лятошинскій въ 1871 г. просили о дозволеніи имъ издавать „Приволжскій Листокъ“.

Можетъ быть эти ходатайства, а вѣрнѣе всего сама жизнь побудили г. Попова къ улучшеніямъ въ газетѣ.

Редактора Тиханова въ началѣ 1872 г. смѣнилъ А. Г. Ротчевъ, личность весьма замѣчательная. Ему было лѣтъ 70. Воспитанникъ московскаго университета, въ молодости онъ перевелъ нѣсколько трагедій Шиллера, Шекспира и Гюго; долгое время онъ жилъ въ русской колоніи въ Америкѣ „Россъ“, состоя на службѣ россійско-американской компаніи; впослѣдствіи сотрудничалъ во многихъ петербургскихъ газетахъ и журналахъ, въ которыхъ писалъ объ Америкѣ, затѣмъ жилъ въ Ташкентѣ и писалъ о Туркестанѣ.

А. Г. Ротчевъ, однако, не былъ утвержденъ редакторомъ. За него оффиціально подписывался утвержденный „за редактора“ Вознесенскій, конторщикъ „Листка“. „Листокъ“ 1872 г. и особенно 1873 г. (фактическое редакторство А. Г. Ротчева) отличается замѣчательнымъ литературнымъ оживленіемъ. Покойный Ротчевъ, образованный, живой и симпатичный, умѣлъ привлечь къ сотрудничеству пишущую молодежь. При немъ снова вступилъ въ составъ сотрудниковъ И. П. Горизонтовъ, а также впервые выступилъ въ качествѣ фельетониста С. С. Гусевъ, подъ псевдонимомъ „Tutti quanti“. Кромѣ г. Гусева, писалъ „Воскресные наброски“ нѣкто Любомудровъ (нынѣ умершій, сынъ священника саратовской Митрофановской церкви). Принимали участіе въ газетѣ также В. И. Виддиновъ, Л. П. Блюммеръ. Появлялись передовыя статьи по разнымъ вопросамъ, юридическимъ преимущественно. Въ хроникѣ преобладали театральныя замѣтки, отзывы и „письма въ редакцію“ о вокзальныхъ пѣвицахъ. Но общественная хроника и корреспонденція продолжали еще отсутствовать.

За смертію А. Г. Ротчева въ августѣ 1873 г.[4], временно завѣдывалъ редакціею И. П. Горизонтовъ (уѣхавшій затѣмъ въ Астрахань работать въ „Астрах. Справоч. Листокъ“).

Въ концѣ 1873 г. въ должность редактора „Листка“ вступилъ А. И. Соколовъ, директоръ саратовской мужской гимназіи. Онъ [305]вышелъ въ этомъ году въ отставку и, какъ говорятъ, желалъ издавать въ Саратовѣ свою газету. Шансы на то, что ему разрѣшатъ, были большія. И вотъ почему г. Поповъ пригласилъ его въ редакторы „Листка“, давъ ему жалованье 2000 руб. въ годъ.

Къ этому времени чистая доходность газеты (единственной въ городѣ) сильно возрасла. Подписчиковъ было 1200 чел., изъ нихъ 700 городскихъ. Отъ объявленій издатель имѣлъ въ годъ дохода до 15 тыс.

Такія, по крайней мѣрѣ, свѣдѣнія со словъ А. И. Соколова сообщаетъ Гр. Потанинъ, посѣтившій Саратовъ въ началѣ 1870-хъ гг., въ статьѣ „Отъ Новочеркасска до Казани“ („Первый шагъ“. Провинц. литер. сборникъ. 1876 г.) Онъ пишетъ, между прочимъ, далѣе о „Листкѣ“ слѣдующее: „Въ “Листкѣ“ передовыхъ статей нѣтъ: ихъ замѣняетъ хроника исключительно городская, которая иногда пишется тономъ передовой статьи; затѣмъ слѣдуютъ корреспонденціи; иногда помѣщаются беллетристическіе разсказы: разсказы г. Коровина (напр. о Колышлеѣ) составили-бы украшеніе столичной газеты. Этимъ кончается оригинальное содержаніе газеты: далѣе идутъ перепечатки изъ другихъ газетъ: новости изъ Имперіи и иностранныя. Издатель, получая отъ газеты такой доходъ, не позаботился до сихъ поръ доставить своимъ подписчикамъ хоть такого удобства, чтобы газета имѣла свои телеграммы изъ Петербурга, какъ по внѣшнимъ извѣстіямъ, такъ и по государственнымъ. Мѣстная администрація нерѣдко пользуется газетой, помѣщая въ ней сообщенія и присылая въ редакцію цѣлыя статьи. Изъ этого можно заключить, что неоффиціальная пресса составляетъ не только потребность мѣстнаго общества, но можетъ оказывать услуги и мѣстной администраціи“...

А. И. Соколовъ — безспорно не только образованный, но и ученый человѣкъ — не былъ, однако, журналистомъ. Въ его время печатались. между прочимъ, фельетонныя упражненія нѣкоего Инсарова (псевдонимъ) „Со ступеньки на ступеньку“. „Предложенія для житейской сдѣлки“ и т. п. — вещи, лишенныя малѣйшаго остроумія и вкуса. Сотрудники, появившіеся въ разное время при г. Соколовѣ, были случайные. Къ такимъ принадлежатъ: Н. В. Майновъ, жена котораго содержала въ Саратовѣ пансіонъ и „Дѣтскій садъ"; онъ и жена его присылали въ „Листокъ“ преимущественно переводы; Безгинъ (офицеръ) и адвокатъ В. А. Скрыпицынъ; послѣдній въ концѣ 1877 г. и въ началѣ 1878 г. писалъ воскресные фельетоны (подъ псевдонимомъ „Добрый человѣкъ“). Прочное положеніе въ редакціи „Листка“ занялъ въ это время скромный и доселѣ, но [306]очень почтенный труженникъ печатнаго дѣла, — П. О. Лебедевъ. Онъ корректировалъ „Листокъ“ и помогалъ редактору въ просмотрѣ рукописей и газетъ, писалъ судебные, думскіе и земскіе отчеты, театральныя рецензіи, время отъ времени помѣщалъ фельетоны подъ заглавіемъ „Хроника текущей жизни“, „Провинціальные очерки“, „Летучія замѣтки“, а иногда статьи по общественнымъ вопросамъ. Вначалѣ г. Лебедевъ получалъ по 25 руб. въ мѣсяцъ, потомъ мѣсячная плата ему была увеличена до 100 руб.

Въ началѣ 1878 г. г. Лебедевъ сдѣлался фактически редакторомъ „Листка“, а въ 1879 г. былъ утвержденъ въ этомъ званіи главнымъ управленіемъ по дѣламъ печати. Въ то-же время приглашенъ былъ въ „Листокъ“ въ качествѣ фельетониста работавшій до этого въ „Саратовскомъ Дневникѣ“ другъ г. Лебедева — И. П. Горизонтовъ.

Расходъ на гонораръ былъ увеличенъ съ 100—150 р. до 300—400 р. въ мѣсяцъ. Впослѣдствіи, въ 1880-хъ гг. цифра эта возрасла до 600—700 руб. въ мѣс. Тратилось на № гонорару, въ среднемъ, вначалѣ 4—6 руб. впослѣдствіи по 24—28 руб. Редакторъ и фельетонистъ получали по 150, а потомъ по 200 руб. въ мѣсяцъ.

Но уже въ 1870-хъ гг., не смотря на ничтожность тогдашняго вознагражденія за литературный трудъ, въ Саратовѣ было лицо, жившее исключительно литературнымъ заработкомъ, это — И. П. Горизонтовъ. При построчной платѣ въ 1½—2 коп. онъ могъ зарабатывать отъ 40—50 руб. въ мѣс. Съ теченіемъ времени спросъ на газету, а вмѣстѣ съ тѣмъ на литературныя силы возрасталъ, увеличилось и вознагражденіе за трудъ. Съ 50 руб. въ мѣс. гонораръ И. П. Горизонтова къ концу 70-хъ гг. возросъ до 150 и 200 руб. Это вознагражденіе И. П. получалъ съ 1879 до 1884 г.

Нынѣ исключительно литературнымъ заработкомъ въ Саратовѣ живутъ нѣсколько лицъ.

Съ 1879 г. въ „Листкѣ“, въ видѣ постояннаго отдѣла, стали появляться руководящія статьи (передовыя) и воскресные фельетоны; кромѣ того въ отдѣлѣ фельетона въ теченіи недѣли появлялись оригинальные и переводные романы и разсказы; впослѣдствіи — ежемѣсячныя фельетонныя обозрѣнія и „Научный Листокъ“: введено „Политическое обозрѣніе“, „Мнѣнія и отзывы газетъ“. Мѣстная городская, земская и судебная хроника и уѣздныя корреспонденціи получили широкое развитіе.

„Воскресные Очерки“ И. П. Горизонтова сдѣлались, такъ сказать, главнымъ нервомъ газеты. [307]

Передовыя статьи преимущественно писалъ С. В. Острожниковъ, въ литературной средѣ прозванный „дѣдушкой“ (умеръ въ 1892 г.). Его статьи затрогиваютъ экономическіе и финансовые вопросы и отличаются солидностью. С. В. помѣщалъ свои статьи также въ „Экономическ. Журналѣ“ Субботина.

Въ качествѣ постояннаго сотрудника одно время работалъ въ „Листкѣ“ И. А. Садовъ, извѣстный беллетристъ: онъ писалъ театральные фельетоны; кромѣ того въ разное время онъ помѣстилъ въ „Листкѣ“ много разсказовъ и повѣстей. Ему платили не менѣе 10 копѣекъ за строчку.

Виднымъ сотрудникомъ „Листка“ въ 1880-хъ гг. былъ И. П. Ларіоновъ (ум. въ 1889 г.), „Музыкальныя бесѣды“. Статьи его были замѣчены столичною печатью, которая признала И. П. Ларіонова „однимъ изъ лучшихъ музыкальныхъ критиковъ“. Съ 1879 года въ „Саратовскомъ Листкѣ“ сотрудничали (нѣкоторые продолжаютъ писать и теперь) слѣдующія лица: Л. П. Блюммеръ, С. С. Гусевъ, К. В. Тхоржевскіи, А. А. Кулаковъ, А. Л. Кущъ, А. Мурашкинцевъ, В. О. Португаловъ, А. Д. Дублицкій („Научный Листокъ“), А. Ѳ. Тельнихинъ, К. Д. Поповъ, священникъ-миссіонеръ (псевдонимъ его „Заѣзжій“). А. М. Федоровъ (поэтъ), И. Г. Ширяевъ, И. Р. Полетика, В. Н. Полякъ, К. К. Сарахановъ и мн. другіе. Изъ уѣздныхъ корреспондентовъ упомянемъ К. К. Карнѣева, И. Ѳ. Волкова. Рождественскаго, М. А. Козлова, А. Н. Успенскую (переводчица). Изъ столичныхъ литераторовъ писали въ „Листкѣ“ — Маминъ (Сибирякъ), Кругловъ, Каронинъ, Билибинъ (Игрэкъ) Тютрюмовъ и другіе.

С. С. Гусевъ писалъ въ „Листкѣ“ по четвергамъ фельетоны. Онъ и И. П. Горизонтовъ были главныя силы „Листка“.

Въ остроумныхъ фельетонахъ С. С. Гусева (Слово Глаголь) фигурировали въ каррикатурномъ видѣ всѣ видные общественные дѣятели Саратова. Остроумныхъ шутокъ С. С. Гусева побаивались многіе...

Въ ноябрѣ 1884 г. „Саратовскій Листокъ“ отъ издателя М. А. Попова перешелъ на арендномъ правѣ, вмѣстѣ съ типографіей, къ гг. Лебедеву и Горизонтовѵ.

Если не ошибаемся, въ 1886 г. „Саратовскій Листокъ“ освободился отъ цензуры С—и, и перешелъ временно на цензуру правителя канцеляріи Федотова, потомъ чиновника Ф. Преображенскаго и, затѣмъ, съ 1-го октября 1887 г. — совѣтника губ. правленія г. Ш—скаго.

Съ момента перехода „Листка“ отъ прежняго издателя къ новымъ на арендномъ правѣ, газета замѣтно начала улучшаться. Тѣ-же [308]самыя лица, что заправляли литературной частью газеты при старомъ ея издателѣ, повели дѣло во много разъ лучше, почувствовавъ себя свободными отъ ферулы хозяина.

Земскія статистическія изслѣдованія, начатыя въ 1883 г., дали много матеріала мѣстнымъ газетамъ. Работали въ нихъ и сами статистики (Дичковъ, Харизоменовъ). Данныя статистики открыли какъ-бы новые горизонты для сужденія о нуждахъ края. Судьбы земледѣлія, профессіональныя школы, кустарничество, закаспійская дорога, пензо-лозовская дорога, нѣмцы и земцы — все это давало матеріалъ для передовыхъ статей, замѣтокъ, фельетоновъ. Къ голосу газетъ прислушивались мѣстные дѣльцы. Въ редакціи присылались записки и мнѣнія гласныхъ и другихъ дѣятелей. Въ выборахъ думцевъ и земцевъ замѣтно начали участвовать и газеты.

Вообще говоря, съ начала 1880-хъ гг. саратовская печать завоевала себѣ высокое положеніе, съ котораго низвести ея до прежняго положенія не легко. Чтобы должнымъ образомъ оцѣнить труды мѣстныхъ журналистовъ и затраты издателей для достиженія такихъ успѣховъ, надо принять во вниманіе, что Саратовъ — городъ не университетскій и печати дѣйствительно приходилось здѣсь завоевывать себѣ извѣстное положеніе. Нынѣ вліяніе газетъ въ мѣстной жизни настолько замѣтно, что нѣкоторыя явленія общественнаго характера въ жизни города объясняются его развитою, отзывчивою прессой, будоражущей общество.

Н. Хованскій.

ПримечанияПравить

  1. Архивное дѣло канц. губ. № 6301 - 1863 г.
  2. Мѣстныя изданія въ Саратовѣ ни кѣмъ не сбережены. Даже въ редакціяхъ нѣтъ полныхъ экземпляровъ. О библіотекахъ нечего и говорить. Въ нихъ о сбереженіи мѣстныхъ изданій до сихъ норъ нѣтъ заботы. Публичная городская библіотека и до селѣ выписываетъ мѣстныя изданія въ одномъ экземплярѣ собственно „для стола“ и затѣмъ истрепанные въ рукахъ читателей №№ связываются въ кучу и бросаются въ уголъ.
  3. Базарныя цѣны 13 іюня 1863 г. были слѣдующія: мука ржаная за пудъ 40 к., пеклеванная 50 к., пшеничная 1-й сортъ куль 8 р. 50 к., второй сортъ 5 р. 20 к., третій сортъ 3 р. 50 к., овесъ четверть 1 р. 90 к., рожь за пудъ 35 к., ячмень за четверть 3 р., крупа гречневая за пудь 80 к., пшено - тоже, горохъ 70 к., говядина 1-й сортъ фунгъ 8 к., 2-й — 7 к. и т. д., стерлядь 25 к. фун., судакъ 8 к.. щука 5 к.; пахарю въ недѣлю 2 р. 50 к.—3 р., поденщику на берегу 60-70 к., въ сады и бахчи 50—60 к., поденщицѣ 18—20 к.
  4. А. Г. Ротчевъ умеръ въ Саратовѣ 20 августа 1873 г. и похороненъ на кладбищѣ Спасо-Преображенскаго монастыря. На плитѣ, прикрывшей его могилу. по его желанію, вырѣзана надпись: „Онъ былъ человѣкъ, и какъ человѣкъ заблуждался“.