Пальмира (Николев)/ДО

Yat-round-icon1.jpg
Пальмира
авторъ Николай Петрович Николев
Дата созданія: 1781. Источникъ: Россійскій Ѳеатръ, или Полное собраніе всѣхъ Россій­скихъ Ѳеатральныхъ сочиненій : 43 Части. — СПб.: Тип. Императорской Академии наук, 1786—1794.— ч. V (Трагедіи, ч. V), 1787. 325 стр. az.lib.ru • Въ первый разъ представлена на Московскомъ Театрѣ въ 1783 году Апрѣля 22 дня.

    ПАЛЬМИРА
    ТРАГЕДІЯ.

    НИКОЛАЯ НИКОЛЕВА.

    Сочинена въ 1781 году.

    Въ первый разъ представлена на Московскомъ Театрѣ въ 1783 году Апрѣля 22 дня.

    ДѢЙСТВУЮЩІЯ ЛИЦА:Править

    ИРОКСЕРСЪ, Царь Тирскій.

    АТРИДА, ПАЛЬМИРА, его дочери.

    ОМАРЪ, Князь Сидонскій подъ именемъ Золега.

    АРКАМБРОДЬ, наперсникъ Ироксерсовъ.

    ОРИСМАНЪ, посланникъ Ироксерсовъ.

    ИЗИДА, наперсница Пальмирина.

    ЗИЛЕЙ, наперсникъ Омаровъ.

    СТРАЖЪ ПЛѢННЫХЪ.

    ВОИНЪ.

    ЖРЕЦЫ, ВОЕНАЧАЛЬНИКИ, ВОИНЫ ТИРСКІЕ, ВОЕНОПЛѣННЫЕ И ВОИНЫ СИДОНСКІЕ, НАРОДЪ ТИРСКІЙ.

    Дѣйствіе въ Тирѣ.

    ПАЛЬМИРАПравить

    ТРАГЕДІЯ.

    ДѢЙСТВІЕ I.Править

    ЯВЛЕНІЕ I.

    Театръ представляетъ перистилъ между Царскими чертогами, изъ коихъ съ правой стороны видна великолѣпная лѣстница. Прямо площадь: а въ дали видѣнъ городъ.

    ИРОКСЕРСЪ.

    ЖРЕЦЫ, ВОЕНАЧАЛЬНИКИ и ВОИНЫ.

    ИРОКСЕРСЪ (жрецамъ и военачальникамъ.)

    Исполнить не могу я вашего прошенья,

    Доколь не буду знать судьбы моей рѣшенья,

    Хоть лавры на главѣ, но удаленъ покой,

    Плѣненнымъ сына зря злодѣйскою рукой,

    На сердцѣ я ношу претягостное бремя.

    Отложимъ торжество побѣдъ своихъ на время:

    Пождемъ, доколѣ миръ съ Сидононъ совершу:

    А сына моего оковы разрѣшу.

    Когда прибудетъ онъ, и жертва возпылаетъ,

    Которую принесть народъ богамъ желаетъ.

    ЯВЛЕНІЕ II.

    ИРОКСЕРСЪ и АРКАМБРОДЪ.

    АРКАМБРОДЪ.

    Отъ плѣнныхъ нѣчто стражъ желаетъ донести,

    Онъ ждетъ въ преддверіи: что повелишь?

    ИРОКСЕРСЪ.

    Впусти.

    ЯВЛЕНІЕ III.

    Тѣжъ и СТРАЖЪ ПЛѢННЫХЪ.

    СТРАЖЪ.

    Великій Государь! дозволишь ли ты плѣннымъ

    По ихъ прошенію быть въ градѣ свобожденнымъ?

    Сидонскій вождь о томъ прислалъ тебя просить.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Всѣ плѣнники должны оковы здѣсь носить.

    Хотя бы ихъ царя въ своей имѣлъ я власти;

    И онъ бы въ узанъ ждалъ Золегу равной части,

    У снисхожденья быть въ рабствѣ не хочу;

    Злодѣю моему злодѣйствами плачу.

    Когда на мнѣ ударъ судьбина совершила:

    Когда враговъ карать удобности лишила

    И славы Тирскія остановила бѣгъ;

    Такъ пусть подъ стражею содержится Золегъ.

    ЯВЛЕНІЕ IV.

    ИРОКСЕРСЪ и АРКАМБРОДЪ.

    ИРОКСЕРСЪ.

    А ты, о Аркамбродъ! участникъ Тирской славы,

    Наперсникъ думъ моихъ и жезлъ моей державы,

    Ты, въ коемъ зрѣлъ всегда я друга моево,

    Внемли намѣренью Монарха твоево.

    Ты вѣдаешь, что я съ Сидонскою страною

    За то, наруша миръ, подвигнулся войною,

    За то предъ Олтаремъ въ присудствіи боговъ

    По смерть мою клялся карать моихъ враговъ,

    И родъ изкоренить Сидонскаго Монарха,

    Что дщери онъ своей не выдалъ за Клеарха,

    За сына моего — - — Пылаетъ кровь моя!

    Терзаюся, едва сіе воспомню я.

    О рокъ! почто во мнѣ ты ярость затворяешь,

    Коль сердцу ты ее въ отраву претворяешь?

    Почто побѣдою не прежде мнѣ польстилъ,

    Когда уже Золегъ мой городъ осадилъ,

    И тѣмъ поставилъ мнѣ твердѣйшую препону,

    Нести кровавый мечь на пагубу Сидону! — —

    Но знай; хоть злѣйшій рокъ назначилъ мнѣ слѣди

    Къ отмщенію итти чрезъ горесть и бѣды,

    Монарха твоего и то не устрашаетъ,

    Монарху твоему ничто не помѣшаетъ;

    Я всѣ препятствія разрушу, превзойду,

    На всѣ опасности, на всѣ бѣды пойду,

    Рѣшусь, и получу чрезъ путь окровавленный

    Отъ яростной судьбы мнѣ Лавръ опредѣленный.

    Когда къ тиранству насъ сама она ведетъ,

    Когда оружіемъ той дани не даетъ,

    Которая бъ могла конецъ бѣдамъ поставишь;

    Такъ хитрость должно намъ къ оружію прибавить.

    Золегъ въ моихъ рукахъ, сего довольно мнѣ,

    Что бъ ужасъ навести злодѣйской сторонѣ,

    И гордостью пошрясть надменнаго Монарха.

    Золегова рука спасаетъ Аристарха,

    Золегъ дорогу мнѣ къ побѣдамъ заграждалъ,

    И новый гнѣвъ во мнѣ всечасно возбуждалъ!

    А безъ нево бы я Сидонскую столицу

    Давно преобратилъ врагамъ моимъ въ гробницу.

    Давно бы… Но прервисъ… Мнѣ къ мести способъ данъ.

    (Перемѣня голосъ подошедъ ближе къ Аркамброду).

    Едва съ Клеархонъ въ Тиръ прибудетъ Ориснанъ,

    Съ врагами шлю, союзъ посредствомъ лести,

    Я тотчасъ принесу Золега въ жертву жеста.

    Стократно ополчусь, а сажъ пойду въ Садонъ,

    Низвергну городъ сей и Аристарховъ тронъ.

    Сойму съ главы врага блестящую корону,

    Предамъ, что встрѣтится, мечу, огню и стону — —

    Вотъ въ чемъ намѣренья мои. Участвуй въ нихъ

    И покажи себя въ совѣтахъ мнѣ своихъ.

    АРКАМБРОДЪ.

    Усердія мое всегда тебѣ готово:

    Прими изъ устъ моихъ нелицемѣрно слово.

    Коль хочешь брань начать, Золега погуби,

    Такъ нынѣ государь полезнѣй для тебя

    Свободу плѣннымъ дашь, колико ихъ въ темницѣ;

    Они подъ стражею быть могутъ и въ столицѣ:

    Но къ подозрѣнію чтобъ путь совсемъ пресѣчь,

    Приближить къ нимъ ударъ, а отъ себя отвлечь;

    Ты долженъ государь Золега непремѣнно,

    Къ чертогахъ принимать отъ протчихъ всѣхъ отмѣнно

    И шучу тѣмъ сокрыть, грядущу въ ихъ напасть,

    Дабы нечаянно врага могла пропасть.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Какое ты Царю велишь сносити бремя?

    АРКАМБРОДЪ.

    Дня два иль менѣе.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Дни! два… Се мало время?..

    Дни два! — - — и съ плѣнникомъ въ притворствѣ быть такомъ,

    Ласкать ево?

    АРКАМБРОДЪ.

    Когда не сердцемъ; языкомъ.

    И для свершенія надъ нимъ своей же мести,

    Возможно, государь! тогда прибѣгнуть къ лести.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Мнѣ къ лести прибѣгать? Мнѣ унижаться такъ?

    Хотя бы я желалъ: но измѣнитъ мнѣ зракъ,

    Языкъ, движеніе, всѣ чувства воружатся.

    Нѣтъ, нѣтъ, карать, хочу, и мнѣ ли унижаться?

    Довольно ужъ меня унизилъ тѣмъ Золегъ,

    Что отъ его руки я къ умыслу прибѣгъ.

    Стыжуся тѣхъ плодовъ, которы лесть рождаетъ.

    Золегъ мнѣ врагъ, Золегъ и взоромъ досаждаетъ.

    Что встрѣтясь съ нимъ скажу, на смерть ево дыша,

    Онъ гордъ! — - — Я царь — - — Рѣчетъ и воскипитъ душа,

    АРКАМБРОДЪ.

    Отъ гнѣва твоего я пользы не предвижу.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Умру; но никогда себя я не унижу.

    Не къ лести, къ варварству судьба меня зоветъ-

    Но ахъ! ---потребна лесть — полезенъ твой совѣтъ.

    Поди, представь врага: дай плѣнникамъ свободу,

    Въ предосторожности ввѣряюсь Аркамброду.

    ЯВЛЕНІЕ V. ИРОКСЕРСЪ (одинъ)

    И такъ къ ласкательству прибѣгнуть долженъ я.

    Противная судьба! О люта часть моя!

    Я рвусь; а мой злодѣй покоится во градѣ!

    Онъ въ безопасности; а я почти въ осадѣ!

    Хоть мною прогнаны враги отъ Тира прочь;

    Но паки осажденъ онъ можетъ быти въ ночь.

    Когда посланнику Сидонскій царь не внемлетъ;

    Но что? уже ли страхъ мой гордый духѣ объемлетъ.

    Защита въ Тирѣ ихъ, такъ сила ихъ слаба;

    О ненависть! О месть! души моей алчба!

    Сбирай орудія, къ терпѣнію полезну,

    И послѣ для враговъ отверзи адску бездну.

    ЯВЛЕНІЕ VI.

    ИРОКСЕРСЪ, АТРИДА, ПАЛЬМИРА.

    АТРИДА.

    Встревоженныя мы разнесшейся молвой,

    Дерзаемъ вопросить тебя родитель мой!

    Должны ли вѣрить мы гласящему народу,

    Что потерялъ нашъ братъ въ сраженіи свободу!

    ИРОКСЕРСЪ.

    Онъ Плѣнникъ; но о томъ не должно сожалѣть:

    Вы брата будете чрезъ день, иль ближе зрѣть

    Освобожденнаго и къ мщенію готова.

    Судьбина не всегда пребудетъ къ намъ сурова:

    Ко щастью нашему не скрылся путь еще.

    Хоть гордъ успѣхами нашъ врагъ, но гордъ вотще

    Въ обидахъ Ироксеркъ незнаетъ мѣры мщенья,

    И гнѣвный духъ ево не вѣдаетъ прощенья.

    ЯВЛЕНІЕ VII.

    ТѢЖЪ и СТРАЖЪ ПЛѢННЫХЪ.

    СТРАЖЪ.

    Золегъ и плѣнныя …

    АТРИДА (Въ сторону.)

    Золегъ! — - — увы! — - — —

    ИРОКСЕРСЪ.

    Представь.

    АТРИДА.

    Атрида укрѣпись, и вредну мысль оставь!

    (Уходить.) ИРОКСЕРСЪ.

    Гнѣздися ненависть въ душѣ моей на время,

    Сноси съ терпѣніемъ сіе несносно бремя

    Для пользы будущей всѣ трудности презрѣвъ,

    Стократно грянемъ мы удерживая гнѣвъ.

    ЯВЛЕНІЕ VIII.

    ТѢЖЪ и ОМАРЪ, ЗИЛЕЙ, АРКАМБРОДЪ съ Омаровымъ мечемъ, СТРАЖЪ ПЛѢННЫХЪ, ПЛѢННЫЕ и ВОИНЫ.

    ПАЛЬМИРА.

    Что зрю! — - — О небеса! — -- Какое привидѣнье!

    ИРОКСЕРСЪ.;

    Отдайте мечь ему геройству въ награжденье,

    И тѣмъ намѣреньямъ, которымъ снисходя,

    Надѣюсь кончишь брань гнѣвъ правы побѣдя.

    ОМАРЪ (взявъ мечъ).

    Надежда государь тебя не обольщаетъ.

    Она спокойствіе Двухъ странъ предвозвѣщаетъ.

    Коль браньюбъ Ироксерсъ не ополчился къ намъ

    Не двигнулъ бы мой Царь свой громъ къ твоимъ стѣнамъ.

    ПАЛЬМИРА (въ сторону.)

    Се онъ! сокроемся! — - —

    ЯВЛЕНІЕ IX.

    ТѢЖЪ кромѣ ПАЛЬМИРЫ.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Мнѣ громъ вашъ не опасенъ.

    Мнѣ токъ кровавый сталъ, гражданъ моихъ ужасень.

    А естьли бы не то, ябъ громъ на громъ пустя

    И сыномъ жертвовалъ, мою обиду мстя;

    Но къ подданнымъ любовь по долгу сберегая,

    Хочу скончать войну, обиду отлагая.

    ОМАРЪ.

    Обиды Государь тебѣ ни малой нѣтъ,

    Что Аристархова въ замужство дщерь нейдетъ:

    Въ невольный бракъ влещи противно разсужденью:

    Чувствительность сердцамъ дано не къ принужденью.

    Ты дочерей и самъ имѣешь Государь.

    ИРОКСЕРКСЪ.

    Причины слабы всѣ, когда обиженъ,

    И уваженіе твое такое къ чести,

    Не удержала бы ни ярости, ни мести — - — —

    (въ сторону.)

    Но кончивъ рѣчь сію — - — Вся кровь моя кипитъ!

    Безплодно духъ себя отъ ярости крѣпитъ:

    Притворство для меня мучительное бремя!

    (Омару)

    Избѣгнувши оковъ свободы жди до время.

    Чертоги для тебя мои отворены.

    (Уходитъ) ОМАРЪ.

    Коль не былибъ мои такъ чувства стѣснены;

    Не смѣлъ бы ты моей разполагать судьбою.

    (своимъ воинамъ) (Зилею.)

    Свободны вы теперь: а ты побудь со мною.

    ЯВЛЕНІЕ X.

    ОМАРЪ и ЗИЛЕЙ.

    ОМАРЪ.

    Открою тайности тебѣ души моей.

    Увы! что видѣлъ я, возлюбленный Зилей!

    Что видѣлъ? — - — Ахъ! едва я могъ владѣть собою.

    Гонимый Страстію, гонимый злой судьбою,

    И зря препятствія въ намѣреньяхъ моихъ,

    Скрывалъ я отъ тебя вину мученій злыхъ,

    И кою жадно ты и тѣщетно проникая,

    Ропталъ, во скромности Омару упрекая,

    Но извинишь мнѣ то, когда узнаешь ты,

    Какія разумъ мой осѣтили мечты,

    Какія перенесъ мой духъ ужасны муки

    Различныхъ сердцу язвъ любви и злой разлуки,

    И для чево пошелъ я защищать Сидонъ,

    Отечество мое и мой наслѣдный тронъ

    Не такъ какъ Князь Омаръ, наслѣдникъ Аристарха,

    Но яко подданный Сидонскаго Монарха.

    Внимай всѣ чувствія сердечна отворю.

    Зилей, я Тирскую-Княжну боготворю,

    И два года живу въ единой лишь надеждѣ!

    Ты слышалъ отъ меня о томъ уже и прежде,

    Что путешествуя, я знать желалъ предѣлъ

    Всея Финикіи: что видѣть Тиръ хотѣлъ — - — —

    ЗИЛЕЙ.

    Князь въ Тирѣ былъ!… Тогда, какъ брань ужъ возжигалась!

    Какимъ, ахъ! жизнь твоя напастямъ подвергалась!

    ОМАРЪ.

    Не тѣни ускорилъ ко мнѣ напастьми рокъ.

    Ахъ! онъ противъ меня былъ болѣе жестокъ!

    Дивись: два мѣсяца подъ именемъ Золега

    Я Тирскаго, Зилеи! не могъ оставишь брега,

    Не могши избѣжать удара злой любви,

    Жаръ страстный разлился по всей моей крови.

    Перемѣнилися мои душевны свойства,

    Лишился разума, лишился я геройства.

    Едва узрѣлъ я блескъ Пальмириныхъ очей,

    Герой изчезъ — - — - И разъ во мнѣ открылся ей!

    Изъ Тира мой отъѣздъ оставленъ былъ въ минуту.

    Не зрѣши мнѣ Княжны, щиталъ за смерть я люту,

    Одно желаніе во мнѣ питала страсть,

    Чтобъ мнѣ узрѣть ее, и передъ нею пасть — - — —

    О день! котораго не позабуду вѣчно!

    Свершилось наконецъ желаніе сердечно.

    Я съ нею встрѣтился, я съ нею говорилъ,

    И новыхъ тысячу въ ней прелестей открылъ

    Съ наружной красотой въ ея душѣ вселенныхъ,

    Не могъ тогда, не могъ скрыть чувствій разпаленныхъ

    Вскипѣла кровь моя и очи вспламенясь,

    Къ Пальмирнымъ очамъ прилипли имъ чудясь:

    Всѣ чувствія мои на ней остановились,

    Мой умъ, моя душа въ Пальмиру преселились.

    Забывъ я, что Золегъ, а не Омаръ предъ ней*

    Любви моей почелъ полезнымъ случай сей *

    И духъ предавши мой ея жестокой власти*

    Передъ Пальмирой палъ и ей открылся въ страсти"

    Но только ей сказалъ, дай жизнь иль смерть Княжна*

    Какъ смерть назначила, пошедши прочь она.

    Вотще удерживалъ и умолялъ богами,

    Вотще клялся умрешь передъ ея ногами,

    Ни что нещастному, ни что не помогло *

    Ушла, и все мое спокойствіе ушло.

    Съ тѣхъ поръ колико зрѣть жестокую ни чтился,

    До сей минуты я напрасно онымъ льстился

    И въ семъ отчаяньи спѣшилъ оставишь Тиръ,

    Но ахъ! — - — хоть былъ тогда уже нарушенъ миръ,

    Хоть началася брань и смерть на смерть летѣла,

    Любовь имѣть успѣхъ и черезъ брань хотѣла.

    Я чувствуя въ себѣ геройски погубя,

    И паки имя взявъ 3олега на себя,

    Не звукъ пріобрѣтать летѣлъ я, пышной славы*

    Летѣлъ вкушати я любовныя отравы,

    Любовь была мой мечь, а лавръ я зрѣлъ въ Кидинѣ:

    Она вселенную въ себѣ казала мнѣ. — —

    Ахъ! нѣтъ; въ глазахъ моихъ она вселенной болѣ.

    Съ такими чувствами пришелъ на бранно поле,

    Сразился, побѣдилъ, Клеарха взялъ во плѣнъ,

    И могъ бы, о любовь! Кто ждалъ такихъ измѣнъ!

    О стыдъ! пристойно ли такъ слабу быть герою!

    Затрепещешь ты, Зилей, какъ истинну открою,

    Встрепещешь — - — трепещи и сожалѣй о мнѣ! —

    Сгарая въ страстнѣйшемъ и бѣдственномъ огнѣ,

    Забывъ мой долгъ, мой санъ, среди побѣды лестной

    Побѣду уступилъ для доли неизвѣстной,

    И ставъ измѣнникомъ самъ въ плѣнъ я отдался,

    И умереть у ногъ Пальмировыхъ клялся.

    Суди, люблюль ее, суди меня съ собою,

    Вотъ то до нынѣ, въ чемъ скрывался предъ тобою.

    ЗИЛЕЙ.

    Твой дивенъ, государь! поступокъ мнѣ такой;

    Но бодрствуй: тщетно ты тревожишь свой покой,

    Когда Сидонскій Князь откроется въ героѣ,

    Въ Пальмирѣ чувствіе откроется иное.

    ОМАРЪ.

    Нѣтъ, нѣтъ Зилей! и ты несправедливо мнишь;

    Коль нѣжно чувствье подвластно титламъ чтишь,

    Не ослѣпитъ ево ни честь, ни санъ, ни слава,

    Любовь всегда любовь, природа ей держава.

    Она владѣетъ всемъ, что въ свѣтѣ создано:

    Въ глазахъ ея монархъ и подданный равно,

    Неравенство людей одно предубѣжденье

    И тамъ ужъ нѣтъ любви, гдѣ гордо разсужденье.

    Когда бы нравился прекрасной я Княжнѣ;

    На чтобъ терзать меня, Золега зря во мнѣ.

    Коликобъ страсть моя ее ни огорчала,

    Любя, хоть еловомъ бы Золегу отвѣчала.

    Хотя движеніемъ, иль взоромъ знать дала,

    Что я ей столькожъ милъ, какъ мнѣ она мила.

    Ахъ! нѣтъ любя Княжну и вмѣстѣ бывши съ нею

    Уйду ли я? увы! — - — умру предъ ней — - изтлѣю.

    А ты и съ часъ назадъ тожъ самое въ ней зрѣлъ,

    Что прежде чемъ отъ насъ отецъ ея ушелъ:

    Она узнавъ меня, какъ молнія сокрылась!

    ЗИЛЕЙ.

    Но отходя она всѣхъ чувствъ почти лишилась.

    Съ смятеніемъ ея соединенный страхъ

    Изображалъ къ тебѣ любовь въ ея очахъ.

    ОМАРЪ.

    Увы! почто даешь отраву ты надеждѣ! — —

    ЗИЛЕЙ.

    Почто же государь отчаяваться прежде?

    Откройся ты Княжнѣ еще въ твоей любви;

    Дай знать ей Царску кровь ты во твоей крови,

    Скажи, что не Золегъ, Омаръ плѣнился ею,

    И послѣ ты судьбой разполагай своею.

    ОМАРЪ.

    И такъ Омаръ еще молчаніе прерветъ

    И въ сей же день свершитъ твой дружескій совѣтъ,

    ВЪ стенанье вѣчное, иль страсти въ облегченье

    Взнесемся къ щастію, иль свергнемся въ мученье.

    Конецъ перваго дѣйствія.

    ДѢЙСТВІЕ II.Править

    ЯВЛЕНІЕ I.

    ПАЛЬМИРА и ИЗИДА.

    ПАЛЬМИРА.

    Все тщетно, ты моей тоски не уменьшишь!

    ИЗИДА.

    Напрасно ты себя, напрасно такъ крушишь.

    Во чувствіяхъ твоихъ довлѣетъ быть премѣна:

    Твой братъ возлюбленный освободится плѣна.

    Уже родитель твой, народный внемля стонъ,

    Огнь бранный потушилъ и съ тѣмъ послалъ въ Сидонъ,

    Чтобъ Князю возвратить немедлѣнно свободу,

    И вѣсть я слышала несется по народу,

    Что съ Орисманомъ онъ въ сей день прибудетъ въ Тиръ.

    ПАЛЬМИРА (съ смятеніемъ.)

    А плѣнные! — - — Золегъ? — - —

    ИЗИДА.

    Когда свершится миръ

    Такъ мню и плѣнные съ Золегомъ свободятся.

    ПАЛЬМИРА.

    И новы для меня мученія родятся.

    ИЗИДА.

    Что значить рѣчь сія? — - —

    ПАЛЬМИРА (в сторону.)

    Что я произнесла!

    Любовь! вотъ до чево ты въ сердцѣ возросла!

    Неволею языкъ всю тайну извлекаетъ!

    ИЗИДА.

    Но въ таинство твое мой умъ не проникаетъ.

    Крушася всякой часъ о братѣ до сево,

    Крушишься ты теперь надеждой зрѣть ево.

    ПАЛЬМИРА.

    Изида, ахъ! престань! престань меня тревожить

    И упрекая мнѣ мои мученья множить.

    Клянуся, что хочу ево толикожъ зрѣть,

    Колико я въ сей часъ желаю умереть*

    ИЗИДА.

    Отчаянья сево вины не постигаю.

    ПАЛЬМИРА.

    Не меньше отъ тово, не меньше содрогаю!

    ИЗИДА.

    Но отъ чево сіе отчаянье въ тебѣ,

    Когда рожденна ты во щастливой судьбѣ!

    Дочь Ироксерсова съ твоею красотою,

    Гонима можетъ ли быть злѣйшею бѣдою!

    Сорадуется все желанью твоему.

    ПАЛЬМИРА.

    Ахъ, къ сердцу обрати ты мысль, а не къ уму!

    Тогда проникнувши тоски моей причину,

    Престанешь возносить Пальмирину судьбину.

    Что въ томъ, что я княжной родилася на свѣтъ,

    Коль мнѣ спокойствья ни на минуту нѣтъ,

    Коль вкоренилася глубоко въ сердце рана?

    Сердечно чувствіе не разбираетъ сана:

    Не защититъ людей отъ горести и тронъ,

    Нерѣдко и на немъ пускаютъ горькій стонъ.

    Превратностямъ судебъ всѣ смертные подвластны,

    Герои и цари бывали въ жизнь нещастны.

    Нѣтъ, нѣтъ, не льстись, не трать напрасно словъ своихъ,

    Къ успокоенью печальныхъ чувствъ моихъ!

    То время навсегда Изида миновало,

    Какъ чувствіе мое въ спокойствѣ пребывало,

    Пальмиру болѣе ни что не веселитъ;

    Но все душѣ ея все мучиться велитъ.

    ИЗИДА.

    Илъ искренности я твоей не заслужила?

    Ахъ! чѣмъ я на себя твой гнѣвъ вооружила?

    Изида ли тебѣ не преданна душей?

    За что же не дѣлишъ она тоски твоей?

    Пролей печаль твою въ усерднѣйшую душу!

    Клянуся небомъ я, что тайны не нарушу.

    Не любопытствуя, хочу то вѣдать я,

    Хочу, познавъ вину печали твоея,

    Хоть мало облегчишь твое сердечно бремя"

    ПАЛЬМИРА.

    Ни дружба, ни любовь, ни чести долгъ, на время

    Сей вѣчно тягости не могутъ съ сердца стертъ;

    А естьли можетъ что, такъ можетъ только смерть,

    Въ которой, зря конецъ моей нещастной долѣ,

    Желаній ни какихъ я не имѣю болѣ.

    ИЗИДА.

    Ахъ! что предузнаю! — Княжна! ужъ ли любовь!

    ПАЛЬМИРА

    Молчи — - — Не разпаляй мою симъ словомъ кровь.

    Страшись напоминать о томъ, что сердцу злобно

    Ахъ! нѣтъ: напоминай — - — множь стыдъ — - — сіе удобно

    Приближать моего конца желанный часъ.

    ИЗИДА (бросясь къ ногамъ ея.)

    Паду къ ногамъ твоимъ, прошу въ послѣдній разъ,

    Откройся мнѣ во всемъ, ты любишь, вижу ясно;

    Наимянуй того, кого такъ любишь страстно.

    ПАЛЬМИРА (ее поднимая.)

    Чево ты требуешь? — - — Изида — - — о мой другъ?

    Вынь лучше изъ меня ты сердце, вынь мой духъ,

    И тайну погрузи съ Пальмирою во гробѣ:

    Да скроетъ стыдъ ея земля въ своей утробѣ"

    ИЗИДА.

    Пальмирина душа не можетъ знать стыда.

    ПАЛЬМИРА.

    Грызенье совѣсти души ея чреда!

    ИЗИДА.

    О небо! не ужъ ли съ нещастною сестрою

    Пронзенна грудь твоя единою стрѣлою.

    ПАЛЬМИРА.

    Съ Атридомъ? Ахъ! что ты хочешь мнѣ сказать?

    ИЗИДА.

    Однимъ мученьенъ, рокъ предпринялъ насъ терзать:

    Атрида, какъ и ты, по всякій часъ страдаетъ,

    Любовь не менѣе и ею обладаетъ.

    Она открылась въ томъ наперсницѣ своей,

    Которая и мнѣ открылась въ тайнѣ сей! — - —

    ПАЛЬМИРА.

    Предчувствую! — увы! — - — Пальмира, ахъ нещастна!

    Но кѣмъ? — - — страшусь, скажи, кѣмъ, кѣмъ Атрида страстна?

    Кто къ пагубѣ ея въ ней пламень сей разжегъ?

    ИЗИДА.

    Сей плѣнникъ. — - —

    ПАЛЬМИРА.

    Трепещу.

    ИЗИДА.

    Сей Тирскій врагъ — - —

    ПАЛЬМИРА.

    Золегъ!

    ИЗИДА.

    Онъ.

    ПАЛЬМИРА.

    Боги! — —

    ИЗИДА.

    Такъ и ты? — - —

    ПАЛЬМИРА (Упавъ въ креслы.)

    Ты грудь мою пронзила!

    ИЗИДА.

    О случай! О любовь! чье сердце заразила!

    Ждала ли отъ тебя я слабости такой?

    Вооружись Княжна противъ себя самой.

    Опомнися, разбей свои ужасны мысли!

    ПАЛЬМИРА.

    Оставь — - и болѣе въ живымъ меня не числи.

    Къ премѣнѣ чувствъ моихъ уже надежды нѣтъ.

    Мнѣ въ тягость ной животъ, мнѣ въ тягость цѣлый свѣтъ.

    Открылся мнѣ теперь весь ужасъ злѣйшей части;

    Но поздо: разумъ ной поработился страсти.

    Безплодно съ сердцемъ быть стремится онъ въ борьбѣ,

    Познай мою судьбу, откроюся тебѣ.

    Золегъ увы… Золегъ…участникъ нашей славы…

    Нѣтъ! нѣтъ, сей Тигръ, сей рабъ злодѣйскія державы..

    Ахъ! кто бы ни былъ онъ! но прелилъ въ сердцѣ ядъ!

    Пронзилъ, зажегъ ево, вмѣстилъ въ него весь адъ,

    И муки всѣ собравъ злой страсти въ утѣшенье,

    Оставилъ мнѣ животъ на стыдъ и поношенье.

    ИЗИДА.

    О сколь поспѣшно страсть вселяется въ сердца!

    ПАЛЬМИРА,

    Увы!… Я два года не вижу ей конца.

    ИЗИДА.

    Что слышу! — —

    ПАЛЬМИРА.

    Не было тогда Изиды въ Тирѣ,

    Когда онъ образъ свой запечатлѣлъ въ Пальмирѣ

    На то, чтобъ испускать ей вѣчно горькій стонъ.

    Незвано стрѣтясь съ нимъ, не вѣдая кто онъ,

    Остановилася, смутилась, обомлѣла,

    И отъ него уйти я силы не имѣла.

    А онъ, о дерзностный! онъ страсть мою познавъ*

    Возпользовался ей къ ногамъ моимъ упавъ

    И мнѣ въ своей любви, ахъ! можетъ быть и ложно,

    Клялся и клятивъ ево забыти мнѣ не можно.

    Изида — внѣ себя не знавши, что начать,

    Отвѣтствовать ему, или не отвѣчать

    Въ недоумѣніи лишилась вображенья,

    Какъ будто истуканъ безъ чувствъ и безъ движенья,

    Смѣшавъ съ любовію досаду, радость, страхъ,

    То медъ, то ядъ въ ево встрѣчала я словахъ,

    И слабости мои не прежде я узрѣла,

    Какъ вся ужъ отъ любви и отъ стыда горѣла.

    Но естьли отъ нево, преодолѣвъ себя,

    Сокрылась я тогда всѣ чувства погуби;

    Такъ только для того, чтобъ больше вспламениться

    И съ нимъ разставшися, не жить мнѣ, а томиться.

    ИЗИДА.

    Сбери Княжна свой умъ! Сколь можно ополчись

    Противу бѣдственной сей страсти!

    ПАЛЬМИРА.

    Нѣтъ не тщись,

    И не надѣйся ты, чтобъ страсть я побѣдила.

    Ослабла моего уже разсудка сила!

    Вотще противлюся сей пагубной любви,

    Любовь посѣялась во всей моей крови,

    Сражаясь всякой часъ я съ нею и съ собою,

    Влеку изъ мыслей вонъ рушителя покою

    И льщуся иногда, что страсть превосхожу,

    Но къ сердцу обратись, тожъ сердце нахожу!

    Въ превратныхъ чувствіяхъ, въ ихъ пагубномъ мнѣ спорѣ

    Въ любви, отчаяньи, надеждѣ, страхѣ, горѣ,

    Я смерть къ себѣ, я смерть по всякой часъ звала:

    А днесь! коль ты еще и то мнѣ знать дала,

    Что и сестра моя подвергнута сей страсти;

    То больше въ смерти я не нахожу напасти.

    Пусть будетъ щастлива другая въ немъ: а я…

    Умремъ! — - — Мой жребій стыдъ, во гробѣ часть моя.

    ИЗИДА.

    Живи: любовь тебя надежды не лишаетъ,

    ПАЛЬМИРА (желая уйти)

    Золегъ! — - — уйдемъ — - — Нѣтъ силъ! — - —

    ЯВЛЕНІЕ II.

    ПАЛЬМИРА, ИЗИДА b ОМАРЪ.

    ОМАРЪ.

    Иль плѣнникъ устрашаетъ

    Своею стрѣчею прекрасную Княжну!

    Дай быть мнѣ щастливымъ минуту хоть одну;

    Дай взоромъ мнѣ твоимъ насытишься прелестнымъ,

    И вдѣлаться тебѣ мнѣ болѣе извѣстнымъ,

    Се часъ къ рѣшенію судьбы моей приспѣлъ.

    Ахъ! Естьлибъ звала ты, колико мукъ терпѣлъ!

    Колико я страдалъ Пальмиру обожая,

    И жизнь и щастіе ей въ жертву посвящая;

    Тогда, хотя меня изъ сердца гонишь вонъ,

    Ты сжалилася бы на горестный мой стонъ,

    И сжалившись — - — хоть разъ слова мои внимая

    И нѣжный съ оныхъ плодъ любви моей снимая,

    Рекла; нещастливъ онъ, невиненъ онъ любя.

    ПАЛЬМИРА.

    Уйдемъ, коль позабылъ Сидонскій рабъ себя.

    ОМАРЪ.

    Постой Княжна! не рабъ — - — Сидонскій князь съ тобою.

    ПАЛЬМИРА.

    Что слышу

    ОМАРЪ.

    Зря ево жестока предъ собою,

    Опредѣляй ево на казнь мученій злыхъ.

    Омару будетъ смерть сладка изъ рукъ твоихъ.

    ПАЛЬМИРА.

    Омаръ! — —

    ОМАРЪ.

    Онъ предъ тобой: ево въ Золегѣ видишь,

    Ево жестокая, ты гонишь, ненавидишь;

    Въ ево, въ ево душѣ тобою пролитъ ядъ;

    Но чтобъ онъ щастливъ былъ, твой нуженъ только взглядъ.

    Отъ нѣжности ево блаженства ожидаю? — - — —

    Я имъ живу — - — Ахъ нѣтъ! Я только имъ страдаю!

    Онъ мнѣ лишь новый путь къ мученью отворилъ,

    Онъ во любовника героя претворилъ,

    Героя, мещуща громъ въ дальняя предѣлы,

    И коево ни мечь, ни ядовиты стрѣлы,

    Ни смерть остановить въ стремленьи не могли:

    Твои взоръ, твои красы къ тому лишь путь нашли.

    Единой мнѣ тобой осуждено терзаться.

    Увы! Вотще тебя желалъ я удаляться,

    Противъ желанія искалъ и всякой разъ

    Не могъ насытить я моихъ тобою глазъ.

    Всегда ты съ новою мнѣ прелестью казалась,

    И новою всегда стрѣлою грудь пронзалась.

    Ни славы звукъ, ни честь безсмертнаго вѣнца,

    Для коего живутъ Геройскія сердца

    Ни имя плѣнника, ни ужасъ быть въ напасти,

    Ни что стремленія моей къ Пальмирѣ страсти

    Прервати не могло; таковъ къ тебѣ мой жаръ,

    Таковъ въ своей любви нещастнѣйшій Омаръ — - —

    (ставъ на колѣни)

    Ты не отвѣтствуешь? — - — Почувствуй сожалѣнье!

    ПАЛЬМИРА (подымая ево.)

    Что дѣлаешь! востань — - — О долгъ! О преступленье!

    Увы! Оставь меня! — - —

    ОМАРЪ.

    Пальмира слезы льетъ! — - —

    Не слезы — - — кровь мою! — - — Она мнѣ смерть даетъ!…

    Къ чему отнесть сіе, ко щастью, иль къ напасти?

    Вѣщая мою судьбу! — - —

    ПАЛЬМИРА.

    Въ моей ли то, ахъ власти!

    Престань тираномъ быть, всѣ муки мнѣ сверша!

    ОМАРЪ.

    Смягчись! — - — Дай душу мнѣ! — —

    ПАЛЬМИРА.

    Въ очахъ тебѣ душа.

    Смотри, довольствуйся въ нихъ, зря мое смущенье,

    Смотри, когда свое жестокой! насыщенье

    Въ одномъ признаніи находишь ты моемъ:

    И естьли жалости нѣтъ въ сердцѣ ужъ твоемъ,

    Когда тебѣ мое страданіе не внятно;

    Такъ зри въ очахъ моихъ, что зрѣть тебѣ пріятно.

    Насыть любовь свою, любовь сулящу мнѣ

    Раскаянье одно, и муки лишь однѣ.

    Насыть стыдомъ души, котору раздираешь,

    Увы! — Пальмиру тѣмъ за слабость ты караешь! — - —

    ОМАРЪ.

    Мнѣ? — - — Мнѣ тебя карать? — Въ сей слабости твоей,

    Блаженство нахожу и рай души моей.

    Но ахъ! не лестной ли мечтою я плѣняюсь!

    Княжна! -Мой богъ! — ты богъ! тебѣ я покланяюсь.

    Тебя прошу, молю, минуту хоть сію,

    Продли мой сладкой сонъ, продли мечту мою,

    И въ награжденіе за прежнее мученье,

    Умножь Омарову надежду, восхищенье:

    Умножь восторгъ ево, дай словомъ жизнь однимъ!

    Скажи хоть разъ ты мнѣ, что я тобой любимъ!

    ПАЛЬМИРА.

    Любимъ: но не Омаръ; Золегъ любимъ Пальмирой.

    Я имъ плѣнилася; не княжеской порфирой;

    Но слыша то, не льстись, не думай, чтобъ любя,

    Мой долгъ къ родителю забыла для тебя;

    Коль страсть Пальмирина ему противна будетъ;

    Тогда умретъ она, или тебя забудетъ

    ОМАРЪ.

    Постой! — - — Не внемлетъ мнѣ жестокая!

    ЯВЛЕНІЕ III.

    ОМАРЪ и АТРИДА.

    АТРИДА (въ сторону.)

    Что зрю!

    Золегъ! — - — Пальмира! — - — Я отъ ревности горю!

    (Омару.)

    Откроемъ! — - — Ты бѣжишь? — - — Въ смятеніи, въ досадѣ?

    Какой находишь страхъ въ Атридиномъ ты взглядѣ!

    Ты удаляешься присутствія ея?

    Я зрю, что имъ душа встревожена твоя?

    Золегъ смятенъ! — въ слезахъ мнѣ срѣтилась Пальмира!

    Или еще ударъ готовится для Тира!

    Ты не отвѣтствуешь? Что думати должна?

    Вѣщай, ты съ нею былъ? — - —

    ОМАРЪ.

    Симъ щастіемъ княжна,

    Сестра твоя меня незапно наградила.

    АТРИДА.

    И плѣнника въ другомъ быть плѣнѣ осудила.

    ОМАРЪ (въ сторону.)

    О небо!

    АТРИДА.

    Тщетно ты скрываешь смутный взоръ!

    Атрида слышала вашъ страстный разговоръ.

    Золегъ и въ плѣнѣ бывъ, побѣды получаетъ.

    ОМАРЪ.

    Не я, твоя сестра всѣхъ въ узы заключаетъ.

    Но кто Пальмирою не будетъ побѣжденъ,

    Въ томъ сердца нѣтъ, и тотъ безъ чувствія рожденъ.

    АТРИДА (въ сторону.)

    Что слышу! Лютый рокъ, къ чему меня приводишь?

    ОМАРЪ.

    Коль преступленія ты въ страсти не находишь?

    Коль нѣжны чувствія невинны предъ тобой;

    То сжалишься княжна и надъ моей судьбой.

    Простишь нещастнаго любовью зараженна,

    Простишь тово, чья кровь Пальмирою разженна.

    Я сердце обнажу передъ тобой княжна — - — —

    АТРИДА.

    Повѣренность раба Атридѣ не нужна.

    Ей подло твоему внимати откровенью —

    Поставь ты своему предѣлы дерзновенью.

    Здѣсь Тиръ, а не Сидонъ не забывай тово,

    И къ долгу обратись ты званья своево.

    Когда бъ поступокъ.сей родителю открылся;

    Не долгобъ ты своей побѣдою гордился.

    ОМАРЪ.

    Хоть я съ твоимъ отцомъ не равенъ днесь, судьбой;

    Онъ царь; а я теперь лишь плѣнникъ предъ тобой;

    Но чуждо коль тебѣ сіе предразсужденіе,

    Чтобъ знатное щитать достоинствомъ рожденье;

    То плѣнника съ Царемъ хоть мало ты сравнишь,

    И безпорочну страсть въ Золегѣ извинишь.

    Не мы любовію, любовь владѣетъ нами.

    Ты знаешь, что не льзя повелѣвать сердцами.

    За чтожъ навлекъ твой гнѣвъ?

    АТРИДА.

    За то, что дерзновенъ.

    Передъ, Пальмирой бывъ, со мной ты откровенъ,

    За то, что страстныя въ тебѣ я чувства вижу,

    За то, что чувства тѣ въ тебѣ я ненавижу,

    За то, что ты что ты Атриду раздражилъ,

    За то; но словомъ, ты всѣ казни заслужилъ.

    ОМАРЪ.

    Противъ желанія я виненъ предъ тобою;

    Но предъ Пальмирою, я правъ и предъ собою,

    Къ комужъ отдаться въ плѣнъ и сердцу и уму,

    Коль не къ сестрѣ твоей? — - — —

    АТРИДА.

    Преступникъ! ни къ кому.

    Будь не чувствителенъ! Будь фуріи подобенъ! — - —

    Но будь равно ко всѣмъ, коль быть къ одной удобенъ — —

    Гнушайся нѣжностью, любовью, красотой.

    Пусть стонутъ всѣ сердца, пусть рвутся всѣ тобой.

    Мнѣ сноснѣй зрѣть въ тебѣ чудовище природы,

    Чемъ прелестью сестры лишеннаго свободы.

    Хотелабъ, чтобъ любовь была тебѣ чужда — - —

    Или чтобъ я тебя не зрѣла никогда! — - —

    Но ужъ безчувственъ ты, въ тебѣ не сердце, камень;

    Въ тебѣ не кровь, а ядъ, не страсть, а адскій пламень,

    Ахъ! что я говорю. — - —

    ОМАРЪ.

    Что слышу отъ тебя!

    (въ сторону.)

    Ужели ты? — - — Ахъ нѣтъ! — - Прости! — - Я внѣ себя!

    АТРИДА.

    Щастливѣйшій злодей! ужъ поздо, извиненье,

    Когда тебѣ мое открылось ослѣпленье.

    Взносись побѣдою Атриду заразя,

    Взносись; но трепещи въ ней гордость поразя,

    И не дерзай ты ей отвѣтствовать ни слова.

    Отмщать презрѣнію Атрида ужъ готова.

    (Золегъ ждетъ.)

    Пода отъ глазъ моихъ! — -мучитель! — - Ахъ! — - постой — —

    Унизиться еще хочу, я предъ тобой,

    Скажи, моглаль тронуть твою я звѣрску душу

    Иль тщетно я тобой мое спокойство рушу?

    Любить тебя должна, иль ненавидѣть вѣкъ!

    Но помни, кто тебѣ слова сіи изрекъ….

    Молчишь! — - — трепещешь ты! тиранъ! я все предвижу!

    Бѣги — - — страшись меня! — - — тебя ненавижу,

    ЯВЛЕНІЕ IV. АТРИДА (одна).

    Съ какой холодностью бѣжитъ меня злодѣй!

    Ни страсть моя къ нему, ни стонъ души моей,

    Ни что мучителя во жалость не приводитъ!

    Какъ жертву поразилъ, и какъ Тиранъ отходитъ!

    О стыдъ! Сидонскій рабъ Атриду пренебрегъ:

    Но рабъ ли онъ? Нѣтъ! Рабъ мнѣ крови бы не жегъ,

    Атрида бы къ нему любви не ощутила — - —

    Увы! злодѣю бы я душу посвятила,

    Коль къ сердцу ты ево мой взоръ пути нашелъ!

    Геройскій духъ ево всѣ титлы превзошолъ,

    А видъ! — - -пріятности! — - — о боги! — - — что вѣщаю!

    Преступникъ трепещи! Страсть въ злобу превращаю.

    Конецъ втораго дѣйствія.

    ДѢЙСТВІЕ III.Править

    ЯВЛЕНІЕ I. ИРОКСЕРКСЪ (остановясь въ дверяхъ).

    Представь ево ко мнѣ — - — О день, день бѣдствій злыхъ,

    Чемъ хочешь рокъ еще умножишь мукъ моихъ?

    Не тщетно Орисманъ безъ сына возвратился.

    Предчувствую! Мой духъ не даромъ возмутился,

    И разлилася желчь по всей моей крови!

    Разсудокъ мрачня мечтанія прерви!

    Разсыпь противну мысль сердечному желанью,

    Довольно къ моему и безъ нее стенанью,

    Довольно на душѣ растертъ врагами ядъ,

    Чтобъ самому себѣ не множить мнѣ досадъ.

    Уже ли онъ своимъ все рушилъ возвращеньемъ?

    Но вотъ и онъ! — - Увы! — - съ какимъ идетъ смущеньемъ!

    Страшусь спросить — - — я знать желаніемъ горю — —

    ЯВЛЕНІЕ II.

    ИРОКСЕРСЪ, ОРИСМАНЪ, АРКАМБРОДЪ, ВОИНЫ.

    ИРОКСЕРКСЪ.

    Вѣщай, почто съ любой Клеарха я не зрю!

    Какая новая къ успѣху намъ препона!

    Или еще въ плѣну наслѣдникъ Тирска трона!

    ОРИСМАНЪ.

    Увы!

    ИРОКСЕРКСЪ.

    Скончай! — - —

    ОРИСМАНЪ.

    Твой сынъ- — - ево ужъ больше нѣтъ! — —

    ИРОКСЕРКСЪ.

    О боги! нѣтъ ево? А врагъ еще живетъ?

    А врагъ отъ рукъ моихъ поднесь не умираетъ,

    И яростной мой гнѣвъ на тронѣ презираетъ?

    О рокъ! иль медлѣнность ты ставишь мнѣ виной?

    Иль къ мщенію ведешь дорогою юной,

    И злѣйшую врагамъ готовишь ты отплату,

    По бѣдствіяхъ моихъ за всю мою утрату!

    Ахъ! дай скопленный гнѣвъ излити на враговъ.

    И послѣ варварствуй! На муки я готовъ! — - —

    Но какъ сей бѣдственной надъ нимъ ударъ свершился?

    Или въ отчаяньи онъ жизни самъ лишился

    ОРИСМАНЪ.

    Не самъ, о государь! Но далъ причину самъ — - —

    ИРОКСЕРСЪ.

    Какъ! Кровь моя однимъ подвластная богамъ

    Причину можетъ дать къ такому преступленью?

    Но кто? — - — Кто смѣлъ къ ево дерзнути погубленью!

    Чей мечь и чья рука? иль Геркулесъ возсталъ

    На Тиръ, которой онъ донынѣ защищалъ!

    Иль адская для насъ разверзлася утроба?…

    (бросясь въ креслы.)

    Вѣщай подробно все! да возрастаетъ злоба.

    ОРИСМАНЪ.

    Прибывши Государь въ Сидонъ, увѣдалъ я,

    Что не унижена и въ плѣнѣ кровь твоя,

    Что Князь въ свободѣ жилъ въ чертогахъ Аристарха,

    Почтенъ, какъ долженъ быть сынъ Тирскаго монарха,

    Плѣнясь сей вѣстію, спѣшилъ я зрѣть ево,

    И объяснить вину посланья ноево;

    Но рокъ уже тогда готовилъ насъ къ нещастью!

    Клеархъ воспламенясь къ Княжнѣ Сидонской страстью

    И сердца получить ея не могши въ даръ,

    Въ злодѣйство предпріялъ употребить свой жаръ.

    Презрѣвъ полезнаго союза намъ причины,

    Не убояся бурь, онъ прямо шелъ въ пучины.

    "О мирѣ навсегда забудемъ, рекъ онъ мнѣ:

    "Важнѣе началось иной дѣло въ сей странѣ.

    "Усердіемъ ко мнѣ Тирянъ освобожденныхъ

    "И щедростью моей Сидонцовъ возбужденныхъ,

    "Надѣюся княжну въ рукахъ моихъ я зрѣть,

    "Я тщетно не хочу любовію горѣть;

    «Мнѣ смертенъ въ частью путь, но мы на смерть родимся;

    „Ступай изъ града вонъ, мы скоро свободимся.

    Возтрепеталъ мой духъ отъ сихъ ужасныхъ словъ,

    Я представлялъ ему опаснѣйшій тотъ ровъ,

    Который онъ себѣ въ погибель изрываетъ,

    И Тира цѣлова тѣмъ щастье прерываетъ:

    Но ахъ! Возможно ли то буйство удержать,

    Которое любовь стремится разпложать?

    Онъ, страстному себя предавши заблужденью,

    Не внемля болѣе ни мнѣ, ни разсужденью,

    Желанну умыслу дорогу отворилъ,

    И скоро кровію чертоги обагрилъ.

    Во тишинѣ войной свирѣпость возрастала,

    Клеархова рука повсюду смерть метала,

    И самъ сидонскій царь окончилъ бы свой вѣкъ,

    Когдабъ къ нему народъ на помощь не притекъ;

    Но страхъ по граду вѣсть разнесъ мгновенно люту,

    Граждане двигнулись во царскій домъ въ минуту,

    И скоро раздались удары отъ мечей:

    Тогда и я, познавъ вину тревоги,

    Спѣшилъ, колико могъ, во Царскія чертоги,

    По трупамъ Сидонянъ мои ступали ноги:

    Но ахъ! рокъ лютый все тогда уже свершилъ!

    Князь смертію своей всю бурю утишилъ.

    Летя къ возлюбленной, среди надежды лестной,

    Внезапу былъ пронзенъ рукою неизвѣстной.

    Узнавши Аристархъ плачевный случай сей — - —

    ИРОКСЕРКСЪ (вставъ.)

    Молчи: довольно рекъ, ко ярости моей.

    Виновенъ сынъ, иль нѣтъ; но нѣтъ ево на свѣтѣ,

    И мщеніе одно осталося въ обѣтѣ.

    (Аркамброду.)

    Сей часъ въ оковахъ ты представь Золега мнѣ

    И уготовь костеръ злодѣю въ сей странѣ.

    (Архабродъ уходитъ).
    ЯВЛЕНІЕ III.

    ТѢЖЪ КРОМѢ АРКАМБРОДА.

    ОРИСМАНЪ.

    Что хочетъ государь? Воспомни долгъ монархъ!

    Ты обезславишься, отмщая за Клеарха:

    Родясь героемъ ты, не будь толико слабъ!

    И вѣдай, что Золегъ не Аристарховъ рабъ:

    Но сынъ ево Омаръ и князь наслѣдный трона.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Онъ Князь? Золега ждетъ Сидонская корона — - —

    О щастье! ты ко мнѣ приспело наконецъ!

    О мщенье (скоро ты получишь свой вѣнецъ!

    Насытится душа препятствомъ раздраженна,

    Перунъ въ моихъ рукахъ, коль жертва обнаженна.

    Пылай стократно злость, разлей во мнѣ свой ядъ!

    Поборствуйте по мнѣ злы фуріи весь адъ! — - —

    Все щастіе мое въ, погибели Сидона! — - —

    Умру, или врага низвергну съ пышна трона,

    Пятой ступя на грудь ево исторгну духъ:

    Наполню ужасомъ противничій округъ,

    И къ дополненію душевныя отрады,

    Я въ прахъ преобращу ево всѣ пышны грады“

    ЯВЛЕНІЕ IV.

    ТѢЖЪ ОМАРЪ въ оковахъ, АРКАМБРОДЪ, СТРАЖИ.

    ОМАРЪ.

    За что такою днесь наказанъ я судьбой,

    Что паки заключенъ въ оковы я тобой!

    Или взаимный долгъ Монарховъ забываешь,

    И мстя сыновню смерть, мнѣ казнь опредѣляешь.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Въ намѣреньяхъ моихъ отчету не даю,

    А что пойдешь на казнь, того не утаю.

    Достигнулъ уже я благополучна брега.

    Не обольститъ Омаръ подъ именемъ Золега.

    ОМАРЪ (Въ сторону)

    И такъ открылось все! — - —

    ИРОКСЕРСЪ.

    Не тщись скрывати страхъ

    Встрѣчая гнѣвъ въ моихъ пылающихъ очахъ.

    Я ужасомъ твоимъ месть гладну насыщаю,

    И радость отъ твоихъ мученій предвѣщаю.

    Отчаявайся, рвись, вздыхай въ послѣдній разъ!

    Что въ гнѣвѣ Ироксерсъ, познаешь то чрезъ часъ.

    ОМАРЪ.

    Желалъ бы въ немъ познать не гнѣвъ, а добродѣтель.

    Кто мститъ невиннымъ, тотъ тиранъ, а не владѣтель.

    Но естьли Тирской Царь позналъ, кто я таковъ;

    Такъ долженъ знать, что я рожденъ не для оковъ

    И что Клеархова ненастная кончина

    Погибели моей не можетъ быть причина.

    Разторгни завѣсу разсудка твоево!

    И вспомни, что намъ честь безцѣннѣе всего.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Такъ гордость и тогда въ душѣ твоей сокрыта,

    Когда тебѣ во мзду и бездна ужъ изрыта!

    Иль мыслишь, что еще на бранныхъ ты поляхъ,

    Гдѣ храбрость вся твоя въ; чужихъ была мечахъ,

    На кои Ироксерсъ взирая безъ боязни,

    Повлекъ тебя во плѣнъ, суля тебѣ злы казни?

    ОМАРЪ.

    Не возноси свое напрасно торжество:

    Не ты взялъ въ плѣнъ меня, а Тирско божество,

    Которому должна вселенна покланяться:

    Но таинство сіе должно еще скрываться.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Я тайностей твоихъ и вѣдать не хочу.

    Не тайно я врагу, открыто, отплачу.

    И такъ, чтобъ твой отецъ, а мой злодѣй лютѣйшій

    Возтрепеталъ и самъ, узнанъ конецъ твой злѣйшій,

    Но месть былабъ слаба, остановясь въ тебѣ:

    Коль мщу, такъ месть храню до гроба я въ себѣ,

    До гроба моего не уменьшаю злобы:

    Я твой предавши трупъ въ снѣдь адскія утробы,

    [Къ нему мнѣ болѣе уже препоны нѣтъ]

    Къ Сидону обращусь исполнить мой обѣтъ.

    Тамъ пищу обрѣту для мщенія другую,

    Тамъ жертву получу въ отцѣ твоемъ драгую,

    И кровныхъ всѣхъ твоихъ сразя моей рукой,

    По граду пропущу я кровь твою рѣкой:

    Тогда лишь можетъ быть душа моя спокойна!

    ОМАРЪ.

    Не кровь моя сихъ золъ, душа, твоя достойна.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Стражъ плѣнныхъ! — - — —

    ЯВЛЕНІЕ V.

    ТѢЖЪ и ПАЛЬМИРА.

    ПАЛЬМИРА (вбѣжавъ.)

    Отче мой! пронзай дочерню грудь!

    Но естьли могъ когда мой стонъ тебя тронуть,

    Стонъ сердца моего! то снидя, ахъ! къ прошенью,

    Ко жалости, къ любви, ко чести, къ разсужденью,

    Умножь величества геройскія души

    И казнь невиннаго, Омара отрѣши!

    ИРОКСЕРСЪ.

    Преступника!

    ОМАРЪ (въ сторону.)

    Къ чему приводитъ наступленье!

    ПАЛЬМИРА.

    Ахъ! въ чемъ Омарово находишь преступленье!

    ИРОКСЕРСЪ.

    Въ желаньи моемъ ево пролити кровь.

    Но что прошенію сему виной — —

    ПАЛЬМИРА (бросясь на колѣни.)

    Любовь!

    Казни и дочь свою? Нѣтъ въ смерти ей боязни.

    Когда Омаровы не избѣжимы казни.

    Пронзи ты сердце мнѣ, оно ужъ не мое,

    (Омару.)

    Соедини съ моимъ прошеніе твое! — - —

    ОМАРЪ (ставъ на колѣни.)

    Зри, сколь любовь къ Княжнѣ духъ гордый побѣждаетъ:

    Омаръ передъ тобой какъ рабъ твой упадаетъ,

    И проситъ, чтобъ бѣдамъ поставилъ ты конецъ,

    Почтилъ любовь ево — - — и былъ ему отецъ! — - —

    ИРОКСЕРКСЪ.

    Гонитель былъ тебѣ — - — и буду мнѣ до гроба!

    ОМАРЪ (вставши)

    Мегерина тебя произвела утроба!

    ИРОКСЕРСЪ.

    Какъ смѣла мнѣ открыть безсраміе сіе,

    Имѣя отъ меня свое, ты бытіе?

    И какъ дерзнула ты,.о отрасль мнѣ злощастна!

    Мучителемъ моимъ — - — злодѣемъ быти страстна,

    И кровь — - — кровь мою срамить въ своей крови?

    ПАЛЬМИРА.

    Увы! — - —

    ОМАРЪ.

    Злословіемъ не оскорбишь любви!

    ИРОКСЕРСЪ.

    Молчи, и трепещи, доколь собой владѣю!

    ОМАРЪ.

    Не мнѣ приличенъ страхъ; приличенъ онъ злодѣю.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Ты гордъ: но гордостью не остановишь месть.

    Что къ защищенію тебѣ осталось?

    ОМАРЪ.

    Честь!

    Сіе оружіе безвѣстное тирану,

    И коимъ защищать себя до гроба стану,

    Но данъ иной отвѣтъ на дерзновенну рѣчь;

    Коль снимешь цѣпь съ меня и мнѣ отдашь мой мечъ.

    ИРОКСЕРСЪ. (Воинамъ.)

    Твои мечъ оковы днесь, твой жребіи казнь. Возмите

    И въ мрачную ево темницу заключите!

    (уходитъ: а Пальмира лишась чувствъ, падаетъ въ креслы.) ОМАРЪ (въ слѣдъ Ироксерсу.)

    Тиранствомъ таковымъ не возноси себя;

    Гдѣбъ ни былъ, буду я все болѣе тебя!

    ЯВЛЕНІЕ VI.

    ОМАРЪ, ПАЛЬМИРА, СТРАЖИ.

    (Стражи приступаютъ Омару; но онъ даетъ знакъ, чтобъ не трогали ево)

    ОМАРЪ.

    (указавъ на Пальмиру).

    Прочь! — - — Зрите Варвары, и троньтесь дѣйствомъ злобы

    О извергъ! вышедши изъ адскія утробы!

    (смотря на Пальмиру.)

    Въ безпамятствѣ! …. Тиранъ! или твоя душа

    Окаменѣла днесь, всѣ чувства потуша!

    О злодѣяніе, какова не бывало!

    (бросясь на колѣни.)

    Пальмира! — - жизнь души! Внемли ты мнѣ хоть мало!

    Внемли! Намъ дороги съ тобой теперь часы,

    Зрю можетъ быть твои въ послѣдній разъ красы,

    И ахъ! въ послѣдній разъ твои цѣлую руки!

    Иду на смерть; но смерть сея мнѣ сноснѣй муки,

    Которую терплю, твои мученья зря,

    Твои щастливы дни въ нещастны претворя!

    ПАЛЬМИРА.

    О небо! Такъ еще я зрю тебя съ собою!

    ОМАРЪ.

    И жизнь бы — - — жизнь мою окончилъ предъ тобою!

    Но твой отецъ — - — Увы! чтобъ казнь мою продлить

    И мукою моей себя увеселить,

    Гоня свободу, честь, невинность, добродѣтель,

    Отъялъ мой мечъ, и тѣмъ сталъ дней моихъ владѣтель,

    Не могши раздѣлить въ насъ духа одного,

    Онъ хочетъ вдругъ извлечь, изъ обоихъ ево

    Чрезъ вѣчное мое съ тобою разлученье Т — —

    Но ты живи Княжна и умѣряй мученье!

    Пускай погибну я, ставъ бѣдъ твоихъ виной;

    А ты бреги себя, и жди судьбы иной.

    Скрѣпись, колико льзя, въ своей плачевной части!

    Покорствуй жребію — - — Забудь мои напасти!

    Забудь — - — Ахъ нѣтъ! Хоть разъ воспомяни тово,

    Кто, чувствовалъ, дышалъ до гроба своево,

    Единымъ щастьемъ тѣмъ, что былъ любимъ тобою!

    И кто — - — кто образъ твой во гробъ повлекъ съ собою.

    ЯВЛЕНІЕ VII.

    ТѢЖЪ и АРКАМБРОДЪ.

    АРКАМБРОДЪ.

    Сей часъ подъ стражу царь велѣлъ тебя вести.

    ОМАРЪ.

    Иду — - —

    ПАЛЬМИРА (вскоча.)

    Омаръ! — - — (паки упадши) Увы! — - —

    ОМАРЪ.

    Прости- — - на вѣкъ прости! — - —

    (къ воинамъ)

    А вы тиранствуйте, покорствуя злодѣю!

    Ведите, коль я здѣсь защиты не имѣю.

    Но Ироксерсу вы скажите сей отвѣтъ,

    Что власть ево одна Омару сердце рветъ:

    А безъ тово бы смерть онъ встрѣтилъ безъ боязни.

    Мнѣ смерть приказъ ево, а не тирагски казни.

    (идетъ и паки останавливается.)

    Могуль безъ трепета съ тобой разстаться я!

    О боги! — - — Тщетно къ вамъ гласитъ душа моя?

    Страданіе людей угодно вамъ конечно,

    Коль страждетъ человѣкъ за чувствіе сердечно;

    Нѣтъ правосудія- — - нѣтъ помощи отъ васъ!

    Прости возлюбленна! прости въ послѣдній разъ.

    Прости — - — Иду на казнь — - — иду на муки смѣло,

    (отходя)

    Тебѣ вручаю духъ — - — Пусть рвутъ бездушно тѣло!

    ЯВЛЕНІЕ VIII. ПАЛЬМИРА (приходя въ чувство).

    Омаръ! — - — ужъ нѣтъ тебя! — - — Злодѣи — - — Нѣтъ и ихъ!

    Одна осталася лишь тьма въ глазахъ моихъ!

    Пещера мрачная въ себѣ меня вмѣщаетъ,

    И солнце бѣдную уже не освѣщаетъ!

    Сокрытъ любезный взоръ — - — Сокрылся дневный лучь!

    Готовятъ небеса удары грозныхъ тучъ! — - —

    Ахъ гряньте на меня! пошлите мнѣ отраду!

    Я сей отъ васъ ударъ приму себѣ въ награду!

    Омара нѣтъ — - — почто въ мнѣ жизнь влачить вотще?

    Омара нѣтъ — - — а я — - — а я живу еще! — - .

    ЯВЛЕНІЕ IX.

    ПАЛЬМИРА и ИЗИДА.

    ИЗИДА.

    Что зрю! — - —

    ПАЛЬМИРА (бѣжавъ ей на встрѣчу.)

    Се гласъ ево! — - Гдѣ ты мой князь любезной.

    ИЗИДА.

    Престань себя крушить тоскою безполезной.

    ПАЛЬМИРА.

    Такъ нѣтъ тебя! — - — на вѣкъ разсталась я съ тобой;

    На вѣкъ — - — Я люту смерть ужъ вижу предъ собой.

    Кто мнѣ мечтается? Изида ты ль со мною?

    Иль и въ тебѣ еще обманута мечтою!

    ИЗИДА.

    Одолѣвай себя! — - —

    ПАЛЬМИРА.

    Все скоро я рѣшу.

    Уже въ послѣднія — - — въ послѣднія дышу!

    Остановилась кровь и — - ослабѣли члены!

    (упадаетъ въ креслы.) ИЗИДА.

    Приди въ себя, приди, и ожидай премѣны.

    Отчаяніе намъ не можетъ пособить,

    А можетъ только насъ на вѣки погубить,

    Почто безвременно ты сердце раздираешь?

    Твой князь еще живетъ: а ты ужъ умираешь.

    ПАЛЬМИРА.

    Живетъ, но скоро онъ не будетъ болѣ жить.

    Надежды нѣтъ, почтожъ мнѣ жизнью дорожить?

    Изида! тщетно все — - — Омара не увижу.

    Дай умереть мнѣ — - — Себя я ненавижу.

    ИЗИДА.

    Бреги ты жизнь свою, чтобъ Князю жизнь зберечь.

    Я способъ нахожу еще ударъ отвлечь.

    ПАЛЬМИРА.

    Жестокая! почто ты смерть: остановляешь!

    Почто ты мертвую жить паки заставляешь!

    Не обольщай меня! — - — Неизбѣжимъ ударъ!

    ИЗИДА.

    Не обольщу тебя: свободенъ твой Омаръ.

    Онъ брату моему препорученъ подъ стражу:

    Для пользы я твоей на все ево отважу.

    ПАЛЬМИРА.

    О щастье! — - О мой другъ! — - Изида! — - Ахъ спѣши

    И медлѣнностію не рви моей души.

    Поди, бѣги, избавь ево отъ смерти лютой,

    Спокойство возвратишь единой мнѣ минутой.

    Корысть ли надобна къ намѣренью сему?

    (срывая каменья свои)

    Вотъ всѣ сокровища мои отдай ему.

    Нужна ли кровь моя — - — пролей ее скорѣе!

    Мнѣ князь ее стократъ дороже и милѣе.

    Съ весельемъ умереть готова за нево.

    ИЗИДА.

    Спокой себя княжна; не нужно ничего,

    Усердствуя тебѣ на все пустишься рада,

    Благополучіе твое, моя награда.

    (Хочетъ итти.) ПАЛЬМИРА (останавливая ее.)

    Скажи ему, чтобъ онъ спѣшилъ оставить градъ,

    Которой безъ нево Пальмирѣ будетъ адъ.

    Скажи, чтобъ вспомнилъ онъ любовницу нещастну,

    Отчаянну, въ тоскѣ, имъ дышущу, имъ страстну,

    И ту, которая, спасая жизнь ево,

    Не ужасается мученья своево.

    Скажи, что мнѣ лишь смерть убѣжищемъ осталась,

    Что съ нимъ раставшися, съ душою я расталась,

    Что въ немъ жила, живу, и. умираю въ венъ.

    Ахъ! что я говорю въ отчаяньи моемъ! — - —

    Нѣтъ! нѣтъ забудь все то, не говори ни слова»

    Бѣги, спасай ево: а я на смерть готова.

    ПАЛЬМИРА (одна).

    Живи, любезный князь! и будь одинъ щастливъ:

    Когда противъ меня толь рокъ несправедливъ,

    Съ весельемъ за тебя отданъ себя на жертву.

    Щастлива! естьлибъ ты меня хоть видѣлъ мертву,

    И трупъ мой вздохами своими обогрѣлъ;

    Тыбъ пламень мой къ тебѣ и въ хладномъ тѣлѣ зрѣлъ.

    Конецъ третьяго дѣйствія.

    ДѢЙСТВІЕ IV.Править

    ЯВЛЕНІЕ I. ПАЛЬМИРА (одна).

    Уже свои дневный бѣгъ свѣтило окончааетъ,

    И блѣдный свѣтъ уже видъ градомъ открываетъ!

    А я судьбы еще не вѣдаю тово,

    Въ комъ духъ мой заключенъ, я стражду для ково.

    О часъ! ужасный часъ! Какія въ ожиданьи,

    Изпытываемъ мы ни различныя страданьи!

    Безвѣстность всякій мигъ влечетъ къ премѣнѣ думъ,

    И чувствія смѣшавъ, разсѣяваетъ умъ;

    То льститъ надеждою; то оной насъ лишаетъ,

    И только лишь въ сердцахъ спокойство разрушаетъ.

    Но ахъ! о томъ ли днесь довлѣетъ мыслить мнѣ?

    Зря горести, бѣды въ отеческой странѣ,

    Лишася брата я, я не о братѣ плачу;

    А объ ево врагѣ въ слезахъ минуты трачу!

    О заблужденіе! — - — О мой любезный братъ!

    Прости мнѣ! — - — Ахъ! меня ты щастливѣй стократъ!

    Сей жизни суетамъ ты болѣ непричастенъ,

    И болѣе уже страстямъ ты не подвластенъ;

    А я, предавшися страстей моихъ борбѣ,

    Скорблю, стонаю, рвусь, адъ чувствую въ себѣ!

    Вотще разсудокъ я и должность воружаю,

    Омаръ предсталъ на мысль, я все уничтожаю!

    Не зрю, не чувствую, какъ только для тово,

    Чтобъ жизнь ево спасти, и вѣкъ любить ево.

    Изида, ахъ! убавь хоть мало огорченья!

    Спѣши — - — Идетъ! — - — Страшусь! — - О лютыя мученья!

    ЯВЛЕНІЕ II

    ПАЛЬМИРА, ИЗИДА.

    ПАЛЬМИРА.

    Не медли — - — Поражай! — - —

    ИЗИДА.

    Благодари боговъ.

    Все кончено: твой Князь свободенъ отъ оковъ,

    И вотъ письмо ево.

    ПАЛЬМИРА.

    О боги справедливы!

    Такъ въ жизни мнѣ еще даете дни щастливы!

    Изида — - — правдаль то? — - подай ево прочтемъ.

    Нѣтъ! прежде мнѣ скажи о князѣ ты моемъ:

    Что онъ приказывалъ? Что говорилъ съ тобою?

    Доволенъ ли онъ мной? Доволенъ ли судьбою!

    Съ какимъ онъ чувствіемъ оставилъ здѣшній градъ?

    Куда онъ обращалъ, съ тобой прощаясь, взглядъ?

    Что зракъ ево являлъ, отраду иль смущенье!

    Дай знать ты мнѣ ево малѣйшее движенье!

    ИЗИДА.

    Довольна княземъ будь и вѣкъ ево любя,

    Старайся для нево, княжна, беречь себя.

    Ты въ щастіи ево единая утрата.

    Едва свободенъ сталъ усердіемъ онъ брата,

    Едва узрѣлъ меня, и изъ ево очей.

    Въ минуту полился слезъ горестныхъ ручей.

    ПАЛЬМИРА.

    Ахъ! для чево себя онъ тако убиваетъ!

    ИЗИДА.

    Горячность, онъ вѣщалъ, токъ слезный проливаетъ:

    Горячность смѣшенна съ благодареньемъ къ той,

    Которая меня спасла твоей рукой,

    И для ково я жить и умереть родился,

    Какой бы для меня злой ковъ ни сорудился

    На все пойду княжной и мысля и дыша.

    Она мнѣ свѣтъ, она мой умъ, она душа;

    Но бѣдны всѣ слова, всѣ бѣдны выраженья,

    Она Омару то, что свыше вображенья.

    Вѣщалъ, и написавъ письмо, велѣлъ нести,

    Велѣлъ тебѣ сказать на время онъ, прости.

    ПАЛЬМИРА.

    Прочтенъ ево, прочтемъ проливши слезны токи;

    Любезнымъ писанны, облобызаемъ строки!

    Читаетъ письмо.

    "Животъ съ свободою тобою получая,

    "Могулъ тебѣ, княжна, я онымъ отплатить?

    "О щастье дней мохъ! Я жизнью не скучая,

    "Иду, чтобъ за тебя жизнь въ цѣну положить.

    "Умру или свершу желаніе сердечно!

    "А безъ тово бы я оковъ не скинулъ вѣчно.

    "Но знай: когда Судьба не будетъ къ намъ строга,

    "Когда опредѣлитъ, чтобъ былъ я побѣдитель

    "То сколь противъ меня ни злобенъ твой родитель,

    "Потщусь ево спасти; мнѣ кровь твоя драга,

    Увы, что пишетъ онъ! или забылъ Оиаръ,

    Что Ироксерсова погибель мнѣ ударъ;

    Что мнѣ дана имъ жизнь, хотя и на мученья,

    Но.льзяль снести ево мнѣ злыя приключенья!

    Какъ быть мнѣ щастливой, въ нещастьи зря отца!

    О бѣдная! такъ нѣтъ бѣдамъ твоимъ конца!

    Едва опомнилась свободою драгова,

    И новая напасть сразишь тебя готова!

    Тщеславный человѣкъ! Слабѣйте существо!

    Такъ благо лишь твое минутно торжество…

    Веселья, радости твои дотолѣ длятся,

    Пока онижъ тебѣ въ мученья превратятся!

    Чемъ ты гордишься часъ; о томъ стенаешь вѣкъ!

    Гдѣжъ щастіе! — - — О сколь ты бѣденъ человѣкъ!

    ИЗИДА.

    Коль будешь такъ строга въ своихъ ты заключеньяхъ,

    Такъ вѣчно жить тебѣ княжна въ однихъ мученьяхъ.

    ПАЛЬМИРА.

    Когда, и съ должностью любви не соглашу;

    Любовію тогда себя я сокрушу.

    Чего надѣяться? На чемъ, на чемъ рѣшиться!

    Любовника велишь, или отца лишишься?

    Природу подавить? иль истребить любовь?

    Единаго во мнѣ душа, другова кровь.

    Съ благополучіемъ напасть моя смѣшалась,

    И все внѣ вопіетъ, чтобъ вѣчно сокрушалась;

    Нѣтъ, нѣтъ! повергнуся къ родительскимъ ногамъ;

    Предамся въ власть ево: вручу себя богамъ,

    Пусть боги, пусть отецъ, любви моей стремленья

    Осудяшъ, и меня казнятъ за преступленье.

    (Хочетъ итти.) ИЗИДА (удерживая).

    Ахъ! сжалься надъ собой! Хоть князя ты любя,

    Не предавай такимъ опасностямъ себя!

    ПАЛЬМИРА.

    Такъ хочешь, чтобы я моей предавшись страсти,

    Безъ ужаса ждала родительской напасти?

    Чтобъ я сообщницей была ево врагамъ?

    И измѣнила тѣмъ природѣ и богамъ?

    Въ какое ты ведешь Пальмиру преступленье!

    Сіе ли подавать мнѣ должно наставленье!

    На мѣсто, что бы огнь тушить моей любви,

    Ты умножаешь огнь въ Пальмириной крови!

    Ты къ пропасти, увы! ведешь меня злощастну!

    Ахъ! трудноль лестію увѣрить душу страстну!

    ИЗИДА.

    Не къ пропасти веду, къ спасенію тебя:

    Когда откроешься ты; погубишь себя*

    ПАЛЬМИРА.

    А естьли должности пренебрегу уставы,

    Тогда лишусь моей и чести я и славы,

    Тогда ужъ жизнь моя не будетъ мнѣ драга.

    Иль мало, винъ моихъ? Ково люблю? Врага!

    Люблю тово, въ комъ зритъ родитель мой злодѣя.

    О ты! который всей природою владѣя

    Взираешь съ высоты на дѣйствія людей,

    Предъ коимъ обнаженъ невинной и злодѣй,

    Ты знаешь мысль мою! Ты зришь мое страданье

    Простри лучи свои на бѣдное созданье!

    Избавь меня любя, иль оправдай любовь!

    Ты далъ мнѣ жизнь, ты далъ мнѣ сердцѣ душу, кровь.

    Виновналь я, что кровь Омаромъ возпаленна,

    Что сердце страстно имъ, и что душа имъ плѣнна?..

    Ахъ! естьли чувствіемъ я права предъ творцомъ

    Такъ льзяль виновною мнѣ быть передъ отцомъ?

    Пойду — - — откроюся — - — —

    ИЗИДА (удерживая.)

    Погибели своей, погибели желаешь!

    ПАЛЬМИРА.

    Атриду зрю! — - — Могуль при ней спокойна быть!

    ЯВЛЕНІЕ III.

    ТѢЖЪ и АТРИДА.

    АТРИДА (въ сторону?)

    Вотще старается твое смятенье скрыть.

    (Пальмирѣ)

    Я въ радости твоей пришла имѣть участье;

    Хотя Пальмирино несовершенно щастье

    Отсутствіемъ тово, съ которымъ бы она,

    Желала цѣлый вѣкъ не быть разлучена:

    Но казнь любовника! — - —

    ПАЛЬМИРА.

    Не множь моихъ мученій.

    Довольно безъ тебя я рвусь онъ огорченій.

    Къ чему о радости тому напоминать,

    Кому опредѣлилъ всечасно рокъ стенать!

    Кто щастія ни въ чемъ уже не обрѣтаетъ,

    И кто, ахъ! жизнь свою злѣй смерти почитаетъ.

    АТРИДА.

    Или раскаянье?…

    ПАЛЬМИРА.

    О боги! — - — —

    АТРИДА.

    Но почта

    Страшишься ты меня? Къ чему скрываешь то,

    Отъ друга и сестры, что ей уже извѣстно?

    Съ притворствомъ дружество бываетъ ли совмѣстно?

    А ты мнѣ другомъ бывъ таишься отъ меня,

    Притворство съ робостью въ себѣ соединя.

    Коварству ли ты мнишь душа моя причастна?

    Ужъ ли въ глазахъ твоихъ Атрида толь нещастна!

    Ахъ! подлость такова чужда душѣ моей.

    Какая польза мнѣ въ погибели твоей?…

    Хотя бы я въ тебѣ совмѣстницу имѣла,

    Измѣныбъ и тогда я здѣлать не умѣла;

    Но тщилась бы любовь разсудкомъ побѣждать.

    ПАЛЬМИРА (Въ сторону.)

    Ахъ! льзя ли смѣло такъ коварству разсуждать?

    АТРИДА

    Оставь неправу мысль; что я не лицемѣрю,

    Въ томъ скоро дѣйствіемъ тебя удостовѣрю…

    Имѣю способы Пальмирѣ доказать,

    Что я — - — увы! — - — стыжусь о томъ тебѣ сказать!

    ИЗИДА (въ сторону)

    О вѣроломная! — - — Уйдемъ- — —

    АТРИДА (удерживая Пальмиру.)

    Еще минуту.

    Когда ужь скрыть не льзя свою мнѣ участь люту,

    Сомнѣніе твое коль таинство влечетъ

    Такъ сердце все тебѣ откроетъ, изрѣчетъ.

    Я докажу тебѣ, сколь ты несправедлива

    Познай совмѣстницу, любовница щастлива!

    И зря ее во мнѣ, зря друга твоево!

    Атрида, не щадя спокойства своево,

    Боряся съ страстію, извѣдавши мученье,

    Избавилась ее тебѣ во облегченье.

    Вы щастливы — - — ай нѣтъ! — - — далеко отъ тово!

    Еще готовъ ударъ для сердца твоево — - — ,

    ПАЛЬМИРА.

    Что сталось? — - —

    АТРИДА.

    Злобный рокъ! — - — —

    ПАЛЬМИРЪ.

    Кровь въ сердцѣ замираетъ.

    АТРИДА.

    Свирѣпость всю свою къ Омару простираетъ.

    Съ усердіемъ гражданъ соединенный страхъ

    Предупредилъ ево на всѣхъ уже стезяхъ,

    ПАЛЬМИРА.

    Изида помоги! — - —

    ИЗИДА.

    О небо! — - —

    ПАЛЬМИРА (падаетъ.)

    Чувствъ лишаюсь.

    АТРИДА (въ сторону.)

    Терзайся, я твоимъ терзаньемъ утѣшаюсь!

    ПАЛЬМИРА.

    Соборъ ужасныхъ мукъ! — - — Нещастнѣйшій Омаръ!

    АТРИДЪ.

    Спокойся, отвратить могу еще ударъ.

    ПАЛЬМИРА.

    Ты можешь, а Омаръ — - — Омаръ еще въ напасти?

    Ты любишь? — - — Нѣтъ, къ нему не чувствуешь ты страсти!

    Коль медлишь жертвовать Омару ты собой.

    АТРИДА.

    Хочу спасти, хочу прельщеннова тобой.

    Но должно мнѣ сказать, куда онъ путь направилъ,

    Когда щастливую Пальмиру онъ оставилъ:

    Во свой ли станъ побѣгъ? или побѣгъ въ Сидонъ

    Коль будешь искренна, когда спасется онъ,

    Изъ посланныхъ за нимъ есть преданный Атридѣ.

    Не ревность, но любовь теперь въ моемъ лишь видѣ.

    Рѣшись и знай что мнѣ — - — —

    ПАЛЬМИРА.

    Довольно вѣрю я.

    Зри дѣйствіе любви! — - У ногъ сестра твоя!

    Коварствуеть иль нѣтъ, ево страшусь бѣдства.

    Коль истинну речешь; употреби всѣ средства

    Къ спасенію ево! — - или губи сестру!

    Губи! — - — приближь ее ко смертному одру!

    Отмщай преступницѣ, я мести небоюся.

    Я въ преступленіи ужъ большіе не таюся.

    Я изъ темницы — - — я Омара извлекла.

    ИЗИДА.

    Нещастная! — - —

    АТРИДА.

    На верьхъ отрады я взошла!

    ПАЛЬМИРА.

    Достойна смерти я — - но есть ли сожалѣнье — —

    АТРИДА.

    Востань, я слышу шумъ! — - —

    ЯВЛЕНІЕ IV.

    ТѢЖЪ, ИРОКСЕРСЪ, ОРИСМАНЪ, ВОИНЫ.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Измѣна! Преступленье!

    Гдѣ я? — - — И что за мракъ? Спирается мой духъ!

    Какой ударилъ громъ, и поразилъ мой слухъ?

    Не фуріяль меня нарочно устращаетъ,

    И ложной вѣстью отрадь меня лишаетъ!

    Неложно: врагъ ушелъ! — - — неложно — - — что начну?

    Свергайте небеса меня ко адску дну!

    Мнѣ жизнь безъ жертвы сей ужаснѣе и ада!

    Мнѣ стонъ Омаровъ жизнь, а смерть ево отрада.

    Народъ! громъ! воды! огнь! спѣшите въ слѣдъ ему!

    Хоть мертвагобъ имѣлъ къ отмщенью моему,…

    Когда живымъ владѣть рокъ случай прерываетъ.

    Злодѣй мечтается! — - — бѣжитъ! — - — себя скрываетъ!

    Постой! — - я здѣсь — -умри! — - или противься мнѣ:

    Увы! я внѣ себя! вся кровь моя въ огнѣ! — - —

    Отчаянье и гнѣвъ всѣ чувства, раздѣляютъ,

    И сердцу лишь одно страданье оставляютъ!

    Желанныхъ казней, мукѣ съ злодѣемъ не сверша,

    Терзается, горитъ, и рвется вонъ душа!

    Но какъ, когда и кто, мнѣ въ вѣчныя мученья,

    Дерзнулъ освободить ево изъ заточенья?…

    Кто сей мнѣ смертный врагъ? Кто мой убійца былъ?

    Ужель отъ мщенія и онъ себя сокрылъ?

    Насытьте небеса хоть сей меня вы жертвой!

    Хоть сердце бы ему пронзя, на немъ палъ мертвой.

    ЯВЛЕНІЕ V.

    ТѢЖЪ и АРКАМБРОДЪ.

    ИРОКСЕРСЪ (Бѣжа на встрѣчу Аркамбоду съ обнаженнымъ мечемъ.)

    Злодѣй! Ты долженъ мнѣ преступника найти.

    АТРИДА (указавъ на Пальмиру).

    Постой, и вотъ къ кому свирѣпость обрати.

    На жертву принеся любви свою природу

    Она преступнику доставила свободу.

    ИЗИДА.

    Злодѣйка!

    ИРОКСЕРСЪ.

    Дочь мой! — - —

    ПАЛЬМИРА.

    Я! — - —

    ИРОКСЕРСЪ.

    Ты моя змѣя!

    О рокъ! — - Вотъ смерть — - — еще и чувствъ лишаюсь я!

    (упадаетъ въ отчаяньи) ПАЛЬМИРА.

    Карай: я не таю, Омару давъ свободу

    Но не забыла я въ любви мою природу.

    Я помню, чемъ тебѣ, родитель мои, должна:

    Я помню, что тобой мнѣ жизнь была дана.

    Отъемли жизнь мою! Отмщай за преступленье,

    Въ которое любовь, страхъ, горесть, изступленье

    (бросясь на колѣни.)

    Низвергнули меня! — - — будь — - — будь убійца мой,

    Коль гнѣву твоему нѣтъ жертвы днесь иной!

    Вынь сердце ты мое! рази! я жду удара!

    Вынь сердце и на немъ увидишь ты Омара.

    ИРОКСЕРСЪ (бросясь съ кинжамомъ.)
    (Брося кинжалъ.)

    Умри злодѣйка! — - Нѣтъ! се мало для тово,

    Кто наслажденія лишилъ меня всево.

    Сокройте отъ меня всѣй золъ моихъ причину,

    Не здѣсь, но на кострѣ возпримешь ты кончину,

    На мѣстѣ, гдѣ мой врагъ былъ долженъ умереть:

    Позорну казнь твою да каждый будетъ зрѣть.

    Ты дщери моея ужъ имяви лишенна.

    (Орисману.)

    Едва проглянетъ свѣтъ, чтобъ казнь была свершенна.

    (Пальмиру упадшую въ руки воинамъ почти полумертвую выводятъ вонъ.)

    А ты достойна дщерь родительской любви,

    Сбрегаи ненависть къ ево врагамъ въ крови,

    Будь вѣчно такова коль чтишь мои гнѣвъ закононъ,

    Наслѣдовать по мнѣ моимъ ты будешь Трономъ.

    Я кровь мою тобой потомству сберегу.

    О рокъ! хоть смерть сули; но дай отмстить врагу.

    Конецъ четвертаго дѣйствія.

    ДѢЙСТВІЕ V.Править

    Театръ представляетъ зорю.
    ЯВЛЕНІЕ I. ИРОКСЕРСЪ (сходя съ лѣстницы.)

    Заря кончаяся градъ томно освѣщаетъ,

    И путь небеснаго свѣтила предвѣщаетъ,

    Спокойный человѣкъ ево съ весельемъ ждетъ:

    А Ироксерсъ увы! страшится видѣть свѣтъ!

    О случаи къ моимъ напастямъ сопряженны!

    Доколѣ злобствовать вы мнѣ расположенны?

    Два года я отъ васъ питалъ на сердцѣ зло;

    Но для тоголь оно плодилось и росло,

    Чтобъ я испыталъ различныхъ мукъ премѣны,

    Чтобъ сына я лишась, сжегъ дочь во мзду измѣны?

    (Орисманъ въ сіе время входитъ.)

    Сжечь дочь? — - и позабыть отеческу любовь?

    Возстать безъ жалости на собственную кровь?

    Умолкни естество, воспомни преступленье!

    Кровь, жалость, честь, любовь, все вопіетъ отмщенье,

    Все множитъ гнѣвъ — - умретъ, отмщу тебѣ отмщу:

    Не добродѣтели, злодѣйства я ищу.

    ЯВЛЕНІЕ II.

    ИРОКСЕРСЪ, ОРИСМАНЪ.

    ОРИСМАНЪ (бросясь на колѣни.)

    Коль жалость чувствуешь ты къ дочери нещастной;

    Прости, о государь! ея проступокъ страстной!

    И мщеньемъ не затми ты свой геройскій вѣкъ.

    Кто страстенъ, тотъ уже наказанъ человѣкъ.

    Дай сердцу полну власть забыти оскорбленье;

    Пальмипина вина всѣхъ обще преступленье.

    Коль станемъ за: любовь мы строго отомщать;

    Такъ вѣчно ни ково не будемъ мы прощать;

    Тираны будемъ всѣ, и всѣ мы будемъ жертвы.

    Безъ страсти, государь! на свѣтѣ люди мертвы.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Когда нестрого намъ съ страстями поступать;

    Тогда мы будемъ всѣ въ злодѣйствахъ утопать.

    Жестокость лишь одна узда на дерзки нравы.

    Пальмира въ слабости нарушила всѣ правы:

    Забыла долгъ и честь, и вдавшись въ злую страсть,

    Народу и царю содѣлала напасть.

    Виновна предо мной, виновна предъ богами,

    Она въ рѣчахъ моихъ врагѣ первый межъ врагами.

    Нѣтъ: противъ страсти въ ней коль кровь не вопіетъ,

    Безчувственъ къ ней и я — - — преступница умретъ.

    ОРИСМАНЪ.

    Не зри на слѣдствія, но обратись къ причинѣ.

    Ко слабости людей, къ злощастной ихъ судбинѣ,

    И находя во всемъ превратности одни,

    Чтобъ самъ въ себѣ простилъ, то въ ближнихъ не вини.

    Имѣй въ щедротѣ духъ всегда неколебимый:

    Будь то же въ судіяхъ, что былъ бы ты судимый.

    Неславно мстить врагамъ; славнѣй врагамъ прощать,

    И ты всѣхъ болѣе то долженъ ощущать.

    Ты дщери судія! — - — надъ ней ли быть жестоку?

    Смягчись и отнеси къ ея лютѣйшу року

    Ту слабость, коей всякъ подверженъ въ жизни сей,

    Ахъ! буди человѣкъ противу ты людей!

    Великодушные не помнятъ зла во вѣки.

    ИРОКСЕРСЪ.

    За зло и боги мстятъ не токмо человѣки.

    Я другъ моимъ друзьямъ; я врагъ моимъ врагамъ.

    ОРИСМАНЪ.

    Достойно подражать лишь въ щедрости богамъ:,

    Судя виновнаго, не осуждати строго.

    Послѣдователей богамъ во гнѣвѣ много,

    Но мало въ милости: умножь число ты ихъ!

    Зри окомъ смертнаго на слабости другихъ.

    Воспоияни, что всѣ нетверды мы родимся,

    Что за одни вины и судимъ и судимся,

    Что совершенныхъ нѣтъ, и льзя ли быти имъ,

    Когда сіе богамъ лишь свойственно однимъ?

    А мы или страстьми, или предразсужденьемъ

    Терзаяся живемъ единымъ заблужденьемъ.

    Однимъ окованъ духъ, другимъ окованъ умъ

    Но мучится равно отъ спора чувствъ и думъ.

    Намъ прелести любви едина только сладость;

    Безъ нихъ послѣдняя погибнетъ наша радость,

    Безъ нихъ вселенная темница будетъ намъ,

    Безъ нихъ чувствительность не надобна сердцамъ.

    Коль не былобъ любви, мы былибъ истуканы;

    А боги были бы не боги, а тираны.

    ИРОКСЕРСЪ.-

    Безъ вредной страсти сей не зналибъ люди бѣдъ.

    ОРИСМАНЪ.

    Коль щастье не въ любви, такъ въ жизни щастья нѣтъ.

    Мы стонемъ, страстны бывъ; скучаемъ мы безстрастны.

    А естьли, государь! толико мы нещастны;

    То должноль смертью казнити за любовь,

    И должноль проливать отцу дочерьню кровь?

    Довольно дщерь твоя изпытываетъ муки.

    Простри, о государь! свои къ нещастной руки!

    Изъ бездны мрачныя, гдѣ слезный токъ ліетъ,

    Къ тебѣ черезъ меня Пальмира вопіетъ.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Какое вдругъ во мнѣ бунтуетъ сожалѣнье!

    Судъ казни ей сулитъ, а сердце избавленье.

    Смягчимся! — - — Отдадимъ природѣ долгъ своей

    И обратясь къ врагу простимъ измѣну ей! — - —

    Поди, представь ее: я все позабываю.

    ОРИСМАНЪ.

    Монарха моево въ семъ дѣйствѣ познаваю!

    ИРОКСЕРСЪ.

    Но естьли страсть свою къ врагу не истребить;

    Смягченный днесь отецъ ей паки смерть сулитъ.

    ЯВЛЕНІЕ III. ИРОКСЕРСЪ (одинъ.)

    Оставимъ ей животъ, пренебрежемъ досады

    И пустимъ нашъ перунъ на вражескія грады!

    Тамъ трупами враговъ верхи покрывши горъ

    Мы кровью, кровью ихъ омыемъ тотъ позоръ,

    О коемъ мысль одна мнѣ сердце разтравляетъ — —

    (Слышенъ въ дали шумъ народа и звукъ мечей.)

    Что слышу? что еще судьба приготовляетъ!

    (Бѣгая по театру.)

    Простерся крикъ! — - бѣжитъ народѣ! гремятъ мечи.

    ЯВЛЕНІЕ IV.

    ИРОКСЕРСЪ, АРКАМБРОДЪ, и ВОИНЫ.

    АРКАМБРОДЪ.

    Иди, о государь! напасти отвлечи!

    Тиръ въ бѣдствіи! Омаръ разитъ и низвергаетъ.

    ИРОКСЕРСЪ.

    Омаръ! — - подъ градомъ онъ. а Ироксерсъ вздыхаетъ!

    Гдѣ мечь?.. гдѣ копіе? подай скорѣй — - — спѣши — —

    (Архамбродъ)

    Отъ ярости въ себѣ не чувствую души- — —

    Предательница зри плодъ своей измѣны!

    О градъ нещастливый! падутъ твои ужъ стѣны!..

    Падетъ мой тронъ! — - — упалъ и я низвергся въ адъ!

    Въ гееннѣ я! — - Вся кровь преобратилась въ ядъ!

    Поставьте фуріи злымъ подвигамъ преграды

    Обрушьте на врага всѣ Тирскія громады!

    И нѣдры Тартара отвёрзя своево,

    Во бездны огненны свергайте вы ево! — - —

    ЯВЛЕНІЕ V.

    ТѢЖЪ, АРКАМБРОДЪ, и по томъ ПАЛЬМИРА, ИЗИДА, ОРИСМАНЪ и СТРАЖИ.

    ИРОКСЕРСЪ (принимая оружіе.)

    Подай пойдемъ — - — умремъ, чемъ умирати вѣчно.

    (Увидя вшедшую Пальмиру.)

    Злодѣйка! — - —

    ПАЛЬМИРА (упавъ къ ногамъ ево.)

    Отче мой! — - — —

    ИРОКСЕРСЪ.

    Умрешь, умрешь конечно;

    Отверзла на тебя ужъ смерть свой алчный зѣвъ.

    Рыданіе твое лишь мой сугубитъ гнѣвъ!

    Безмолвна кровь моя, глуха къ тебѣ природа.

    Ты ставъ злодѣйкою боговъ, отца, народа,

    Къ врагу отечества жъ душѣ питая жаръ,

    И страсти пагубной ево предавши въ даръ,

    Природу на себя, боговъ вооружала,

    Не сожалѣнія, но казни заслужила.

    (Орисману.)

    Умри — - — сожги ее.

    ЯВЛЕНІЕ VI.

    ПАЛЬМИРА, ИЗИДА и СТРАЖИ.

    ИЗИДА.

    О цѣпь случаевъ злыхъ!

    Очувствуйся! — - — Увы не — - — внемлетъ словъ моихъ!

    Любовь! вотъ слѣдствіе твоей ужасной власти!.

    Не къ щастью ты ведешь, ты насъ ведешь къ напасти.

    О, боги! сжальтеся надъ бѣдной жертвой сей.

    Пролейте съ небеси свои щедроты къ ней!

    Омаръ! когдабъ ты зрѣлъ! — - —

    ПАЛЬМИРА.

    Изида! — - —

    ИЗИДА.

    Будь въ надеждѣ!

    Спокойся! — —

    ПАЛЬМИРА

    Въ гробѣ я спокоюся, не прежде.

    Отверзта для меня ужъ къ смерти мрачна дверь,

    Безплодны всѣ твои стараніи теперь.

    О жизни я моей ни мало, не пекуся;

    Я съ жизнію моей охотно разстаюся;

    Отчаянье во мнѣ надежду превзошло,

    И для меня не смерть, а жизнь прямое зло.

    Умремъ! — - — Родитель мой мнѣ смерть опредѣляетъ!

    Но что въ сей жизни — - — что меня остановляетъ?

    Какой въ отчаяньи себѣ надеждой льщу!

    Омаръ! — - — Отъ имяни сего я трепещу.

    Смѣшались чувствія! Кровь въ сердцѣ замираетъ!

    И внутренна моя злымъ пламенемъ сгараетъ!

    Перемѣнилась мысль, желаніе и умъ,

    Разсѣянныхъ собрать, уже не можетъ думъ!

    Плѣненная душа изъ тѣла не выходитъ!

    А смерть, желанна смерть Пальмиру въ страхъ приводитъ.

    Страшусь! — - Нещастная! чево страшишся ты!

    Умри! — - — Мои князь! — - Гони прельщающи мечты!

    Умри! — - — увы! влекусь ко смерти безполезно! — - —

    О имя пагубно и кунко мнѣ любезно! — —

    Гнушаясь жизнію и свѣтомъ, и собой,

    Омаръ! еще мой духъ влеку я за тобой,

    И зря отечество въ погибели, въ напасти,

    Стеню лишь о тебѣ — - — твоей страшуся части.;

    Преступница! къ чему ведетъ тебя любовь!

    Предавши слабости свою на жертву кровь,

    Ты безъ стыда еще ту руку лобызаешь,

    Которой ты свое отечество терзаешь,

    Которая гражданъ твоихъ свергаетъ въ адъ! — - —

    Внемля ихъ вопль, внемля стенанье женъ ихъ, чадъ,

    Зри дѣйствія мечей, тобою обнаженныхъ! — - —

    Зря груды мертвымъ тѣлъ тобою пораженныхъ!

    Ты рѣки пролила кровавы въ сей странѣ,

    Отецъ въ сраженіи, межъ копей, стрѣлъ, въ огнѣ!

    Отецъ въ опасности, отечество у бездны;

    А сердцу твоему еще враги любезны! — - —

    О преступленіе! — - Опомнись! — - умирай! — —

    Нѣтъ! нѣтъ! родителю на помощь ускоряй!

    Ты излѣчить должна, тобою данну рану! — - —

    Изида, ахъ бѣги скорѣе къ Орисману.

    Зови ево ко мнѣ — - проси — - моли — - спѣши.

    (Изида ходитъ.)
    ЯВЛЕНІЕ VII. ПАЛЬМИРА (одна.)

    Любовь! яви всю власть надъ чувствіемъ души

    Драгова моево! будь мнѣ хоть въ томъ полезна!

    Склони ко жалости героя мнѣ любезна!

    Спася отечество отъ рукъ ево меча!

    Спаси родителя, любовника смягча!

    Ужель пренебрежетъ Пальмирино стенанье!

    Сверши послѣднее ты должности желанье!

    ЯВЛЕНІЕ VIII.

    ПАЛЬМИРА и ИЗИДА (вошедъ въ замѣшательствѣ.)

    ИЗИДА.

    Предѣлъ злодѣйскихъ душъ!

    ПАЛЬМИРА.

    Иль новая напасть

    ИЗИДА.

    Сестра твоя! — - — —

    ПАЛЬМИРА.

    Вѣщай! — - —

    ИЗИДА.

    Ея свершилась часть.

    ПАЛЬМИРА.

    О провидѣніе! — - — Атрида жизнь скончала!

    ИЗИДА.

    Самоубійствомъ злость она свою вѣнчала!

    Во нѣдры Тартара себѣ отверзла путь.

    Сей часъ, въ моихъ глазахъ себѣ пронзила грудь.

    Познавъ чрезъ воина Омаровы успѣхи,

    Такъ нѣтъ, рекла она, въ сей жизни мнѣ утѣхи.

    И адъ и небеса возстали на меня.

    Чегожъ мнѣ ждать? умремъ, чемъ въ страсти жить стеня.

    Когда мои враги надъ мною торжествуютъ,

    Пусть фуріи меня, не боги наказуютъ! — - —

    ПАЛЬМИРА.

    Правитель естества! иль день назначилъ сей

    Ко истребленью всей крови ты моей?

    Что зрю! — -Зажженъ костеръ! — - Содрогнулась природа.

    ЯВЛЕНІЕ IX.

    ТѢЖЪ и ОРИСМАНЪ.

    ПАЛЬМИРА.

    Усердный рабъ Царю? другъ истинный народа!

    Зри униженну дщерь Монарха твоево!

    Паду къ ногамъ твоимъ для пользы я ево,

    Для отвращенья взнесеннаго удара,

    Отсрочь ты казнь мою! Дай зрѣти мнѣ Омара

    И погибающій народъ спасти отъ бѣдъ!

    Пальмира съ радостью сквозь тучи стрѣлъ пойдетъ,

    Что бы отечество избавить отъ напасти:

    Дай преступленье мнѣ моей загладить страсти!

    Любовь зажгла бѣды, любовь и погаситъ.

    Не страхъ, но должность то тебѣ моя гласитъ.

    Внемли изъ устъ моихъ полезное прошенье:

    Я льщусь, что плачь мой, стонъ, мой вопль и сокрушенье

    Ожесточенный духъ ко жалости склоня,

    Спасутъ отечество — - — Освободи меня!

    ЯВЛЕНІЕ IX.

    ТѢЖЪ и ВОИНЪ.

    ВОИНЪ (Орисману.)

    Спѣши изполнити Монарше приказанье.

    Веди Княжну на казнь- — —

    ПАЛЬМИРА.

    О тщетно упованье!

    ВОИНЪ.

    Нарочно отъ Царя съ тѣмъ присланъ я къ тебѣ,

    Уже отечество въ злощастнѣйшей судьбѣ

    Разбито воинство, надежды нѣтъ къ спасенью,

    Все покоряется Омарову стремленью.

    Гдѣ онъ: тамъ рушится и тамо все падетъ.

    Гдѣ онъ: тамъ гладна смерть съ косой предъ нимъ идетъ,

    И власти лишь его себя порабощаетъ,

    Врагамъ поборствуетъ, а нашихъ поглощаетъ.

    Послѣдня жертва въ ней осталась для Царя,

    Онъ казни ждетъ ее отмщеніемъ горя.

    Не медли, ускоряй ево исполнить волю.

    (Уходитъ.)
    ЯВЛЕНІЕ XI.

    ТѢЖЪ, кромѣ ВОИНА.

    ПАЛЬМИРА.

    Такъ нѣтъ надежды мнѣ? — - —

    ОРИСМАНЪ.

    Крушусь твою зря долю!

    Состражду я тебѣ нещастная Княжна!

    Но тщетно: часть твоя уже совершена.

    Повелѣваетъ царь: я рабъ ему подвластный — —

    Забудь о жизни сей! — - —

    ПАЛЬМИРА.

    Пойдемъ! — - — О часъ ужасный!

    Увы! куда идетъ Пальмирина душа,

    Любовію одной по смертный часъ дыша!

    (Становится на колѣни.)

    О боги! чемъ я васъ толико огорчаю?

    Но душу я мою, — - — вамъ — - — вамъ препоручаю!

    Невинность вы мою и преступленье зря,

    И въ вѣчности уже врата мнѣ отворя,

    Примите страждущу вы душу милосердо!

    На ваши благости я уповаю твердо!

    Когда виновна я, карайте! — - — Но увы!

    Невольну страсть мою накажете ли вы?

    И свойственноль богамъ карать невинны жертвы?

    А я, доколь мои не будутъ чувства мертвы?

    [Въ томъ каюся я вамъ! Предъ вами не солгу]

    Къ Омару потушить мой пламень не могу.

    Я съ нимъ иду на казнь: любовь влеку съ собою.

    Когдажъ любовь есть зло — - — довольна я судьбою.

    Прости Изида!

    ИЗИДА (Бросясь на колѣни.)

    Нѣтъ: умру съ тобой.

    ПАЛЬМИРА.

    Востань,

    И при концѣ мой духъ тревожишь перестань.

    Живи: неумышляй на жизнь боганъ подвластну.

    А я ужъ душу къ нимъ несу мою нещастну!

    (Пальмира почти въ въ безпамятствѣ къ костру препровождается Орисланомъ и стражами.) ИЗИДА.

    Возлюбленна книжна! — - Ахъ! тщетны ужъ слова!

    ЯВЛЕНІЕ XII.

    ТѢЖЪ и ИРОКСЕРСЪ.
    (Вбѣгаетъ въ отчаніи, разтрепанные волосы и кинжалъ въ-рукѣ.)

    ИРОКСЕРСЪ.
    (вступя.)

    (Увидя Пальмиру.)

    Умрите съ мужествомъ! — - Злодѣйка! ты жива!

    Постой! — - — Отъ рукъ моихъ тебѣ умреть довлѣетъ!

    Въ присудствіи тово, чьи кровь тобою т лѣетъ.

    (поднявъ на нее кинжалъ.)

    И кто въ моей душѣ весь Тартаръ помѣстилъ.

    ЯВЛЕНІЕ ПОСЛѢДНЕЕ.

    ИРОКСЕРСЪ, ПАЛЬМИРА, ОМАРЪ, ИЗИДА, АРКАМБРОДЪ, ОРИСМАНЪ, ЗИЛЕЙ, СИДОНСКІЕ и ТИРСКІЕ ВОИНЫ, и НАРОДЪ, ПОКРЫВАЮЩІЙ ПЛОЩАДЬ.

    ОМАРЪ (вбѣгая со множествомъ Воиновъ.)

    Пальмира! — - —

    ИРОКСЕРСЪ (ударяя Пальмиру кинжаломъ.)

    Зри! — —

    ПАЛЬМИРА (упадая за кулисы.)

    Омаръ! — - — —

    ОМАРЪ.

    Что здѣлалъ ты! — - —

    (Упадаетъ въ отчаяніи въ руки воинамъ.)
    ИРОКСЕРСЪ.

    Отмстилъ,

    И радуюсь, злодѣй, твое страданье видя!

    Отмстилъ, и мщу себѣ, себя возненавидя!

    ОМАРЪ (Бросясь на Ироксерса съ кинжаломъ, котораго уже мертваго съ Театра сносятъ:)

    Чудовище! — Онъ мертвъ! — - Пальмира! — - нѣтъ ее! —

    И все погибло съ ней — - все щастіе мое! — - —

    Подайте помощь ей! — - — но кто ужъ ей поможетъ!

    Все тщетно: и ужъ мнѣ зла гидра сердце гложетъ.

    О солнце! кая мгла скрываетъ образъ твой!

    Гдѣ я! — - и кто въ крови трепещетъ предо мной!

    Чей стонъ? — - Кто руку мнѣ при гробѣ простираетъ?

    Пальмира лютый рокъ! — - — Пальмира умираетъ!

    Постой возлюбленна! испустимъ вмѣстѣ духъ!

    Однимъ дышали мы, умреть намъ должно вдругъ!

    Злодѣй! почто мою удерживаешь руку,

    И ахъ! измученна еще ввергаешь въ муку! — - —

    Яви, что ты мнѣ другъ: вонзай кинжалъ мнѣ въ грудь!

    Тиранъ! безчувственъ ты! — - — И скрытъ къ любезной путь.

    (упадаетъ безъ чувствъ въ воиновъ) Конецъ трагедіи*
    ДРУГИМЪ ОБРАЗОМЪ ОКОНЧАНІЕ ТРАГЕДІИ.

    ДѢЙСТВІЕ V.Править

    ЯВЛЕНІЕ VII. ПАЛЬМИРА (одна, пославъ Изиду за Орисманомъ.)

    Любовь! два всю власть надъ чувствіемъ души

    Драгова моево! Будь мнѣ хоть въ томъ полезна!

    Склона ко жалости героя мнѣ любезна!

    Спаси отечество отъ рукъ ево меча!

    Спаси родителя, любовника смягча'!

    (увидя зажженныя жостеръ.)

    -Что зрю! — - -зажженъ костеръ! — - — содрогнулась природа!

    ЯВЛЕНІЕ VIII.

    ПАЛЬМИРА, ИЗИДА и ОРИСМАНЪ.

    ПАЛЬМИРА (бѣжавъ на встрѣчу Орнаману.)

    Усердный рабъ царю! другъ истинный народа!

    Съ сей строки все сіе VIII явленіе тоже, что и въ первомъ окончаніи.

    Явленіе IX до самыхъ поръ, какъ Пальмиру поведутъ къ костру и Изида говорите.

    ИЗИДА.

    (Когда Пальмиру поведутъ къ костру, которая должна во все сіе явленіе въ виду бытъ у зрителей!)

    Возлюбленна княжна! — - — Ахъ! тщетны ужъ слова!

    Ее ведутъ на казнь: а я еще жива.

    (Въ слѣдъ Пальмирѣ!)

    Помедлите еще, о варвары! хоть мало,

    Иль милосердіе, о боги! въ васъ пропало?

    Продлите жизнь ея хоть на единый часъ!

    Увы! — - лишаюсь силъ! — - ослабѣваешь гласъ! — —

    ЯВЛЕНІЕ X.

    ИЗИДА и АТРИДА.

    АТРИДА

    (Вбѣжавъ- съ блѣднымъ лицомъ и съ растрепаннымя волосами.)

    Гдѣ скрыться? — - что начать? — - о рокъ! — - о часъ ужасный!

    Погибъ уже на вѣкъ, погибъ отецъ нещастный!

    О боги! фуріи! — - никто не внемлетъ мнѣ! — —

    Весь ополчился свѣтъ въ погибель сей странѣ — —

    Весь тартаръ собрался въ тоскѣ моей досадѣ

    Спѣшите сжечь ее къ послѣдней мнѣ отрадѣ.

    ИЗИДА.

    Безчеловѣчная! — - ты фурій превзошла! — - —

    АТРИДА.

    Коль былобъ можно мнѣ, вселеннуюбъ сожгла! — —

    ЯВЛЕНІЕ XI.

    ТѢжъ и ЗИЛЕЙ

    и множество Сидонскихъ воиновъ съ обнаженными мечами.

    Стой! — - — стойте варвары! — - —

    АТРИДА.

    Чей гласъ меня пронзаетъ?

    ЗИЛЕЙ (окружая костеръ.)

    Живи княжна, живи! Омаръ тебя спасаетъ.

    АТРИДА.

    Омаръ! — - —

    ИЗИДА.

    Не сонъ ли?

    АТРИДА.

    Смерть теперь ты мнѣ люта?

    Ужъ къ вѣчнымъ мукамъ мнѣ отверзлися врата!

    (Въ отчаяніи упадаетъ.) ИЗИДА (увидя Пальмиру бѣжитъ к ней.)

    Пальмира ты жива? — - Чемъ щастіе измѣрю! — —

    Я зрю тебя? — - Увы! — - Глазамъ своимъ не вѣрю!

    АТРИДА (воставъ съ яростію.)

    Довольствуйтесь враги желаніе сверта!

    Умремъ! пусть въ тартарѣ горитъ моя душа.

    (Уходитъ.)
    ЯВЛЕНІЕ XII.

    ПАЛЬМИРА, ИЗИДА, ЗИЛЕЙ и ВОИНЫ СИДОНСКІЕ.

    ПАЛЬМИРА (приходя въ себя.)

    Гдѣ я! — - — Ково я зрю! — - — Изида! — —

    ИЗИДА.

    Предъ тобою,

    У ногъ твоихъ — - — живи, довольствуйся судьбою

    Омаръ твоимъ бѣдамъ поставилъ ужъ конецъ!

    ПАЛЬМИРА.

    Омаръ! — - что слышу я? — - о небо! — - — такъ отецъ?

    Смущаетеся вы! — - трепещете! — - о боги! — —

    Такъ нѣтъ нигдѣ безъ слезъ мнѣ къ щастію дороги?

    Къ стенанью вѣчному мои спасли вы дни!

    ЯВЛЕНІЕ XIII.

    ТѢЖЪ, ОМАРЪ и ВОИНЫ.

    ОМАРЪ (не дошедъ до Пальмиры бросаетъ мечь къ ея ногамъ.)

    Пальмира! — - — вотъ твой мечь! преступника казни!

    Безплодно мнѣ таить — - невластный твой родитель! — —

    ПАЛЬМИРА.

    Молчи, все вѣдаю, ты врагъ, ты мой мучитель!

    Такой ли чаяла я жертвы отъ тебя?

    ОМАРЪ.

    Клянусь, что для него я не щадилъ себя.

    Просилъ ево, молилъ, чтобъ месть свою оставилъ,

    И какъ герой, себя щедротою прославилъ;

    Но тщетно было все: онъ яростью пылалъ,

    Не примиренія, главы моей искалъ.

    Отмщеніе въ мысль его всѣ лютости вложило:

    Онъ зря, что щастіе мнѣ болѣе служило,

    Тотъ мечь, которымъ онъ вотще меня разилъ,

    Тотъ мечъ въ свирѣпости — - — самъ въ грудь себѣ вонзилъ.

    ПАЛЬМИРА.

    Не онъ въ себя тотъ мечь, а я въ нево вонзила.

    Отечество мое я въ бездну погрузила,

    И стала мерзостью и свѣту и себѣ! — - —

    ОМАРЪ.

    Такъ нѣтъ уже ко мнѣ горячности въ тебѣ! — - — —

    ПАЛЬМИРА.

    Поди, тебя страшусь — - — ты извергъ! кровопійца!

    Кого страшусь — - — себя — - — я — - — я отцеубійца!

    И адъ не на изметалъ злодѣйки таковой!

    Къ тому ли небеса, ахъ! вѣкъ продлили мой,

    Чтобъ въ поношеніи мнѣ жизни ненавидѣть?

    ЯВЛЕНІЕ XIV.

    ТѢЖЪ и АРКАМБРОДЪ,

    АРКАМБРОДЪ.

    При смерти твой отецъ тебя желаетъ видѣть.

    ПАЛЬМИРА.

    Онъ живъ еще! — - —

    АРКАМБРОДЪ.

    Се онъ! — - —

    ПАЛЬМИРА.

    О боги! — - —

    ОМАРЪ.

    Укрѣпись! — - —

    ЯВЛЕНІЕ ПОСЛѢДНЕЕ.

    ПАЛЬМИРА, ОМАРЪ, ИРОКСЕРСЪ, котораго ведутъ, ОРИСМАНЪ И ВОИНЫ, АРКАМБРОДЪ, ЗИЛЕЙ, ИЗИДА, ВОЙНЫ СИДОНСКІЕ, ВОИНЫ ТИРСКІЕ И НАРОДЪ.

    ПАЛЬМИРА (упавъ къ ногамъ Ироксерса.)

    Какое зрѣлище! — - — Родитель мой.- — —

    ИРОКСЕРСЪ.

    Не рвись…

    И не тревожь во мнѣ души своимъ стенаньемъ.

    Не съ прежнимъ я уже пришелъ къ тебѣ желаньемъ,

    Не врагъ пришелъ, отецъ — - — Прошла моя мечта;

    Душа изходитъ вонъ, и вся уже не та!

    При смерти я собой во первый разъ владѣю.

    Ужасенъ смертный часъ! — - ужасна смерть злодѣю!

    А я отъ гордости отмщеніемъ горя,

    Явилъ уже въ себѣ злодѣя, не даря,

    И не отца тебѣ, гонителя, Тирана!

    Не смерть, душевная мучительна мнѣ рана.

    Самоубійца я! Гнушается собой!

    Но слабо, слабо здѣсь наказанъ я судьбой!

    Мнѣ мзда достойная готовится во адѣ

    Ждутъ фуріи меня терзать въ своей отрадѣ.

    Зрю Тартаръ! — - рѣки зрю пылающія тамъ!

    О бездна страшная-творящимъ зло душамъ.

    Какая мгла! — - Какой идетъ тамъ вопль всечасной!

    О смерть! — - О люта смерть! — - О тѣни видъ ужасной!

    Все представляется теперь въ очахъ моихъ — - —

    Всево достоинъ я! Я мукъ достоинъ сихъ, — - —

    И рокъ содѣлалъ мнѣ въ воображеньи муку! — - —

    Подай въ послѣдній разъ родителю ты руку,

    Облобызай меня возлюбленная дщерь!

    Въ тебѣ лишь кровь моя осталася теперь,

    Въ тебѣ одной мой родъ, наслѣдіе и слава- — —

    Тебѣ принадлежитъ и скипетръ держава.

    Атриды больше нѣтъ, подобно какъ и я,

    Она низверглась въ адъ отъ злости своея.

    ПАЛЬМИРА.

    Нещастная сестра! — - —

    ИРОКСЕРСЪ.

    Мнѣ все уже извѣстно.

    Жестокосердіе ее съ моимъ совмѣстно.

    Она! — - Померкъ мой мракъ! мнѣ въ адъ одна ступень.

    Дай силы мнѣ собрать! — - —

    ПАЛЬМИРА.

    О рокъ! о злѣйшій день!

    Собраніе всѣхъ мукъ и случаевъ ужасныхъ! — —

    Ждала ли отъ любви я слѣдствій толь нещастныхъ!

    (Омару.)

    Жестокой! ты открылъ къ симъ бѣдствіямъ мнѣ путь!

    ОМАРЪ.

    Наказывай за все тобою страстну грудь!

    ИРОКСЕРСЪ.

    Не упрекай ему — - прерви свое роптанье,

    Минуты дороги — - — внемли мое желанье.

    Великодушіе потребно мнѣ теперь.

    Омаръ! Забудемъ все: а ты любезна, дщерь,

    Прими изъ рукъ моихъ желаннаго супруга!

    Владѣйте; щастливо: любите вѣкъ другъ друга.

    ОМАРЪ (упавъ предъ нимъ на колѣни.)

    Почто не прежде ты великодушенъ сталъ!

    ИРОКСЕРСЪ.

    Отъ гордости себя я прежде забывалъ;

    Но смерть приближалась и гордый духъ сжарился,

    Низпала завѣса, и человѣкъ открылся!

    Разкаяваюся! — - но поздо — - разумъ мой

    Безсиленъ возвратитъ — - — душевный мнѣ покой;

    Мнѣ алчна — - — смерть — - уже дверь къ мукамъ отпираетъ,

    Нить — -- жизни — - — прервалась — - — и духъ мой — —

    ПАЛЬМИРА.

    — — — Умираетъ! — —

    О небеса! — - —

    ОМАРЪ.

    Престань въ себѣ тревожитъ кровъ.

    Илъ нѣтъ любви ко мнѣ?

    ПАЛЬМИРА (упавъ въ отчаяньи.)

    О бѣдственна любовь!


    Конецъ трагедіи.