Победа невинности или Любовь хитрее осторожности (Николев)/ДО

Yat-round-icon1.jpg
Победа невинности или Любовь хитрее осторожности : Комедия в одном действии
авторъ Николай Петрович Николев
Опубл.: 1788. Источникъ: Россійскій Ѳеатръ, или Полное собраніе всѣхъ Россій­скихъ Ѳеатральныхъ сочиненій : 43 Части. — СПб.: Тип. Императорской Академии наук, 1786—1794.— ч. XXV (Комедіи, т. XII), 1788. 296 стр. az.lib.ru

    ПОБѢДА НЕВИННОСТИ
    ИЛИ
    ЛЮБОВЬ ХИТРѢЕ ОСТОРОЖНОСТИ,
    КОМЕДIЯ
    ВЪ ОДНОМЪ ДѢЙСТВІИ.

    ДѢЙСТВУЮЩІЯ ЛИЦА:Править

    ДОБРОСЕРДА.

    ВѢТРОМЫСЛА, сестра Добросерды.

    МИЛАНА, дочь Вѣтромыслы.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    МИЛОНЪ, племянникъ Чеснодумовъ подъ именемъ Постояна.

    СЛУГА, Милоновъ. у

    ЛАКѢЙ, Добросерды.

    Дѣйствіе въ Подмосковной въ саду госпожи Добросерды.

    ДѢЙСТВІЕ ПЕРВОЕ.Править

    Театръ представляетъ садъ.

    ЯВЛЕНІЕ 1.

    МИЛОНЪ [одинъ входитъ въ калитку и на всякомъ шагѣ оглядывается во всѣ стороны.]

    Никово нѣтъ — - — къ щастію моему калитка отперта — - — боюсь, чтобы ее тетка! — но слуга мой предупредитъ, ежели кто ни будь изъ хоромъ выйдетъ. [смотря на часы] Точно тотъ часъ, въ которой обыкновенно любезная моя Милана прогуливается — - — сколько прелестей! какая невинность! множество со мною встрѣчалось женщинъ — - — я ихъ думалъ любить — - — какое заблужденіе! нѣтъ: я ни когда не чувствовалъ въ себѣ движенія толь сильнова, толь нѣжнова нѣтъ, я еще ни когда не любилъ прямо. Пусть утверждаютъ, что добродѣтель препона чувствіямъ; но я полагаю въ ней первѣйшую прелесть — - прелесть, которою только прекрасный полъ достоинъ украшаться, и естьли бы — - —

    ЯВЛЕНІЕ 2.

    МИЛОНЪ и СЛУГА.

    СЛУГА.

    Уплетайтесь сударь скорѣе — - —

    МИЛОНЪ.

    Что — - — ?

    СЛУГА.

    Ее тетка идетъ сюда — - —

    МИЛОНЪ.

    Да полно, она ли? — - —

    СЛУГА.

    Точно она.

    МИЛОНЪ.

    Кто?

    СЛУГА.

    Ее тетка, тетка, тетка. [въ сторону] Тьфу! какъ любовь безтолкова!

    МИЛОНЪ.

    Да не осмотрѣлся ли ты?

    СЛУГА.

    Такъ, какъ вы теперь ослышались

    МИЛОНЪ,

    Можетъ быть Милана — - — ?

    СЛУГА.

    Предорогой вопросъ. И во время! — однако я больше увѣрять васъ не стану, по тому, что она чрезъ минуту придетъ и мнѣ уйти ужъ будетъ нѣкогда. [хочетъ уйти.]

    МИЛОНЪ.

    Постой!…

    СЛУГА.

    Не изъ чево сударь! вы меня спрашиваете языкомъ; а естьли меня здѣсь застанутъ, такъ будутъ спрашивать дубиной — - — Но вотъ и она — - — чу? — - [бѣжитъ вонъ.]

    МИЛОНЪ.

    Такъ спрячемсяжъ въ концѣ сада. [уходитъ.]

    ЯВЛЕНІЕ 3.

    ДОБРОСЕРДА и ЛАКѢЙ.

    ДОБРОСЕРДА

    Посмотри кто пріѣхалъ: ежели кто ни будь изъ сосѣдей, то проси сюда.

    ЛАКѢЙ.

    А ежели, кто нибудь изъ Москвы сударыня? — - —

    ДОБРОСЕРДА.

    Безтолковой! все ровно: проводи сюда, ктобъ ни былъ. [слуга уходитъ.]

    ЯВЛЕНІЕ 4. ДОБРОСЕРДА [одна.]

    Я думаю Чеснодумъ или моя сестрица. Я къ ней писала вчера, чтобы она пріѣхала. Присудствіе ее нужно для окончанія моего намѣренія. За дочь ее сватается честной человѣкъ, жертвуетъ ей своимъ богатствомъ; мой долгъ не упускать такова случая. Но къ нещастью сестрица моя такъ вѣтрена, что больше думаетъ о Московскихъ веселостяхъ, нежели о благополучіи своей дочери — - —

    ЯВЛЕНІЕ 5.

    ДОБРОСЕРДА и ЛАКѢЙ.

    ЛАКѢЙ.

    Сестрица ваша пріѣхала: вотъ она сударыня. [уходитъ]

    ЯВЛЕНІЕ 6.

    ДОБРОСЕРДА и ВѢТРОМЫСЛА.

    ВѢТРОМЫСЛА [въ дорожномъ платьѣ входитъ скоро.]

    Гдѣжъ она? гдѣжъ она?

    ДОБРОСЕРДА.

    Здравствуй сестрица! я здѣсь.

    ВѢТРОМЫСЛА [должна говорить всегда скоро.]

    А! — - — ну? что такое? какая нужда? важное твое письмо принудило меня лишиться такова спектакля, такой комедіи, которая по чести — - —

    ДОБРОМЫСЛА.

    Комедія, сестрица, должна меньше занимать мысли твои, нежели дочь твоя.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Дочь моя? дочь моя? что? развѣ они не можетъ? — - —

    ДОБРОМЫСЛА.

    Нѣтъ: но- — —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Или ей становится здѣсь скучно? ужъ ли мудрые твои совѣты? — - —

    ДОБРОСЕРДА.

    Мои совѣты, которымъ она всегда послушна, моя любовь и старанія, дѣлаютъ ей деревенскую жизнь пріятною. Я надѣюсь, что — - —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Да чтожъ ей приключилось?

    ДОБРОСЕРДА.

    Ты знаешь, что ей уже пятнатцать лѣтъ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Какой вздоръ! ты ошибаешься? но естьли бы и столько: я помню, что я въ етѣ лѣты и что прошло очень недавно, по тому, что ты меня старѣе — - —

    ДОБРОСЕРДА.

    Десятью мѣсяцами сестрица; я мнѣ уже сорокъ лѣтъ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Фуй! пять лѣтъ назадъ ты была такой рабенокъ, такой.- — - Вспомни какъ съ тобой одинъ молодой Графъ….

    ДОБРОСЕРДА.

    Ехъ! сестрица, вспомни лутче, что у тебя дочь, которой все имѣніе состоитъ въ добродѣтели и въ нѣкоторыхъ наружностяхъ, которую я воспитывала въ деревнѣ на то только, чтобъ предохранить ее отъ городскихъ вашихъ глупостей, столь способныхъ развращать нравы, портить сердца я вовлекать молодость въ нещастіе!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Но оставимъ еще. Я о томъ помню, помню; а скажи мнѣ пожалуй; за чемъ ты меня сюда выписала? я по чести съ деревьями обращаться не привыкла.

    ДОБРОСЕРДА.

    На противъ ты съ ними то и привыкла обращаться. Люди, которые живутъ безъ основанія, безъ правилъ, не иное что въ обществѣ, какъ безплодныя деревья; а ты такими то всегда и въ обществѣ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Но будь ты самое плодовитое дерево, только прошу нравоученіемъ своимъ не жужжать мнѣ въ ушахъ! я не за тѣмъ сюда пріѣхала, чтобъ ево слушать.

    ДОБРОСЕРДА.

    Конечно не за тѣмъ; однако — - —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Однако, и тысячу разъ однако; но я прошу покорно сказать мнѣ и какъ можно скорѣе, какая тебѣ до меня нужда?

    ДОБРОСЕРДА.

    Собственно твоя: Чеснодумъ, одинъ изъ моихъ сосѣдей, находитъ дочь твою достойной своей любви и хочетъ — - —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    И хочетъ: на ней жениться? я очень рада; но богатъ ли онъ? молодъ ли? гремитъ ли по крайности между вами? есть ли у нево хорошей домъ? столъ, музыка? бываютъ ли у нево собранія, игры, и всю что къ увеселенію молодой жены служитъ и къ нашему?

    ДОБРОСЕРДА.

    А не къ спокойству? но на что тебѣ знать такія малости?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Для тово, что они для меня велики. Я это все люблю. Веселиться мое первое желаніе; а выдавши дочь за деревенскова болвана, изъ благопристойности надобно будетъ нѣсколько дней въ годъ проволочить съ нею.

    ДОБРОСЕРДА.

    Тебя отъ тово избавятъ, сестрица, нужно только твое согласіе. Чеснодумъ богатъ, въ совершенныхъ лѣтахъ, не подверженъ больше страстямъ приличнымъ молодости, спокоенъ, умѣренъ, хорошева нрава и хорошей хозяинъ; словомъ: совершенно честной человѣкъ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Словомъ: совершенно скученъ, подобенъ тѣмъ Сокрашамъ, которые не приносятъ обществу кромѣ тягостныхъ своихъ нравоученій, чево въ нынѣшней вѣкъ никто не слушаетъ, которой больше думаетъ чѣмъ говоритъ, хоть должно много говорить и ничево не сказать: это въ модѣ и божественно!

    ДОБРОСЕРДА.

    Но что тебѣ до тово, ежели онъ и таковъ? была бы дочь твоя щастлива.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Въ этомъ то я и сомнѣваюсь. Покой" пой мой мужъ точно таковъ былъ, какимъ ты описываешь своево Чеснодума, и какіе ужъ, благодаря просвѣщенію, истребляются. Всегда въ исполненіи своихъ должностей, всегда въ своемъ кабинетѣ, въ письмѣ, въ чтеніи, а ни когда за игрой, ни когда въ собраніяхъ, гульбищахъ, маскарадахъ. Но къ чемужъ служила ему эта привычка морить меня съ скуки!

    ДОБРОСЕРДА.

    Л не знаю, имѣлъ ли онъ время: тебѣ скучать, ежели ты ни когда почти не бывывала съ нимъ вмѣстѣ: возвращаясь домой на разсвѣтѣ, когда онъ уже съѣзжалъ къ своей должности; а выѣзжая тогда, какъ онъ возвращался домой для отдохновенія своего? Но почти по крайней мѣрѣ прахъ мужа достойнова твоей памяти.

    ВѢТРОМЫСЛА [съ усмѣшкой смотрясь въ малинькое зеркальце.]

    Ты больше ево обидѣла. По этому твоя племянница?

    ДОБРОСЕРДА.

    Племянница моя была первой плодъ твоей къ мужу горячности да послѣдней отъ твоей вѣтренности; но оставимъ это. Дѣло теперь до твоево согласія. Милана- — —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Милана, Милана, дѣлай съ ней, что хочешь: я на все согласна. Ежели свадьба ее требуетъ моево присудствія; такъ сей часъ къ вѣнцу. Мнѣ нужда завтра быть въ Москвѣ. Я дала слово нѣсколькимъ пріятелямъ видѣться съ ними въ клопѣ.

    ДОБРОСЕРДА.

    Великая нужда!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Конечно — - — но я забыла было у тебя спросить: чувствуетъ ли Милана любовь къ етому по твоему достойному удивленія человѣку?

    ДОБРОСЕРДА.

    Она! которая еще и названія любви не знаетъ! нѣтъ сестрица! я примѣтя въ ней сильныя чувствія, нѣжное, и склонное къ скорому возпламененію сердце, чтобъ предупредишь нещастіе, въ которое такое разположеніе способно вовлечь молодость, приготовила ее къ прелестямъ, дружбы; описала ей такими ихъ красками, что вдѣлала изъ тово для нее страсть; къ томужъ она такъ чистосердечна, такъ невинна- — —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Такъ глупа, что ни худы не годится, и все это плодъ твоей премудрости! этѣ невинныя, которыя столько вскружили тебѣ голову, ни что иное въ обществѣ, какъ смѣшныя куклы, которыя не смыслятъ, ни улыбнутся, ни закраснѣются къ статѣ, всегда безтолковы, всегда безсловесны, а ежели, что и говорятъ, такъ безъ всякова намѣренія.

    ДОБРОСЕРДА.

    Тѣмъ лутче, когда

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Тѣмъ хуже, когда они ни чево не смыслятъ. Хвали ихъ мущина въ глаза; они слушаютъ ево безъ етова притворнова смятенія невѣроятности; не дадутъ ему етова тону, етой — - — етой — - — словомъ: невинная сущая дура и вотъ какова ты была съ ребячества.

    ДОБРОСЕРДА.

    Я благодарю за здѣланную мнѣ честь. Ты думала меня похулить: однако похвалила.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Я очень рада; но я невинной не была и не буду.

    ДОБРОСЕРДА.

    Послѣднему я очень вѣрю.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    И ни кому не совѣтую. Когда я была въ 15 лѣтъ, мнѣ всѣ женщины завидовали; а мущины толпами за мною ходили, влюблялись, вздыхали — - — какое удовольствіе! Видѣть тысячу невольниковъ за собою! всѣхъ преданныхъ! всѣхъ униженныхъ- — - и естьли бы одинъ разъ не дала мнѣ матушка туза, я бы- — - -"

    ДОБРОСЕРДА.

    Ахъ! сестрица. Но оставишь ли ты старыя свои скаски?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Не такъ стары какъ ты думаешь. Знай сударыня, что хорошія женщины ни когда не старѣютъ. Мы всегда кажемся въ пятнатцать лѣтъ, когда умѣемъ нравиться: а я благодаря Бога — - — но что о томъ говорить? я имѣла мужа и буду имѣть еще вдвое, только лишь захочу: а ты со всей своей кротостію до сѣхъ поръ въ дѣвкахъ что внутренно тебя очень бѣситъ.

    ДОБРОСЕРДА.

    Это можетъ статься. И для тово предупредимъ, чтобы Милана- — —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Чтобы Милана вышла за мужъ? я ето слышала и дватцать разъ слышала, и столько же разъ согласна. Повторенія скучны. Власть тебѣ дана; а я иду переодѣваться. [здѣлавъ нѣсколько шаговъ останавливается.] Но ѣздитъ ли къ тебѣ кто ни будь? бываютъ ли собранія? [не дождавши отвѣта уходитъ скоро.]

    ЯВЛЕНІЕ 7. ДОБРОСЕРДА.

    Спрашиваетъ и безъ отвѣта уходитъ! вотъ женщина, которая дѣлаетъ честь своему полу! но какъ ни разсуждай, а въ ныѣшнемъ вѣкѣ подобныя ей за удивленье почитаются, Большіе города заняты ихъ похвалами; а они будучи въ заблужденіи, пользуются заблужденіемъ другихъ, и въ вѣтренности провождая дни свои скучно, думаютъ, что они веселятся.- — - О нравы! иного еще вамъ надобно примѣровъ.

    ЯВЛЕНІЕ 8.

    ДОБРОСЕРДА, МИЛАНА.

    МИЛАНА [вбѣжавъ скоро.]

    Тетушка! тетушка! поди душа моя! скорѣе. Кто то къ намъ пріѣхалъ? я видѣла ево у васъ ономѣдни. Такой мужчина высокой! красной! — - —

    ДОБРОСЕРДА.

    Ето конечно господинъ Чеснодумъ. Но видѣла ли ты мать свою?

    МИЛАНА [печально.]

    Видѣла тетушка! она теперь только поцѣловалась со мною — - — И бранила меня: а послѣ послала вамъ сказать, что пріѣхали гости.

    ДОБРОСЕРДА.

    За чтожъ она тебя бранила?

    МИЛАНА.

    За то, что я ей низко поклонилась и хотѣла обнять ее — - —

    ДОБРОСЕРДА.

    Велика вина!

    МИЛАНА.

    Ты говоритъ дура деревенская. Ныньчи мать не обнимаютъ, ето не въ модѣ.

    ДОБРОСЕРДА.

    О Боже! вотъ мать! — - —

    МИЛАНА.

    Да что такое, тетушка, не въ модѣ? какъ это не въ модѣ обнимать?

    ДОБРОСЕРДА.

    Ахъ! не спрашивай меня про ету свѣтскую глупость!

    МИЛАНА.

    Глупость? О! такъ мнѣ ее ненада- — - подитежъ тетушка!

    ДОБРОСЕРДА.

    Иду мой другъ, иду — - —

    МИЛАНА [съ совѣстію.]

    А мнѣ прикажите здѣсь остаться?

    ДОБРОСЕРДА.

    Ежели ты хочешь, гуляй здѣсь, только не уходи далеко; намъ скоро будетъ до тебя нужда и я за тобой пришлю или сана приду.

    МИЛАНА [поцѣловавъ въ руку.]

    Слышу тетушка, право не уйду сударыня…

    ЯВЛЕНІЕ 9. МИЛАНА [одна.]

    Тетушка не приказала мнѣ уходить далеко; а мнѣ очень хочется посмотрѣть, не пришолъ ли онъ въ это время онъ всегда прихаживалъ. Ежели онъ меня не найдетъ, какъ опечалится! — - — и мнѣ очень будетъ досадно! — - — хотя я съ нимъ не давно познакомилась; однако такъ ево люблю, такъ люблю — - — Скрыпитъ калитка! такъ она отперта? естьли бы я ево увидѣла — - — я бы сну пахнула — - -поманила бы ево О! нѣтъ а для чевожъ? не ужъ ли это дурно? неправда. Посмотримъ. — - — [нѣсколько выступаетъ ближе къ калиткѣ, нагибается, однако издали смотритъ сквозь заборъ.] Что то какъ будто таvъ ходитъ! — - — конечно онъ! — - Постой! я запою пѣсню; онъ узнаетъ мой голосъ — - — и прибѣжитъ сюда

    ПѢСНЯ.

    Въ весенній день и ясный

    Ириса подъ кустомъ,

    Нашла цвѣтокъ прекрасный;

    Бѣжитъ домой съ цвѣткомъ — - -

    *

    Но ахъ! что сталось съ нею!

    Горитъ къ Ирисѣ кровь!

    Кричитъ она: я тлѣю.

    Цвѣтокъ была любовь.

    *

    Красою розы нѣжной

    Ирисинъ взоръ плѣня,

    Вселяетъ духъ мятежной,

    И жить велитъ стеня.

    *

    Страшитеся пастушки

    Ирисиной чреды!

    Любовь сулитъ игрушки;

    А въ даръ даетъ бѣды.

    *

    Ету пѣсню научила меня тетушка. — - — [Любовь сулитъ игрушки; а въ даръ даетъ бѣды.- — - ] Я этому вѣрю, только не знаю, для чево то мнѣ хочется, чтобы это была неправда. Отворяются дверцы! — - — зеленой кафтанъ! круглинькая шляпа! — - — Ахъ! это онъ! [махаетъ ему.] Поди, поди! — - — я здѣсь..- — - Увидѣлъ! — - — бѣжитъ! бѣжитъ! — - — Какъ я рада! — - —

    ЯВЛЕНІЕ 10.

    МИЛАНА, МИЛОНЪ.

    МИЛОНЪ [оборотя приказываетъ слугѣ.J

    Стерегижъ да не просмотри. [Оглядываясь во всѣ стороны] Нѣтъ ли ково? — - —

    МИЛАНА.

    Иди, иди! что ты оглядываешься? чево боишься?

    МИЛОНЪ [подбѣжавъ и цѣлуя въ руки.]

    Ежели насъ увидятъ вмѣстѣ — - — —

    МИЛАНА.

    Ну чтожъ? тѣмъ лутче — - —

    МИЛОНЪ.

    Ахъ! прекрасная Милана! этова желать намъ не должно — - —

    МИЛАНА.

    А для чево?

    МИЛОНЪ.

    Для тово, что — - — [въ сторону.] Не знаю, что ей сказать [въ слухъ] — - — для тово — - — что тебя за это — - — бранишь станутъ — - —

    МИЛАНА.

    О! естьли только это, такъ ничево, не бойся. Я за себя отвѣчаю.

    МИЛОНЪ.

    Ну! такъ меня бранить станутъ.

    МИЛАНА.

    Это дѣло другое. Когда и я не спросясь тетушки уйду въ садѣ, такъ и на меня кричатъ: а ты вѣрно безъ просу — - — ?

    МИЛОНЪ [въ сторону].

    Какая невинность! Ты угадала любезная Милана Г

    МИЛАНА.

    Но знаешь ли что? скажемъ-ка мы тетушкѣ, что мы съ тобой подружились?

    МИЛОНЪ [въ сторону.]

    Ахъ! — - — [въ слухъ] со времяненъ- — - а теперь — - —

    МИЛАНА.

    А теперь? а теперь для чегожъ не хочешь? она бы очень была довольна. Тетушка меня любитъ и любитъ дружбу: а любя меня и дружбу, будетъ и тебя любить.

    МИЛОНЪ.

    Я вѣрю, — - — - — - но- — —

    МИЛАНА.

    Ты вѣришь; а не велишь сказывать. Нѣтъ: въ этомъ я тебя не послушаюсь. Моя къ ней недовѣренность опечалитъ ее: а я ни изъ чево въ свѣтѣ огорчишь ее не соглашуся.

    МИЛОНЪ [въ сторону.]

    Есть — - — тому — - — причина — - — прекрасная Милана! — - —

    МИЛАНА.

    Какая?

    МИЛОНЪ [въ сторону.]

    Та что — - — что сказать ей- — —

    МИЛАНА.

    Ну?

    МИЛОНЪ.

    У меня есть дядя- — —

    МИЛАНА.

    Это хорошо.

    МИЛОНЪ.

    Которому я обѣщалъ также какъ и ты своей тетушкѣ никово не любишь безъ ево воли и — - —

    МИЛАНА.

    А! — - — я понимаю теперь; ты не такъ увѣренъ въ своемъ дядѣ, какъ я въ моей тетушкѣ — - — ?

    МИЛОНЪ [съ радостію.]

    Точно такъ.

    МИЛАНА.

    И ежели онъ не позволитъ меня любить, такъ намъ должно будетъ растаться?

    МИЛОНЪ.

    Ахъ! это правда.

    МИЛАНА.

    Слѣдственно, сказывать теперь о дружбѣ нашей тетушкѣ было бы напрасно?

    МИЛОНЪ.

    Безъ сумнѣнія.

    МИЛАНА.

    И для тово ты хочешь сперва просить своево дядю, чтобъ онъ- — —

    МИЛОНЪ.

    Чтобъ онъ дозволилъ мнѣ обожать вѣчно прекрасную Милану!

    МИЛАНА.

    Ахъ! просижъ ево скорѣе; по тому, что мнѣ очень будетъ прискорбно потерять твою дружбу.

    МИЛОНЪ [въ сторону.]

    Какое чистосердечіе! [въ слухъ.] Такъ ты меня очень любишь дражайшая Милана?

    МИЛАНА.

    Конечно, отъ всево моево сердца. Ты всегда у меня въ мысляхъ. Я объ тебѣ только думаю, когда тебя не вижу; а не думаю ни о чемъ, когда ты со мною вмѣстѣ: не видя тебя, ищу, хочу говоришь съ тобою; увидѣла: тутъ сердце мое такъ затрепещетъ, такъ затрепещетъ; а языкъ мой какъ будто онѣмѣетъ, и я насилу успокоясь начинаю говорить съ тобою: сказавшимъ все, чувствую что не все еще тебѣ сказала.

    МИЛОНЪ.

    Какъ ты хорошо изображаешь тѣ чувствія, которыми всегда душа моя въ движеніи! — - — да, любезная Милана! я самъ — - — самъ безпрестанно занятъ тобою, желаніемъ тебѣ нравишься, страхомъ потерять тебя и удовольствіемъ тебя любишь — - — я бы умеръ съ печали въ твое отсутствіе, ежели бы не надѣялся съ тобою увидѣться!

    МИЛАНА.

    Какъ ты меня этимъ утѣшаешь! сядемъ на эту лавочку — - — но для чево ты все смотришь въ эту сторону?

    МИЛОНЪ.

    Я — - — я — - — удивляюсь и завидую етѣмъ мѣстамъ, которыя имѣютъ щастіе всегда заключать въ себѣ твои прелести — - —

    МИЛАНА.

    Однако они не всегда по твоему щастливы. Мнѣ въ нихъ очень скучно, когда тебя нѣтъ со мною. Но слышишь ли какъ поютъ птички?

    МИЛОНЪ.

    Они воспѣваютъ удовольствіе любви.

    МИЛАНА.

    Какъ! они также любятся какъ и мы? — - — какъ они милы — - —

    МИЛОНЪ.

    Это чувствіе, этотъ драгоцѣнной даръ низпосланный небомъ на землю, такъ же ощущаетъ всякая тварь, какъ и мы. Онъ одушевляетъ и украшаетъ всю природу.

    МИЛАНА.

    Я этому вѣрю, по тому, что ты съ тѣхъ поръ, какъ полюбилъ меня. такъ кажется прекрасенъ, что я не нахожу тебя лучше: — - — Много видала я мущинъ; но они конечно не любятъ, для тово, что не производили еще во мнѣ такова движенія.

    МИЛОНЪ [съ нѣжностію.]

    Ето отъ тово прекрасная Милана, что ни кто еще не чувствовалъ къ тебѣ той горячности, которою я къ тебѣ теперь пылаю! — - — ты восхищаешь мою душу! Твой взоръ производитъ въ сердцѣ моемъ такое пламя, которова ничто потушить не можетъ! — - — Ахъ! мой слабой языкъ, не въ силахъ изъяснить произведенныхъ во мнѣ тобою чувствій! — - —

    МИЛАНА.

    Успокойся! — - — ты меня смущаешь!

    МИЛОНЪ.

    Позволь тысячу разъ поцѣловать эту прекрасную руку. [въ сторону] Невинность! какая ты узда стремленію страстей нашихъ — - —

    МИЛАНА.

    Какъ тетушка справедлива выхваляя прелести дружбы! — - — Я столько нахожу удовольствія тебя слушать — - — но не знаю для чево меньше ево чувствую бывая съ тетушкою? это очень мнѣ досадно!

    МИЛОНЪ.

    Отъ того, что она не столько тебя любитъ, какъ я. Склонность меня къ тебѣ влекущая такова роду, которая не можетъ ни съ чьей равняться.

    МИЛАНА.

    Я этому не вѣрю; но можетъ быть отъ тово, что она меня ни когда не цѣлуетъ въ руку, а всегда я ее цѣлую? — - — однако все таки я и тогда въ себѣ тово не чувствую, что теперь вижу въ тебѣ: не ужъ ли я люблю ее меньше? этому не льзя статься! она такъ ласкова, такъ мила — - — ты увидишь, ты увидишь — - — но скажи мнѣ, какъ тебя зовутъ? Меня Миланой — - — тетушку Добросердой; а тебя? — - —

    МИЛОНЪ [въ сторону.]

    Выдумаемъ какое ни будь имя. [въ слухъ]. Меня зовутъ — - — Постояномъ любезная Милана!

    МИЛАНА.

    Постоянъ! какое милое имя! — - — которой тебѣ годъ Постоянъ? Мнѣ пятнатцать? — - —

    МИЛОНЪ.

    Мнѣ дватцать пять лѣтъ.

    МИЛАНА.

    Дватцать пять лѣтъ! ты такъ же молодъ какъ и я. Тетушка мнѣ сказывала, что мущина въ дватцать пять лѣтъ то, что мы въ пятнатцать; но отгадай, сколько тетушкѣ — - — ?

    МИЛОНЪ.

    Я ее не видывалъ; а думаю, что лѣтъ шестьдесятъ?

    МИЛАНА.

    И и! она бы была престарѣлая? а тетушка еще не завирается? нѣтъ: ей сорокъ лѣтъ — - — однако и это — - — ?

    МИЛОНЪ.

    Это самыя совершенныя лѣта. Въ 40 лѣтъ женщины еще молоды и столькожъ могутъ нравиться какъ и въ пятнатцать.

    МИЛАНА [съ радостію.]

    Такъ тетушка моя еще молода! тѣмъ лучше, тѣмъ лучше; а то мнѣ очень было бы жаль ее скоро лишиться! — - — кто то идетъ — - — ?

    ЯВЛЕНІЕ 11.

    ТѢЖЪ и СЛУГА.

    СЛУГА.

    Идутъ сударь!

    МИЛОНЪ.

    Бѣгу боясь показаться.- — —

    МИЛАНА.

    Да придешь ли ты опять? — - —

    МИЛОНЪ.

    Я буду дожидаться способнаго времени въ концѣ этова саду. Прости любезная Милана!

    МИЛАНА [пегальна.]

    Прости Постоянъ! [смотритъ ему въ слѣдъ.]

    ЯВЛЕНІЕ 12. МИЛАНА [одна.]

    Ушолъ! — - — я бы ни когда ему не хотѣла сказать прости, а всегда бы говорила ему здравствуй; такъ онъ мнѣ милъ и любезенъ!

    ЯВЛЕНІЕ 13.

    МИЛАНА, ВѢТРОМЫСЛА, ЧЕСНОДУМЪ.

    ВѢТРОМЫСЛА [идучи.]

    Вотъ она: Милана! кланяйся.- — - [Милана кланяется] Не такъ низко.- — - Подыми голову! — - — стой прямѣе! поклонись еще — - — хорошо, подижь теперь вонъ.

    [Милана уходитъ]
    ЯВЛЕНІЕ 14.

    ВѢТРОМЫСЛА, ЧЕСНОДУМЪ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    У нее нѣсколько есть деревенскихъ ухватокъ; но я ее исправлю.

    ЧEСHОДУМЪ.

    Привыкши въ деревнѣ жить сударыня, я и деревенскими буду доволенъ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    А какъ велики ваши деревни?

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Они мнѣ приносятъ, сударыня сверхъ моихъ нуждъ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Вы я чаю не всегда одни? сосѣдства здѣсь я слышала довольно? — - —

    ЧEСНОДУМЪ.

    Сестрица ваша составляетъ для меня лучшее общество.

    ВѢТРОМЫСЛА [съ усмѣшкой.]

    Общество — - — немношко — - — скушное- — - ?

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Етова я не чувствую, сударыня: впротчемъ я имѣю въ сосѣдствѣ довольно знатныхъ господъ, и множество бѣдныхъ дворянъ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Бѣдный дворянъ! да какъ вы управляетесь съ этими скотами?

    ЧЕСНОДУМЪ [съ удивленіемъ.]

    Сударыня! — - —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Да, да, какъ вы съ ними обращаетесь?

    ЧЕСНОДУМЪ [съ холодностію.]

    Дружески Сударыня, дружески, имѣя привычку презирать тѣхъ, которые думаютъ быть меня лутче, а почитать тѣхъ, которые меня нещастнѣе, но честные люди. И тѣмъ то я пріобрѣлъ любовь моихъ сосѣдей.

    ВѢТРОМЫСЛА [въ сторону.]

    Какой странной человѣкъ! онъ бы меня замучилъ до смерти своими правилами!

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Будьте увѣрены сударыня, что мои пріятели и я, станемъ стараться здѣлать жизнь Кашей дочери щастливой.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Я не сумнѣваюсь; но приготовили ли вы къ вашей свадьбѣ разныя веселья — - — балы, концерты, маскарады? — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Нѣтъ сударыня; я думаю, что такія Празднества не соотвѣтствуютъ ни деревенской жизни, ни моимъ лѣтамъ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Вашимъ лѣтамъ! вашимъ лѣтамъ сударь! — - — но въ ваши лѣта — - — можно еще- — - надѣяться — - — одержать нѣсколько — - — побѣдъ — - — Я самъ скажу одинъ примѣръ- — —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Желалъ бы я сударыня, чтобъ ваша дочь такъ обо мнѣ думала!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Моя дочь? моя дочь такой рабенокъ, которому долго еще надобно учиться, чтобы познавать цѣну людей; однако я — - — ее выполирую, будьте увѣрены. Сестра мнѣ открыла ваше намѣреніе. Оно мнѣ, пріятно, теперь остается намъ только васъ обвѣнчать.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Но мнѣ кажется сударыня, прежде, этова должно познать склонность вашей дочери, что весьма нужно для взаимнова благополучія?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Вотъ мнѣніе, которое никому ужъ ныньче въ голову не приходитъ! позвольте сказать: въ васъ очень примѣтно, что вы живете въ деревнѣ; естьли бы вы пріѣхали съ такими странными мыслями къ намъ въ Москву, васъ бы почли за человѣка старинныхъ глупостей. Ужъ ли вамъ нынѣшніе обычаи не извѣстны? развѣ вы не знаете, что въ нашъ вѣкъ богатство главнѣйшая причина соединенія? къ чему склонность, къ чему любовь, когда съ обѣихъ сторонъ и безъ тово прожить можно весело? Пріятенъ мужъ? Живи съ нимъ. Скушенъ? оставь ево. Что можетъ быть умнѣе и лутче этова обыкновенія?

    ЧЕСНОДУМЪ [въ сторону.]

    Какіе нравы! [въ слухъ] Нѣтъ сударыня, такое обыкновеніе пристойно можетъ быть въ однихъ только большихъ городахъ, гдѣ рѣдко разсужденіе вмѣшивается; а въ деревняхъ, въ Которыхъ старымъ предразсудкамъ еще слѣдуютъ, оно не прилично. Мы женимся на то, чтобъ любить другъ друга. Прибытокъ не ослѣпляетъ глазъ нашихъ: а разводъ для насъ безчестенъ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Ха ха ха! — - — ето прекрасно! Будь всегда въ неволѣ. Живи съ тѣмъ, съ кѣмъ не хочешь! люби тово, ково ненавидишь!

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Чтобъ етова избѣгнуть сударыня, должно всегда прежде разсуждать, нежели женишься.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Изрядно: но ежели я выдана рабенкомъ по желанію моево отца или матери, и для того только, чтобъ вырваться изъ неволи, шла за мужъ ни любя ни ненавидя, но чрезъ нѣсколько времяни, почувствуя неравенство союза, почувствовала, что и мужъ мнѣ наскучилъ, по тому, что я еще молода, хороша, весела, проворна, люблю нравиться; а онъ, будучи меня старѣе, дуренъ, дряхлъ, угрюмъ, неповоротливъ и холоденъ; то виновата ли, я тогда буду, ежели полюблю другова?

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Виноваты сударыня.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    По чемужъ?

    ЧЕСНОДУМЪ.

    По тому, что вы тѣмъ нарушаете вашу должность сударыня: а наруша должность, вы разстроиваете порядокъ общества, лишаете ево первыхъ украшеній чести и благопристойности. Пускай это предразсужденіе; но предразсужденіе нужное въ обществѣ и котораго опорочивать не осмѣливаюсь; а только донесу вамъ, что по моему мнѣнію, ежелибъ мужъ и жена принуждены были измѣнить другъ другу въ разсужденіи того, что страстью управлять не можно безъ подпоры другой — - — особливо прекраснымъ женщинамъ, которыхъ можно почесть за самую чувствительность, за самую нѣжность…

    ВѢТРОМЫСЛА [въ сторону.]

    Это браво! брависсимо! — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    То въ такомъ случаѣ, тажъ должность велитъ имъ скрывать отъ общества свою слабость, а не величаться ею. И вотъ въ чемъ познается разумъ. Можетъ быть я сказалъ много лишнаго; другой бы на моемъ мѣстѣ посудилъ строже; но я не умѣя притворствовать говорю, всегда то, что чувствую.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Вы довольно сберегли правы нашего пола.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Я, сударыня, исполнилъ только мою должность. Ежели бы вы не имѣли для насъ этой пріятной слабости, которая столь привлекательна; тогда бы вы были и себѣ и намъ безполезны. Мы, сударыня, родилися трудиться для общества; а вы награждать насъ за труды вашими сердцами.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Вы очень учтивы судачь и нѣсколько смягчились на нынѣшніе обычаи; однако все таки ето тягость; таить, любить и бояться другихъ, составляетъ должность склонностямъ, а что должность, то несносно и не на мой вкусъ.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    О! естьлй вы хотите совсемъ облегчить ваши страсти и не знать ни въ чемъ границъ, то я вамъ совѣтую, ежели можете, учредить новые законы; но я сударыня, хотя правила мои вамъ покажутся и странными, довольно честенъ, чтобъ не здѣлать дочь вашу нещастливой. Я увѣряю васъ, что безъ согласія ее на ней женатъ не буду.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Я васъ и въ этомъ удовольствую. Испытаемъ ее склонность; но имяна мужа, жены, брака въ такое приводятъ замѣшательство ребячей умъ, представляя ему совсемъ новое изображеніе жизни, что принуждаютъ иногда краснѣть изъ благопристойности: и такъ не примите застѣнчивости за знакъ холодности- — -- — - А! вотъ и она съ сестрою

    ЯВЛЕНІЕ 15.

    ТѢЖЪ, МИЛАНА и ДОБРОСЕРДА.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Поди сюда! господинъ Чеснодумъ желаетъ — - — [Чеснодуму] Кудажъ вы идете?

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Я хочу васъ оставишь сударыня. Присудствіе мое можетъ помѣшать вашей дочери открыть вамъ прямыя свои мысли.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Мысли? какъ вамъ не стыдно? въ ее лѣта мыслятъ [въ слухъ] и незнаютъ принужденія.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Но вы сами сказали, что имя на мужа, жены, брака? — - —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Это совсемъ другое.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Однако для меня, сударыня, ета предосторожность кажется нужною.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Такъ подитежъ; но вы очень странны!

    ЧЕСНОДУМЪ [въ сторону.]

    Спрячемся въ этомъ алеѣ, откуда все можемъ слышать.

    ЯВЛЕНІЕ 16.

    ВѢТРОМЫСЛА, ДОБРОСЕРДА и МИЛАНА.

    Милана во время сего явленія часто оглядывается въ ту сторону, гдѣ калитка; садятся на лавку, имѣя въ рукахъ кошелекъ съ работой; шьетъ а иногда встаетъ; оглядывается и нѣчто говоритъ про себя.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Ха ха! надобно признаться, что Чеснодумъ твой человѣкъ пречудной; но къ щастію намъ нуженъ мужъ, а не достоинства.

    ДОБРОСЕРДА.

    Чтожъ ты нашла въ немъ чуднаго?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Какъ что? не имѣетъ ли онъ требованія любить свою жену, да что еще и того смѣшнѣе, быть ею любиму?

    ДОБРОСЕРДА.

    Но мнѣ кажется его требованія благоразумны?

    ВѢТРОМЫСАА.

    Фуй! какъ тебѣ не стыдно! Не думаешь ли ты вскружить мнѣ голову правилами романовъ? да еще такихъ романовъ, какихъ ужъ ныньче больше въ свѣтъ не выпускаютъ? Прочти нынѣшнія сочиненія, этѣ божественныя приключенія, которыя дѣлаютъ безсмертными своихъ творцовъ: ты найдешь тамъ, какъ должно весть любовную интригу, какъ конча одну начать другую и приготовиться къ третьей; этѣ смѣшныя дѣйствія, мнѣ обращенія, перевороты замѣшательства, безпокойства, разрывы, разстройки, такъ милы, такъ прелестны, что однимъ своимъ описаніемъ приводятъ въ восхищеніе! — - — - — Ха ха ха! не могу безъ смѣха вспомнить глупостей старинныхъ любовниковъ! сколько объ нихъ начиталась я съ рабячества! — - — О дурачество! провождать по цѣлому году въ однихъ только вздохахъ? стоять вѣчно на колѣняхъ предъ любовницей на то только, чтобъ на конецъ удостоиться щастья поцѣловать у нее руку? но чемъ же рѣшится ихъ глупость? оба состарѣются, оба одряхлѣютъ, и не наслаждаясь утѣхой жизни, начинаютъ ужъ раскаиваться, что согрѣшили, наполни воздухъ безплодными вздохами — - — Ха ха ха! — - — подлинно что согрѣшили!

    ДОБРОСЕРДА.

    Признаться надобно сестрица! я ожидала отъ тебя больше скромности. Твои разговоры столько не у мѣста, столько неблагопристойны — - — но ежели ты ни малаго къ себѣ не имѣешь уваженія, то пожалѣй по крайней мѣрѣ этого невиннаго рабенка, которой насъ теперь слушаетъ!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Ха ха ха! я вижу, что ты хочешь изъ нее вдѣлать честную куклу?

    ДОБРОСЕРДА.

    Я изъ нее хочу здѣлать почтенія достойную женьщину, благонравную, разсудительную, честную и каковыхъ, чтобъ злословіе ни разглашало, довольно еще въ свѣтѣ сыщется. Привыкши всегда цѣнить людей по ихъ дѣйствіямъ, а не по ихъ словамъ, я ихъ наружностію ни когда не обманываюсь.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    И каковыхъ еще въ свѣтѣ довольно сыщется? довольно? не обманись въ своей надеждѣ сестрица!

    ДОБРОСЕРДА,

    Нѣтъ сударыня! сколькобъ вѣтреныхъ и наглыхъ женщинъ число было ни велико; но число честныхъ всегда будетъ больше. Маленькія проступки, происходящія отъ самолюбія, не должно осуждать строго. И я ударюсь объ закладъ, что между ста женщинъ девяносто девять меня въ надеждѣ не обманутъ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Между ста — - — девяносто девять? — - — Нѣтъ: я изъ любви къ моему полу объ закладъ съ тобой не ударюсь: а чтобъ прекратить безсмертныя твои нравоученія, кликнемъ эту куколку [указавъ на дочь] и откроемъ ей свои намѣреній. [Миланѣ] Ей! брось свой вздоръ, подойди сюда.

    МИЛАНА.

    Что прикажете матушка?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Сказывала ли тебѣ сестра, что мы съ ней условились твое здѣлать щастіе?

    МИЛАНА.

    Я знаю, что тетушка всегда меня жалуетъ.

    ВѢТРОМЫСЛА [передражнива.]

    Всегда меня жалуетъ? — - — ну? и такъ ты знаешь- — —

    ДОБРОСЕРДА [перебивъ.]

    Нѣтъ, она ничево не знаетъ. Позволь мнѣ съ нею говорить. Послушай Миланушка, Мать твоя и я, желая вѣчное составить твое благополучіе, выбрали тебѣ — - —

    ВѢТРОМЫСЛА

    Короче сказать, мы хотимъ тебя выдать за мужъ.

    МИЛАНА [съ удивленіемъ].

    За мужъ!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Да, за мужъ, за мужъ. Къ чему едакая удивительная рожица? отвѣчай.

    МИЛАНА.

    Что вамъ угодно матушка?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Насилу!…

    ДОБРОСЕРДА.

    Ты безъ сумнѣнія не имѣешь отвращенія къ господину Чеснодуму?

    МИЛАНА [съ уживленіемъ].

    Къ Чеснодуму!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Опять? Да, да, къ господину Чеснодуму. Глупые твои отвѣты меня бѣсятъ. [говоря ее голосомъ]. За мужъ. Что вамъ угодно матушка, тетушка, къ Чеснодуму. Ну что это за попугайство? безъ су мнѣнія къ Чеснодуму, за которова мы хотимъ отдать тебя за мужъ; которой дѣлаетъ тебѣ честь, доставляетъ тебѣ богатство и имя.

    МИЛАНА.

    Да у меня матушка есть имя, на чтожъ мнѣ другое?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Ну? не кукла ли? — - — дурочка- — —

    ДОБРОСЕРДА

    Какъ тебѣ не стыдно? [Миланѣ] Повѣрь намъ Миланушка! наше намѣреніе къ твоему служитъ благополучію. Чеснодумъ тебя достоинъ, и ты должна ему дашь руку съ удовольствіемъ.

    МИЛАНА.

    Съ удовольствіемъ? Ахъ! нѣтъ тетушка; но я все то вдѣлаю, что вы мнѣ прикажете.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Какіе глупые отвѣты!

    ДОБРОСЕРДА.

    Ахъ! сестрица, за что порочить ее чистосердечіе? какъ ты требуешь, чтобъ она судила о такомъ чувствованіи, которова она не знаетъ? Мы должны почитать. себя щастливыми, что сердце ее не причастно еще ни какой посторонней склонности, которая бы легко могла или разрушить наши намѣренія, или заставить насъ принесть ее на жертву тщеславію и корысти.

    ВѢТРОМЫСЛА [въ сторону.]

    Какая бездѣлица!

    ДОБРОСЕРДА.

    Нѣтъ Миланушка! будь всегда чистосердечна мой другъ. Искренность мнѣ твоя пріятна: а при томъ я увѣрена, что ты познавши тѣ выгоды, которыя мы тебѣ чрезъ твой союзъ съ Чеснодумомъ доставляемъ, признаешься сама, что мы печемся о твоемъ благополучіи.

    МИЛАНА.

    Это все хорошо, тетушка. Скажите мнѣ только, ежели Графъ на мнѣ женится, что онъ будетъ отъ меня требовать?

    ВѢТРОМЫСЛА [топнувъ ногою.]

    Нестерпимо!

    ДОБРОСЕРДА.

    Всево тово, что любовь и дружба требовать ему позволяютъ. Взаимной нѣжности, непрерывной вѣрности; словомъ: онъ требуетъ твоего сердца и ты въ томъ не должна ему отказывать.

    МИЛАНА.

    Моево сердца!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Боже мой! Да, сердца, сердца: или лучше сказать тово, чево такія куклы какъ ты не имѣютъ.

    МИЛАНА.

    Ахъ! матушка! я ево имѣю, только не могу ево отдать Чеснодуму.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Ето что значитъ?

    МИЛАНА.

    Конечно матушка; могу ли я отдать, что ужъ не мое?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    А комужъ ты ево отдала?

    МИЛАНА.

    Вамъ, тетушкѣ, и — - —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    И — - — - -?

    МИЛАНА.

    И Постояну. Вы трое занимаете мое сердце и нѣтъ никому въ немъ мѣста.

    ДОБРОСЕРДА [въ сторону.]

    Что я слышу!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    И Постояну? — - — ну, сестрица! между ста девяносто девять — - ?

    ДОБРОСЕРДА.

    Ахъ! не умножай моей горести! ты меня видишь въ такомъ удивленіи! — - [Миланѣ.] Но скажи ты мнѣ, что ето за Постоянъ?

    МИЛАНА.

    Ахъ! тетушка — - — хорошъ, милъ, любезенъ вы бы ево до смерти полюбили. Онъ столько меня увѣрялъ въ своей дружбѣ, столько, столько, что я ни какъ не могла отказать ему въ своей; разсудитежъ теперь тетушка! О! я въ одинъ разъ неумѣю любить такое людей множество! — - —

    ДОБРОСЕРДА.

    Ты мнѣ не то отвѣчаешь! сказалъ ли онъ тебѣ, кто онъ таковъ?

    МИЛАНА.

    Постоянъ тетушка, Постоянъ. Онъ мнѣ это сказалъ однажды; а тысячу разъ, что любитъ меня чрезмѣрно.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Богатъ ли онъ?

    ИЛАНА.

    Мы объ этомъ съ нимъ ни когда не разговаривали матушка!

    ДОБРОСЕРДА.

    Но давно ли ты съ нимъ спозналася? гдѣ ты ево увидѣла?

    МИЛАНА.

    Не давно тетушка, на берегу нашева ручейка, которой течетъ позади нашева саду.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Перестанемъ сестрица, перестанемъ ее объ этомъ спрашивать. Всево вѣрнѣе задернуть на все это завѣсу. Ето ето какое нибудь рабячество, какая нибудь проказа- — -- — - -забудемъ все. Выдадимъ ее за мужъ за Чеснодума и послѣ все узнаемъ.

    МИЛАНА.

    Ахъ! матушка! да какъ же это: вить мнѣ ево любить не можно?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Кто тебѣ велитъ любить ево? дѣло только въ томъ, чтобъ тебѣ выттить за мужъ?

    ЯВЛЕНІЕ 17.

    ТѢЖЪ и ЧЕСНОДУМЪ.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Извините меня Сударыня, ежели на такомъ договорѣ, принять руки вашей дочери я не соглашуся.

    ВѢТРОМЫСЛА [въ сторону.]

    Ахъ! онъ подслушалъ!

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Я все слышалъ сударыня. Любопытство мнѣ простительно. Не желая руки ее безъ ее сердца и зная при томъ, что вы ее поневолите, я позволилъ себѣ эту маленькую хитрость.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Мы васъ не ожидали такъ близко. [Миланѣ] Пошла вонъ! вонъ! [Милана уходитъ.]

    ЯВЛЕНІЕ 18. ТѢЖЪ КРОМѢ МИЛАНЫ. ЧЕСНОДУМЪ.

    Она не виновата, сударыня. Искренность ея дѣлаетъ еще ее достойнѣе.

    ДОБРОСЕРДА.

    Вы сударь не можете вообразить себѣ, въ какомъ я замѣшательствѣ. Я по сѣхъ поръ не могу выттить изъ моего удивленія, не могу понять, кто таковъ этотъ молодой человѣкъ у которова имя здѣсь въ околоткѣ совсемъ не знакомо. Какъ онъ могъ такъ скоро съ нею познакомиться — - — ей понравиться?

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Признаюсь, что и я не знаю на ково отнести мои подозрѣніи; однако льщусь, что могу все это скоро объяснить.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Ехъ! сударь, къ чему тутъ объясненія? ето какая ни будь малость, какой ни будь вздоръ. Она рабенокъ: рабенку не мудрено показаться хорошенькой рожицѣ, это все пройдетъ и намъ по чести стыдно заниматься такой бездѣлицей. Я съ ней переговорю. И отвѣчаю вамъ за ее согласіе; вотъ и все кончено,

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Не все еще сударыня, остаются нѣкоторыя затрудненіи — - — однимъ словомъ: я бы желалъ, чтобы вы разпросили ее нѣсколько подробнѣе сударыня.

    ВѢТРОМЫСЛА,

    Съ радостію, это ничево не стоитъ. Милана! Милана! [Милана прбѣгаетъ, Чеснодуму.] Теперь и я желаю, чтобы вы насъ на нѣсколько оставили — - — на минуту… на минуту? словъ десять, и вы можете опять прійти.- — —

    ЯВЛЕНІЕ 19.

    Тѣжъ КРОМѢ ЧЕСНОДУМА.

    МИЛАНА [прибѣжавъ бросается на колѣни между матерью и теткой.]

    Матушка! тетушка! или я васъ чѣмъ огорчила? тетушка! вы, которая такъ много меня любили!

    ДОБРОСЕРДА.

    Встань Милана, встань! я и теперь тебя люблю; только требую отъ тебя вѣрнова признанія во всемъ томъ, что съ Постояномъ -у тебя происходило; ево разговоры, ево поступки, ево обращеніи; однимъ словомъ, я обо всемъ хочу знать обстоятельно; только берегись меня обманывать!

    МИЛАНА.

    Ахъ! тетушка, что меня къ тому принуждаетъ? дружба не преступленіе, вы сто разъ сами мнѣ о томъ сказывали. Постоя въ мнѣ другъ: на чтожъ мнѣ васъ обманывать? нѣтъ, тетушка! нѣтъ, я вамъ все разскажу, все, все, до послѣднева ево словечка, только обнадежте меня, что вы на меня не гнѣваетесь! что вы меня также любите!…

    ВѢТРОМЫСЛА [перебивъ.]

    Безъ раздобарства! къ дѣлу, къ дѣлу! — - —

    ДОБРОСЕРДА.

    Сестрица! ради Бога! не огорчай ее. [Миланѣ] Сказывай мой другъ! я тебя увѣряю въ прежней моей къ тебѣ любви, будь только чистосердечна.

    МИЛАНА.

    Слушайте тетушка! слушайте матушка! [теткѣ] Помните, какъ вы меня одну изволили отпустить погулять въ саду. День былъ прекрасной, я ходила, бѣгала, рѣзвилась; и наконецъ увидя, что калитка, которая изъ саду ведетъ къ ручью, была отперта, выбѣжала на берегъ. Ахъ тетушка! сколько прекрасныхъ цвѣтовъ! Я ихъ нарвала цѣлой передникъ, сѣла подъ липу и начала плести для васъ вѣнокъ; но отъ тово ли, что я устала, или тишина время, журчаніе воды, шумъ листковъ, пѣніе птичекъ объяли мои чувства, только я вдругъ заснула: долголь я спала тетушка, этова не знаю; а знаю лишь то, что мнѣ показалося, будто бы кто меня дергаетъ. Я проснулась, взглянула — - — ахъ тетушка! мущина у ногъ моихъ! мущина жметъ мою руку! я хочу встать, я хочу уйти, силы меня оставляютъ; ноги мои подгибаются; голосъ на губахъ моихъ останавливается; я принуждаю себя, силюся, встаю, онъ пеня удерживаетъ — - — вить въ этомъ нѣтъ дурнова тетушка?

    ВѣТРОМЫСЛА.

    Нѣтъ, нѣтъ.

    ДОБРОСЕРДА.

    Продолжай мой другъ.

    МИЛАНА.

    Кто ты таковъ я ево спросила — - — а сама такъ и трясуся, тетушка! Онъ смущается, хочетъ отвѣчать мнѣ и заикается. На конецъ сказалъ онъ мнѣ: я человѣкъ, которова случай привелъ сюда для ево погибели, которой отъ любви къ тебѣ умираетъ — - — Отъ любви, отвѣчала я ему: отъ любви, о! на рту болѣзнь нѣтъ у меня лѣкарства; ежели бы ето отъ дружбы. Ахъ! подхватилъ онъ: любовь моя къ тебѣ и дружба есть одно чувствованіе; оно нѣжно, пламенно и вѣчно. Обѣщай мнѣ, обѣщай хотя малую долю почувствовать ко мнѣ тово, что я къ тебѣ почувствовалъ. Благородной видъ, пріятность ево голоса, красота ево лица, а больше всево согласіе моево сердца принудили меня не отказать ему въ ево прозбѣ. Онъ конечно примѣтилъ мое намѣреніе, обрадовался, схватилъ мою руку, цаловалъ ее- — - вишь и въ этомъ тетушка нѣтъ дурнова?

    ВѢТРОМЫСЛА и ДОБРОСЕРДА.

    Кончи.

    МИЛАНА.

    Почти все тетушка: я обѣщала ему мою дружбу, а онъ клялся мнѣ въ своей; только съ тѣмъ я обѣщала ему свою, чтобы вы о томъ знали; а онъ меня просилъ, чтобы, я вамъ о томъ не сказывала до времени: я стояла въ моемъ намѣреніи; но онъ столько насказалъ причинъ тому противныхъ., что я имѣла слабость дашь, ему слово молчать про нашу дружбу нѣсколько дней; [потупя глаза] въ этомъ есть тетушка, худо… я и сама это знаю — - — однако разсудите душа моя! вишь онъ не совсѣмъ мнѣ запрещалъ вамъ сказывать: а просилъ только сроку — - — посуля ему кою дружбу, моглали я въ томъ отказать ему?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    На конецъ чѣмъ кончился вашъ разговоръ?

    МИЛАНА.

    Тѣмъ только, что онъ подалъ мнѣ руку, я встала и мы съ нимъ растались.

    ДОБРОСЕРДА.

    И ты съ нимъ послѣ видалась?

    МИЛАНА.

    Каждой день тетушка!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    О чемъ же вы съ нимъ разговаривали?

    МИЛАНА.

    О дружбѣ матушка! Онъ всегда меня увѣрялъ, что онъ меня любитъ и будетъ любить вѣчно, что ему всево пріятнѣе во мнѣ мое чистосердечіе, что онъ почитаетъ мою невинность.- — - Ото все онъ мнѣ разъ по сту переговариваетъ, и хотя я одно всегда отъ нево слушаю, однако ни когда мнѣ скучно съ нимъ не бываетъ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Изрядно! этѣ ваши съ нимъ разговоры. Чтожъ вы съ нимъ дѣлали?

    МИЛАНА [потупя глаза.]

    Цаловались матушка!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Только, только?…

    МИЛАНА,

    Ахъ! не ужъ ли вы думаете, что я васъ обманываю? и что намъ больше дѣлать?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Я бы ударилась объ закладъ, что этотъ малой — - —

    ДОБРОСЕРДА.

    Ахъ! сестрица, не ужъ ли ты думаешь — - — ?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Я ничево не думаю сударыня, ничево не думаю — - — только этотъ мущина — - — ни когда бы не былъ моимъ мужемъ — - — - но что ни есть; а мы избѣжали великихъ хлопотъ. [Миланѣ] Послушай глупинькая! ежели ты со времянемъ будешь просвѣщеннѣе; то узнаешь тогда, какимъ ты проказамъ себя подвергала. Теперь забудь этова человѣка, этова труса. — - — Я тебѣ то приказываю и запрещаю не токмо съ нимъ видѣться, ниже встрѣчаться.

    МИЛАНА.

    Ахъ! матушка! онъ мнѣ сказалъ, что онъ умретъ съ печали, ежели меня не увидитъ!

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Врешь дурочка, врешь! отъ этова ни когда не умираютъ; а больше всево я, я такъ хочу. Слышишь ли? [Увидя Чеснодума.] Побѣда сударь! побѣда! дѣло наше получаетъ свой успѣхъ. Отъ насъ зависитъ ево кончить. Я вамъ даю слово, что вы въ ней будете имѣть жену нѣжную, любезную: а между тѣмъ такъ какъ я вижу, что этѣ свадебные зборы еще продлятся, я иду писать въ Москву, чтобы меня ныньче не ожидали. Это меня очень бѣситъ; однако я утѣшаюсь тѣмъ, что въ клопѣ безъ меня будетъ скучно.

    ЯВЛЕНІЕ 20.

    ТѢ ЖЪ КРОМѢ ВѢТРОМЫСЛЫ.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Сколько можно примѣтить сударыня, Сестрица ваша весьма веселова нраву.

    ДОБРОСЕРДА.

    Это правда, что вѣтреность сестры моей легко можетъ опорочить ее въ глазахъ тѣхъ людей, которые не коротко ее знаютъ: но я васъ увѣряю, что поведеніе ее ни когда не согласовалось съ ее языкомъ. Милана! что ты отъ насъ отдалилась? подойди къ намъ мой другъ!

    МИЛАНА [цѣлуя ее въ руки].

    Тетушка!

    ДОБРОСЕРДА.

    Признайся, что ты меня и мать свою почитаешь очень жестокими.

    МИЛАНА.

    Ахъ тетушка! вы меня больше не любите сударыня.

    ДОБРОСЕРДА.

    Нѣтъ душа моя! я тебя не переставала любить; но требую отъ тебя доказательства твоей ко мнѣ горячности.

    МИЛАНА.

    Отъ всево, моево сердца тетушка прикажите: я все для васъ здѣлаю.

    ДОБРОСЕРДА.

    Ввѣрься же мой другъ нашему о тебѣ попеченію, и не протився нашимъ намѣреніямъ. Забудь этова молодова человѣка, которова совѣты легко могли бы погубить, тебя согласись на свое щастіе, и прими съ благодарностію тѣ преимущества, которыми господинъ Чеснодумъ тебя удостоваетъ.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Ахъ! сударыня, для меня благодарности весьма не довольно. Я требую отъ прекрасной Миланы другова роду чувствованія, дружбы ея, [Миланѣ] Скажите мнѣ сударыня, удостоите ли вы меня ею?

    МИЛАНА.

    Естьли ето — - — тетушкѣ — - — угодно сударь?

    ДОБРОСЕРДА.

    Такъ душа моя! я увѣрена, что ты полюбишь господина Чеснодума, какъ скоро покороче узнаешь ево достоинства.- — - — Но между тѣмъ, не худо будетъ, ежели ты съ нимъ поознакомишься. Я на минуту тебя здѣсь оставлю и надѣюсь, что по возвращеніи моемъ найду тебя гораздо веселѣе. [тихо Чеснодуму] Постарайтесь сударь въ мое отсудствіе снискать ее довѣренность. Естьли бы вы знали, какъ она невинна вы бы ее еще больше полюбили — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Будьте увѣрены сударыня, что ежели я не получу ее сердца, то по крайней, мѣрѣ буду достоинъ ее вниманія. [Добросерда уходитъ].

    ЯВЛЕНІЕ 21.

    ЧЕСНОДУМЪ, МИЛАНА.

    МИЛАНА [въ сторону].

    Что то мнѣ съ нимъ не весело!

    ЧЕСНОДУМЪ.

    И такъ прекрасная Милана думаетъ, что я желая соединиться съ нею хочу составить ее нещастіе? Нѣтъ сударыня, не думайте такъ обо мнѣ низко: не смотря на желаніе вашей матушки, вашей тетушки, я ни когда не приму вашей руки безъ собственной вашей воли. Могу ли я притѣснить ту, которой нравиться почитаю я за первое щастье!

    МИЛАНА.

    Я очень вамъ благодарна сударь, и для тово буду столько чистосердечна съ вами, сколько вы со мною — - — Признаюсь вамъ — - — я бы хотѣла, что бы та дружба, которой вы отъ меня требуете, была въ моей воли; теперь — - —

    ЧЕСТНОДУМЪ.

    А теперь?

    МИЛАНА.

    Вы опоздали сударь.

    ЧЕСТНОДУМЪ.

    Чистосердечіе ваше похвально сударыня. По крайней мѣрѣ скажите мнѣ съ такою же откровенностью: не имѣете ли вы ко мнѣ отвращенія? ни ненавидите ли вы меня?

    МИЛАНА.

    Ахъ? нѣтъ сударь. Вы мнѣ, ей Богу! кажетесь честнымъ человѣкомъ. Я вамъ клянусь, что я отъ всево ноево сердца хотѣла бы васъ любить.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Ваши увѣреніи меня утѣшаютъ сударыня.

    МИЛАНА.

    Я говорю правду сударь, и еще больше вамъ скажу, что я охотнѣе выйду за мужъ за васъ, нежели за ково нибудь другова.

    ЧЕСНОДУМЪ [съ восхищеніемъ.]

    Возможно ли то прекрасная Милана!

    МИЛАНА.

    Ей Богу! сударь. Я васъ не обманываю, я съ превеликимъ, съ превеликимъ удовольствіемъ выду за васъ за мужъ — - — - только съ тѣмъ, чтобы вы не принуждали меня васъ любить — -?

    Какъ!
    МИЛАНА.

    Это ужъ не въ моей волѣ.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    И такъ ни чемъ я васъ не могу тронуть, вамъ понравиться, вамъ угодить?

    МИЛАНА.

    О! нѣтъ. Етова я не скажу сударь. Вы очень можете мнѣ угодить. На примѣръ: вы бы могли … но я боюсь, вы мнѣ откажете?

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Говорите сударыня, говорите. Дайте мнѣ случай доказать вамъ мое усердіе, мою къ вамъ горячность — - —

    МИЛАНА.

    Ежели это правда, что вы меня такъ любите; то конечно услужить мнѣ не откажете? — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Нѣтъ, нѣтъ сударыня.

    МИЛАНА.

    Смотритежъ сударь! я васъ предупреждаю, что мнѣ отказъ вашъ очень будетъ досаденъ! — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Не бойтесь этова сударыня!

    МИЛАНА.

    А ежели вы мнѣ услужите; то я вамъ такъ буду благодарна, такъ благодарна — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Вы меня мучите! говорите сударыня. Я нетерпѣливо хочу знать ваши требованіи, а болѣе здѣлать вамъ удовольствіе.

    МИЛАНА.

    Послушайтежъ: я имѣю друга, которова я люблю всей моей душою онъ молодъ, хорошъ, любезенъ — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Ну сударыня?

    МИЛАНУ

    Я съ нимъ видѣлась всякой- — -- — -всякой день; но съ тѣхъ поръ, какъ мнѣ сказали, что вы за меня сватаетесь, я не знаю для чево матушка запретила мнѣ съ нимъ видѣться: а это такъ меня огорчаетъ! — - — Ахъ сударь, онъ умретъ съ печали, умретъ! онъ мнѣ такъ сказалъ- — - — - — подумайтежъ какое будетъ мое нещастіе?

    ЧЕСНОДУМЪ [тихо.]

    Чтожъ мнѣ тутъ дѣлать сударыня?

    МИЛАНА.

    Выпросите у матушки и у тетушки, чтобъ они позволили мнѣ съ нимъ видѣться, съ нимъ говорить, ево любить — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Какъ сударыня! мнѣ, мнѣ выпрашивать? — - —

    МИЛАНА.

    Вамъ сударь, вамъ. Вы мнѣ обѣщали. Вы можете.

    ЧЕСНОДУМЪ [въ сторону.]

    Какое простосердечіе!

    МИЛАНА.

    Вотъ, вотъ сударь! вы ужъ отъ неня и отворачиваетесь? Я вижу, что вы хотите мнѣ отказать. Ахъ сударь!, вы столькожъ жестоки, какъ и мои родные! нѣтъ сударь, нѣтъ. Естьли бы вы меня такъ любили, какъ меня увѣряли, вы бы не могли мнѣ отказать въ такой малости- — - сжальтесь сударь надо мною, вы мнѣ кажетесь такъ честны, такъ снисходительны.

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Вы въ томъ не обманываетесь сударыня. Вѣрьте, что я всѣ зберу мои силы.- — —

    МИЛАНА

    Какъ я вамъ благодарна! позвольте мнѣ васъ обнять! вы меня такъ утѣшили.- — - — Постоянъ мнѣ всево милѣе въ свѣтѣ. Я ево узнала, прежде нежели васъ увидѣла. Естлибъ было возможно вдругъ многихъ съ такою горячностію любить, съ какой я люблю Постояна, то бы я конечно и васъ полюбила: а теперь клянусь вамъ, что послѣ Постояна, тетушки, и матушки, вы мнѣ всѣхъ дороже на свѣтѣ! — - —

    ЧЕСНОДУМЪ

    Слыхалъ ли кто нибудь такое предложеніе? мнѣ искать своево совмѣстника?

    МИЛАНА.

    Ахъ сударь! вы что то про себя шепчете? Не ужъ ли вы раздумали?

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Нѣтъ сударыня, я изыскиваю средства вамъ услужить; но ежелибъ вы знали, чево мнѣ это стоитъ?

    МИЛАНА,

    Ужъ подлинно? получить можетъ быть отказъ? — - — Но знаете ли что? Есть одно средство. — - — - Послушайте: ежели они васъ не послушаются, то женитесь сударь на мнѣ — - — вы тогда будете властны надо мною. Мнѣ такъ сказывали. И послѣ мы позовемъ къ себѣ Посшояна. Онъ будетъ общій нашъ другъ, и вы увидите какъ матушка, тетушка и вы ево полюбите. Онъ такъ пилъ, такъ пилъ, что ни какъ не льзя видя ево не любить!

    ЧЕСНОДУМЪ [въ сторону.]

    Ето чистосердечіе меня ужъ трогаетъ. [въ слухъ] Вы торжествуете сударыня! я готовъ собственныя выгоды принести на жертву вашему благополучію и вы со временемъ узнаете, какъ эта жертва была для меня велика! [въ сторону.] да, да, надобно ей помочь! — - — узнаемъ, кто таковъ этотъ Постоянъ — - —

    МИЛАНА.

    Я въ дали вижу матушку — - — поговорите съ нею. А я бѣгу къ тетушкѣ — - — только смотрите — - — не сказывайте ей, что объ этомъ я васъ просила — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Положитесь во всемъ на меня сударыня.

    МИЛАНА [возвращаясь.]

    Просите ее какъ будто отъ себя…

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Вы будете довольны мною.

    МИЛАНА

    Да не замѣшкайтесь сударь- — - — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Не бойтесь этова.

    МИЛАНА [возвращаясь.]

    А ежели они не согласятся; то не забудьте — - — ужъ вы знаете какъ мы условились? — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Хорошо, хорошо сударыня, подите, будьте спокойны.

    ЯВЛЕНІЕ 22. ЧЕСНОДУМЪ

    Наконецъ ушла! — - — какая горячность! какая любовь и все такъ искренно!… такъ простосердечно! — - — - нѣтъ, — - — нѣтъ способа излѣчить ее отъ этой страсти; — - — но кто бы былъ этотъ молодой человѣкъ? — - — имя ево совсѣмъ здѣсь не извѣстно — - — не ужъ ли мой племянникъ? на что бы перемѣнять ему имя? — - — Онъ знаетъ что я- — —

    ЯВЛЕНІЕ 23.

    ЧЕСНОДУМЪ и СЛУГА.

    СЛУГА [вбѣгая скоро.]

    Бѣгите! идутъ — - — идутъ- — —

    ЧЕСНОДУМЪ [схватя ево за руку.]

    Ба! — - — ты за чѣмъ здѣсь?

    СЛУГА [въ сторону]

    Ахъ! — - — ково я вижу? — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Чтожъ ты бездѣльникъ не отвѣчаешь, за чѣмъ ты здѣсь? — - —

    СЛУГА.

    Я — - — я пришолъ сударь, [въ сторону] Чортъ знаетъ что выдумать!

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Ну — - — ?

    СЛУГА.

    Я пришолъ сударь — - — къ здѣшнему садовнику — - — Нѣтъ сударь — - — [въ сторону] Безъ просу то бишь ходить не велѣно меня прислалъ сюда вашъ племянникъ сударь- — —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    За чѣмъ?…

    СЛУГА.

    За чѣмъ сударь? — - — онъ прислалъ меня — - — [въ сторону] Какъ чортъ попался въ вершу!

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Скажешь ли ты правду?

    СЛУГА.

    Тотчасъ тотчасъ сударь — - — онъ- — - онъ меня изволилъ прислать — - — за — - — за — - — за — - — за цвѣтами сударь, за цвѣтами — - — я позабылъ было названіе, то сударь — - — а вы не подумайте, чтобъ онъ самъ былъ здѣсь- — —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Ага! все дѣло открывается. [слугѣ] Ето все обманъ; [подымая палку] но эта палка добьется правды- — - —

    СЛУГА [становясь на колѣни.]

    Ахъ! милостивый государь! — - — скажу — - — скажу, — - — вашъ племянникъ — - —

    ЯВЛЕНІЕ 24.

    ТѢЖЪ и МИЛОНЪ.

    МИЛОНЪ [вбѣгая.]

    Дядюшка!

    СЛУГА [вставъ.]

    Фу- — —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Ба! и ты здѣсь?

    МИЛОНЪ.

    Я васъ оскорбилъ дядюшка! я виновенъ; но ежели склонность двухъ сердецъ, невольное чувствованіе взаимной любви хоть малова достойны уваженія; то великодушіе ваше не осудитъ. проступокъ мой строго. Нечаянной случай показалъ мнѣ Милану — - увидя ее можно ль не влюбиться? — - — я имѣлъ щастіе тронуть ее сердце — - — но узнавъ, что вы за нее сватались, я не смѣлъ вамъ открыться и не могъ побѣдить любви своей — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Недовѣренность твоя ко мнѣ заслуживаетъ наказаніе. И ты теперь достоинъ тово, чтобъ я лишилъ тебя Миланы.

    МИЛОНЪ. [бросясь на колѣни.]

    Ахъ дядюшка! — - — вы лишаете меня жизни! — - —

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Добро, добро — - — встань, встань; но вотъ и они — - —

    ЯВЛЕНІЕ ПОСЛѢДНЕЕ.

    ДОБРОСЕРДА, ВѢТРОМЫСЛА, МИЛАНА, ЧЕСНОДУМЪ, МИЛОНЪ, СЛУГА, ЛАКѢЙ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Все готово сударь, все готово — - — а! — - — новое лицо? — - — —

    МИЛАНА [бросясь къ Милону.]

    Ахъ! Постоянъ! — - — ахъ другъ ной! — - — я тебя вижу! — - —

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Что это! что это за сумозбродство!

    МИЛАНА.

    Матушка! тетушка! — - — вотъ онъ! вотъ онъ! — - — вотъ ной любезной другъ! — - — [Чеснодуму] Какъ я вамъ благодарна! — - — вы одержали свое слово! вы отдали мнѣ душу мою! — - — [Милону] Подойди, подойди — - — вотъ моя матушка — - — вотъ моя тетушка.- — —

    ВѢТРОМЫСЛА [во все сіе время и Чеснодумъ смѣется, а Добросерда удивляемся.]

    Что это значитъ? что это за вздоръ?

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Ето тотъ самой молодой человѣкъ, для которова ваша дочь сударыня отказала мнѣ въ своемъ сердцѣ.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Ха ха ха! это право забавно!

    ДОБРОСЕРДА

    Такой обидной для насъ вашъ поступокъ.- — —

    МИЛОНЪ.

    Не укоряйте меня сударыня! я знаю, что я достоинъ вашего гнѣва; но сколько поступокъ мой ни кажется вамъ дерзновеннымъ, однако онъ основанъ на честномъ намѣреніи. [бросясь на колѣни.] Отъ васъ зависитъ сударыня возставить мое и прекрасной Миланы щастіе!

    МИЛАНА [бросясь на колѣни.]

    Тетушка простите ево! — - — матушка не гнѣвайтесь.

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Ха ха ха! это по чести утѣшно! — - — но онъ ей ей! предарагой! — - — вотъ сущей Романъ! — - — какъ бы ево кончить?

    ЧЕСНОДУМЪ.

    Окончаніе ево отъ васъ зависитъ сударыня. Я побѣдилъ, страсть мою къ вашей дочерѣ. — - — И готовь жертвовать ей собственнымъ моимъ благополучіемъ. [взявъ руку Милонову и Миланину] Согласитесь сударыня на соединеніе двухъ нѣжныхъ любовниковъ. Они другъ друга достойны. Подъ имянемъ Постояна, вы видите Милона роднова моево племянника сына сестры моей и моево наслѣдника.

    МИЛАНА.

    Ахъ! сударь, какъ вы любезны! — - — матушка! онъ ево племянникъ! — - — тетушка! ужъ ли вы меня больше не любите!

    ДОБРОСЕРДА,

    Ну сестрица! — - — отъ тебя зависитъ — - -?

    ВѢТРОМЫСЛА.

    Отъ меня! — - — дѣлайте что вы хотите — - — я выписана сюда, для ее свадьбы — - — Женихъ готовъ? — - — -я на все согласна и даю ее руку тому, кто изволитъ.

    ДОБРОСЕРДА.

    Такъ поздравляю васъ съ невѣстой.

    МИЛОНъ и МИЛАНА.

    [цѣлуя мать и тетку руки.]

    МИЛАНА.

    Матушка жизнь моя!

    МИЛОНЪ.

    Благодарность моя къ вамъ и къ вамъ сударыня не прежде кончится какъ съ моею жизнію.

    МИЛАНА.

    Тетушка душа моя! тетушка!

    ДОБРОСЕРДА.

    Вы мнѣ благодарны за Милану, а я вамъ благодарна за то, что вы меня вывели изъ заблужденія — - — Я думала, что воспитаніе способно молодость предохранить отъ любви; но вы мнѣ доказали, что природа и любовь сильнѣе осторожности.


    КОНЕЦЪ.