Под тенью крыльев (Бальмонт)/ДО

Yat-round-icon1.jpg

[194]
ПОДЪ ТѢНЬЮ КРЫЛЬЕВЪ.


Весьма давно, Отцы людей
Въ Странѣ Зеленыхъ Елей были,
Весьма давно, на утрѣ дней,
Смуглились лица всѣхъ отъ пыли.

Вапанэлева былъ вождемъ,
Людей сплотилъ онъ въ дикомъ краѣ,
Онъ Бѣлымъ-Бѣлымъ былъ Орломъ,
Онъ былъ владыкой цѣлой стаи.

Они пришли на Островъ Змѣй,
10 И отдохнули тамъ на склонахъ,
Весьма давно, на утрѣ дней,
Пришли на Островъ Змѣй Зеленыхъ.

И каждый былъ безстрашный мужъ,
И зорокъ былъ, и чутокъ каждый,
15 То было Братство Дружныхъ Душъ,
Проворныхъ душъ, томимыхъ жаждой.

Вапанэлева первымъ былъ,
Но въ Небѣ скрылся Бѣлокрылый,
За нимъ царемъ былъ Колливилъ,
20 Красиволикій, мощь надъ силой.

И Змѣи съ жалами пришли
Нагроможденьемъ изумруда,
Но растопталъ ихъ всѣхъ въ пыли,
Свершилъ Красиволикій чудо.


[195]

25 Но такъ какъ Небо—красота,
Красиволикій скрылся въ тучахъ.
И сонмы къ намъ иныхъ Могучихъ
Спустились съ горнаго хребта.

Янотови, Свершитель правый,
30 И Птица Снѣжная, Чилиль,
И много ихъ, вѣнчанныхъ славой,
И много ихъ, чье имя—быль.

Когда владыки отходили,
Царя смѣнялъ достойный царь,
35 Чередъ давала сила силѣ,
И было вновь, какъ было встарь.

Восточный край былъ Краемъ Рыбы,
Закатный край былъ Край Озеръ,
И всѣ мельчайшіе изгибы
40 Въ горахъ и въ Морѣ видѣлъ взоръ.

Малѣйшій звукъ былъ живъ для слуха,
Считались дальніе шаги,
Къ родной землѣ прижавши ухо,
Мы точно знали, гдѣ враги.

45 Подъ тѣнью крыльевъ мы ходили,
Средь говорившихъ намъ стеблей.
Тотъ сонъ горѣлъ въ великой были,
Весьма давно, въ потокѣ дней.