Рецензия на книгу «Романовы. Подвиг во имя любви» (Бабкин)

Рецензия на книгу: Романовы. Подвиг во имя любви. Сб. статей
/ Сост. В. П. Долматов, Л. А. Лыкова. — М.: Изд. дом Достоинство. 2010.

автор Михаил Анатольевич Бабкин
Дата создания: 2010, опубл.: декабрь 2010. Источник: Москва. 2010. № 12. С. 228—231.
Сетевая публикация — на сайте журнала «Москва».

Значительная часть книги посвящена последним дням земной жизни представителей дома Романовых, убитых большевиками в период с 13 июня 1918 года по 27 января 1919 года[1] в Перми, Екатеринбурге, Алапаевске и Петрограде. Большой массив её материалов повествует о расследованиях убийства, о поиске и идентификации останков императора Николая II, членов его семьи и верных им слуг.

Книга представляет собой сборник трудов разного жанра. В ней — статьи известных российских историков, интервью экспертов и заметки людей, втянутых в «царское дело» самой жизнью, а также архивные материалы. Последние представляют собой главным образом повествования большевиков-цареубийц о своих «подвигах» по «завершению выполнения первого пункта первой программы» своей партии — свержения царского самодержавия как «подавлявшего всякое революционное движение» (с. 279).

Центральной частью книги является развернутое повествование старшего следователя по особо важным делам Следственного управления при Прокуратуре РФ В. Н. Соловьёва о ходе расследований состоявшегося в ночь с 16 на 17 июля 1918 года убийства царской семьи. Начавшись в конце июля 1918 года, эти мероприятия завершились, по сути, лишь в январе 2009 года. Автор развенчивает мифы и домыслы о судьбе останков членов венценосной семьи и их слуг, раскрывает подробности дела, говорит о новых, рассекреченных ныне архивных материалах (с. 143–210). В частности, Соловьёв указывает, что, с одной стороны, выводы колчаковского следователя Н. А. Соколова, сделанные тем в 1919 году в ходе непосредственного расследования убийства членов царской семьи и зафиксированные в хранящихся в российских архивах делах, и, с другой — широко растиражированное начиная с 1924 года его же повествование об уничтожении тел венценосцев имеют кардинальные различия.

Так, проводя в мае–июле 1919 года под Екатеринбургом скрупулезные раскопки и делая точные описания обнаруживаемых в ходе их материалов, Соколов-следователь не сделал категоричного вывода об уничтожении большевиками царских останков. Вместе с тем он резюмировал о необходимости дальнейшего поиска тел на прилегающих к осмотренному им руднику территориях. Однако, находясь в эмиграции, в 1924 году Соколов-писатель (как автор книги «Убийство царской семьи») по непонятной причине стал однозначно утверждать, что останки 11 человек были практически бесследно уничтожены большевиками: облиты серной кислотой и дотла сожжены (с. 190–191)[2], то есть его выводы 1924 года не подтверждены материалами следствия 1919 года[3].

Большое внимание в книге уделено истории обнаружения останков царской семьи и их верных слуг, девяти человек, в 1979 и 1991 годах, а также двух (цесаревича Алексея и великой княжны Марии) в 2007 году. Весьма обстоятельно говорится о комплексе экспертиз по установлению принадлежности найденных костей членам дома Романовых. Так, в 1991–1998 и 2007 годах были проведены молекулярно-генетические, анатомо-морфологические, микроскопические и рентгено-флуоресцентные исследования костных останков и зубов, сделаны пластические реконструкции по черепам портретов убиенных (с. 206–210, 333–347). Экспертизы пуль, найденных в «первоначальной» могиле (11 человек; в «Открытой» шахте, исследованной еще Н. А. Соколовым) и в «окончательном» (для 9 человек; в болотистой низине старой Коптяковской дороги) захоронении, показали, что эти пули были выпущены из одного и того же оружия (с. 339). В ходе работ, в частности, были использованы хранящиеся в Государственном Эрмитаже уникальные экспонаты: фетровая шляпа наследника российского престола Николая Александровича (будущего императора) со следами ударов сабли японского полицейского, нанесённых 2 апреля 1891 года в г. Отсу, а также окровавленная в результате того нападения рубашка государя. Форма рубца на одном из черепов, а также выделенные из некоторых костных останков полные последовательности митохондриальной (передающейся по женской линии) и ядерной (передающейся по мужской линии) ДНК в совокупности с другими исследованиями (например, анализом крови ныне живущих родственников Романовых) позволили специалистам сделать однозначные выводы о том, что в 1991 и 2007 годах обнаружены останки всех членов семьи последнего государя (с. 210, 333, 343, 345)[4].

Некоторые группы специалистов, исследовавших «екатеринбургские» останки, опубликовали результаты своих экспертиз (с описанием методик работ) в научно-академических изданиях, в том числе зарубежных[5]. Так, занимавшийся генетическим анализом найденных в июле 2007 года останков двух тел из захоронения недалеко от «могилы на дороге» сотрудник Института общей генетики РАН, заведующий лабораторией в Массачусетском университете профессор Е. И. Рогаев говорит: «Наш вывод однозначный: это скелеты Алексея и Марии. <...> Что касается оппонентов, то я ни с кем не собираюсь спорить. Наши результаты опубликованы в престижном журнале. Если кто-то не согласен, пусть напечатает свои контрдоводы» (с. 345, 347).

Однако, несмотря на мнения специалистов о подлинности найденных под Екатеринбургом в 1979, 1991 и 2007 годах царских останков, общественность не торопится их признавать принадлежащими семье последнего государя. О причине этого высказался директор Государственного архива Российской Федерации доктор исторических наук С. В. Мироненко. По мнению эксперта, сформированная в октябре 1993 года ельцинским правительством Комиссия по изучению вопросов, связанных с исследованием и перезахоронением останков российского императора Николая II и членов его семьи, изначально выбрала неверный, «советский» тип работы. А именно — молчание о результатах своей деятельности до вынесения определенного вердикта. «И вот представьте, — говорит профессор Мироненко, — на протяжении нескольких лет комиссия работает, но результаты не обнародуются. у людей невольно складывается впечатление: что-то скрывают, недоговаривают… А если скрывают факты и не хотят говорить, то почему? Потому что хотят что-то сфальсифицировать… Я думаю, дело только в этом. В психологии. Потом посудите сами, кто-то на старой дороге находит кости и говорит, что это царские останки. Я, когда первый раз об этом услышал, сам подумал, какая ерунда: как можно через 80 лет найти место, где были захоронены тела. Но постепенно — изучая документы, результаты экспертиз, я пришел к тому, что все это правда» (с. 353).

В настоящее время вопрос о «екатеринбургских останках» по-прежнему стоит на повестке дня. Он ждёт соответствующего решения Русской Православной Церкви, значительная часть членов которой придерживается широко растиражированной «версии Соколова-писателя». Учёное же сообщество, продолжая, по существу, дело «Соколова-следователя», считает, что эти останки — однозначно царские. Причем, что очень важно, конкретных возражений против этого вывода науки со стороны потенциальных оппонентов-скептиков на сегодняшний день нет. Вместе с тем не захороненными остаются останки (святые мощи) цесаревича Алексея и великой княжны Марии. Потому «царское дело» ещё не окончено. И семья последнего всероссийского императора, по сути, ждёт своего «воссоединения» под сводами своей родовой усыпальницы в Петропавловской крепости северной столицы.

Также остаются ненайденными захоронения великого князя (некоронованного императора?) Михаила Александровича и его секретаря Н. Н. Джонсона, убитых в ночь с 12 на 13 июня 1918 года под Пермью (с. 127–138, 366)[6]. Неизвестна и могила четырёх великих князей, расстрелянных в ночь с 26 на 27 января 1919 года в Петропавловской крепости бывшей столицы Российской империи (с. 293–297)[7]. Помимо этого, в ходе «перепланировки» территории советского посольства в Пекине (ранее русской миссии, на которой исторически находилось кладбище) ничего не осталось от захоронений великого князя Сергея Михайловича, трёх князей императорской крови, князя и их спутника, зверски убитых в ночь с 17 на 18 июля 1918 года под Алапаевском[8] (с. 173).

Рассматриваемый сборник прекрасно издан: мелованная бумага, около 400 фотографий разных эпох из государственных и частных архивов. Практически каждый раздел украшен эпиграфами, в основном стихами известного поэта-белоэмигранта С. С. Бехтеева. Книга, несомненно, представляет интерес для всех интересующихся историей России последнего столетия, и особенно судьбой царствовавшей династии.

ПримечанияПравить

  1. Здесь и далее все даты приводятся по григорианскому календарю, который был введён в советской России декретом Совнаркома от 26 января 1918 года. Согласно этому правительственному акту, в том году после 31 января следовало не 1-е, а сразу 14 февраля: то есть 13 дней фактически вычёркивались из текущего календаря (Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства за 1918 год. – М.: 1942. № 19 (289). С. 300–301).
  2. Например, при непосредственном осмотре местности 23 мая — 17 июня 1919 года один из выводов Н. А. Соколова был таким: «Определить возможное местонахождение трупов Августейшей Семьи при наружном осмотре данной местности или частей сих трупов, буде (по-русски «если». — М. Б.) самые трупы расчленялись или уничтожались, не представляется возможным. Таких мест в данной местности слишком много, и для правильного разрешения этой задачи необходимо планомерное производство работ по раскрытию старых шурфов, шахт и других мест, внушающих в сем некоторые подозрения» (Российский архив. История Отечества в свидетельствах и документах XVIII–XX вв. Т. VIII; Соколов Н. А. Предварительное следствие 1919–1922 гг. / Сост. Л. А. Лыкова. – М.: Студия ТРИТЭ, 1998. С. 51).
    В многочисленных же изданиях книги звучат не основанные на следственных материалах «выводы» о расчленении тел и об уничтожении царских останков (см.: Соколов Н. А. Убийство царской семьи. Из записок судебного следователя Н. А. Соколова. – СПб.: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1998. С. 296).
  3. См. подробно: Лыкова Л. А. Следствие по делу об убийстве российской императорской семьи: Историографический и археографический очерк. – М.: РОССПЭН, 2007. С. 179–181, 187–188, 199–203.
  4. В 1998 году, незадолго до торжественного захоронения девяти останков в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга, их небольшие фрагменты были надлежащим образом сохранены для будущих исследований (Романовы. Подвиг во имя любви. Сб. статей. С. 364). Именно с помощью этих «материалов» и проводился сравнительный анализ с двумя найденными в 2007 году останками.
  5. Об экспертизах, проведенных в 1991–1998 годах, а также о публикациях их результатов в открытых отечественных и международных научных изданиях см.: Лыкова Л. А. Указ. соч. С. 234–258.
  6. См. подробнее: Скорбный путь Михаила Романова: от престола до Голгофы: Документы, материалы следствия, дневники, воспоминания / Сост. В. М. Хрусталёв, Л. А. Лыкова. – Пермь: Изд. «Пушка», 1996.
  7. В официальном сообщении советских властей о судьбе четырёх великих князей говорилось, что те расстреляны в качестве заложников за убийство в Германии вождей немецких коммунистов Р. Люксембург и К. Либкнехта (Романовы. Подвиг во имя любви. Сб. статей. С. 297).
  8. Кроме останков великой княгини Елизаветы Фёдоровны и сопровождавшей её сестры Марфо-Мариинской обители Варвары Яковлевой, упокоившихся в Иерусалиме, в церкви св. Марии Магдалины (там же. С. 173).
Permission logo 2021.svg Разрешение на использование этого произведения было получено от владельца авторских прав для публикации его на условиях лицензии Creative Commons Attribution/Share-Alike.
Разрешение хранится в системе VRTS. Его идентификационный номер 2019032310003841. Если вам требуется подтверждение, свяжитесь с кем-либо из участников, имеющих доступ к системе.