О преподавании русского языка и словесности (Билевич)/ДО

Yat-round-icon1.jpg
О преподавании русского языка и словесности
авторъ Николай Иванович Билевич
Опубл.: 1846. Источникъ: az.lib.ru

О ПРЕПОДАВАНІИ РУССКАГО ЯЗЫКА И СЛОВЕСНОСТИ.Править

СТАТЬЯ I.

Изученіе отечественнаго языка, конечно, составляетъ первое, необходимое условіе всякаго образованія, и научить правиламъ того языка, на которомъ мы впервые произнесли слово наше, не трудно; можно довести ученика до того, что онъ будетъ писать правильно, гладко, повидимому даже хорошо на родномъ ему языкъ, но этого не довольно. Человѣкъ долженъ мыслить, разсуждать и умѣть выражать всѣ мысли (понимаю — правильно). Эти три условія разумнаго существованія его онъ обязанъ выполнить и въ дѣтствѣ, и въ юности, и въ возрастъ мужества.

Если слово есть выраженіе духа человѣка, то и сфера изученія Словесности можетъ ограничиться этими тремя требованіями. Начнемъ же съ перваго. Что же значитъ научить ребенка мыслить? Развить въ немъ дѣятельность его духа, вселить въ него сознаніе съ ранней поры, что онъ существо мыслящее. Съ перваго урока азбуки требуйте отъ ребенка, чтобъ онъ думалъ; наблюдайте, чтобы буквы и слова, имъ произносимыя, были не однимъ звукомъ, но выраженіемъ его понятливости. Этимъ вы пріучите его думать о томъ, что у него передъ глазами, и обдумывать то, что онъ хочетъ сказать.

Научивши ребенка читать, не давайте ему безъ разбора книгъ, какую ни попало; излишнее развлеченіе вредитъ уму ребенка; онъ не успѣетъ остановиться на одной мысли, какъ уже передъ нимъ открывается рядъ новыхъ — и всѣ онѣ требуютъ объясненій. Дайте ему самую простую исторію или, еще лучше, понятную для него біографію — и ему будетъ по силамъ. О сказкахъ я думаю по своему: ихъ можно давать дѣтямъ, вопервыхъ, не часто, вовторыхъ — съ строгимъ выборомъ; я бы желалъ знать, къ чему ведетъ чтеніе сказокъ въ такомъ родѣ, какія у насъ издаются десятками къ Новому году и къ Пасхѣ? Уродливое воображеніе создаетъ сказку, въ которой трудно найти смыслъ уму зрѣлому — и вотъ, ради этой причины, сверху надписывается «сказка для дѣтей.» Я и оригинальныя сказки Гриммовъ, нашего Одоевскаго и нѣкоторыя изъ Французскихъ допустилъ бы только какъ забаву въ чтеніи, какъ отдыхъ послѣ труда. Только Кампе, Парлей и имъ подобные писатели умѣли угадать, какое чтеніе полезно для ребенка.

Но чтеніемъ не научите мыслить правильно. Это прямо дѣло изученія отечественнаго языка. Никому, конечно, не придетъ въ голову, что я думаю оспоривать это право у другихъ наукъ. Каждый знаетъ, какъ способствуетъ этому Математика, и какъ необходимо размышленіе въ ученіи языковъ иностранныхъ, преимущественно древнихъ, гдѣ, при каждомъ построеніи Фразы, требуется отъ ученика и соображеніе и обдуманность; не говорю уже объ Исторіи, гдѣ наиболѣе учителю видна степень развитія понятій его ученика. Но я хочу сказать, что изученіемъ отечественнаго языка начинается первое развитіе мыслящей способности ребенка: въ его урокахъ совершается первый актъ мышленія дитяти. Укажемъ же, какимъ образомъ.

Ученіе языка отечественнаго начиналось, обыкновенно, у насъ Грамматикою; въ послѣднее время, опытность преподавателей ввела предварительныя занятія въ классахъ Начальной Грамматики — и этимъ занятіемъ дали названіе «Умственныхъ Упражненій»; одни вели эти занятія или по Стасовымъ Dentubungen или но Вурстовому Grach unb Dentlehre, нѣкоторые по Гугелю, а иные, Богъ знаетъ, по какому руководству. Для избѣжанія подводныхъ камней, неизбѣжныхъ въ каждомъ нововведеніи, мелькнула замѣчательная брошюрка г-на Буслаева «О началыюмъ преподаваніи Русскаго языка». Думаю, что по ней, какъ по маяку, выбрались многіе, неопытные еще преподаватели изъ труднаго своего плаванія на прямой путь.

Не выставляя себя опытнымъ педагогомъ, я желаю только подѣлиться моими мыслями и наблюденіями съ тѣми, кто сколько-нибудь сочувствуетъ намъ въ дѣлѣ образованія юношества, и потому постараюсь объяснить методу, много разъ употребляемую мною въ маленькихъ классахъ; потомъ, изложу свои мысли о преподаваніи языка въ среднихъ и Словесности Русской въ высшихъ классахъ.

I. Преподаваніе Русскаго языка въ высшихъ классахъ.

Съ дѣтьми, приготовленными, обыкновенно, но своему дома, съ дѣтьми, вступающими въ самый младшій классъ нашихъ заведеній, безъ всякаго рѣшительно навыка размышлять, большею частію безъ навыка хорошо читать и сколько ни будь писать, я полагаю, — всего полезнѣе начинать первые уроки чтеніемъ самыхъ легкихъ басенъ Крылова[1]. Прочитанное должно быть объяснено по содержанію, т. е. что за мысль заключается въ баснѣ; потомъ, каждое слово басни, взятое порознь, должно быть переведено, такъ сказать, на дѣтскій, доступный этому возрасту языкъ, безъ чего читанное не будетъ понятно, — и, наконецъ, басня вся должна быть раздѣлена на полныя, отдѣльныя мысли, или предложенія. Вотъ рамка первыхъ уроковъ уроковъ, въ которыхъ ученики знакомятся слухомъ съ произношеніемъ, глазами съ начертаніемъ и мыслію съ выраженіемъ, или значеніемъ словъ.

Начало сдѣлано; идите дальше. Выбравъ одну изъ басенъ, повторите въ ней полныя мысли, останавливая вниманіе ученика на каждой. Когда вы убѣдились, что содержаніе басни понято, что всѣ слова въ ней знакомы, полныя мысли отдѣлены: тогда можно приступить къ объясненію этихъ отдѣльныхъ, полныхъ мыслей (предложеній). Въ каждомъ предложеніи мы говоримъ о чемъ-нибудь и что-нибудь. То, о чемъ мы говоримъ (или даже думаемъ) есть предметъ, т. е. или вещь, или наше понятіе, а то, что что-нибудь сказываетъ о предметѣ, должно быть его бытіе или качество.

Объясните ему, послѣ этого, что такое предметъ, что бытіе и что качество. Если онъ понялъ васъ, онъ безъ труда укажетъ вамъ, во всѣхъ отдѣльныхъ мысляхъ (предложеніяхъ), предметъ, бытіе и качество; но не спѣшите этимъ, а заставьте его сдѣлать разборъ не одной, а нѣсколькихъ басенъ такимъ образомъ.

Когда это усвоено ученикомъ, начинайте съ нимъ подробнѣйшія объясненія. Вопервыхъ, — о предметахъ. Различіе ихъ по способу пониманія (чувственные и умственные), различіе по происхожденію (естественные и искусственные) и раздѣленіе естественныхъ на 3 класса, или царства, а искусственныхъ по употребленію. Всѣ эти, повидимому, мелочи ведутъ нечувствительно ребенка къ развитію его мышленія, — и взгляните, что за работа предстоитъ его уму, когда онъ долженъ вамъ одно и то же слово, названіе предмета объяснить со всѣми вышесказанными различіями. Эти упражненія можно развивать еще болѣе и далѣе, напр. объяснивъ ученику о пониманіи предметовъ нашими чувствами, давайте ему задачи: "указать, какими чувствами можетъ быть узнанъ такой или другой предметъ, или какіе предметы могутъ быть узнаваемы тѣмъ или другимъ чувствомъ? "

Послѣ статьи о предметахъ, переходите къ бытію. Заставьте ученика повторить всѣ названія бытія, имъ прежде отысканныя, и начинайте объясненіе бытія. (Оно, какъ понятіе главное послѣ предмета, должно предшествовать качеству; этимъ самымъ вы покажете ученику важность и значеніе глагола въ каждой мысли, или предложеніи).

При объясненіи бытія, укажите ученику, что оно выражается въ дѣйствіи, состояніи и положеніи; покажите различіе одного вида бытія отъ другаго; заставьте его понять, и повторите это въ отысканныхъ словахъ бытія, и, потомъ, дайте ученику задачи на пріискиваніе различныхъ видовъ бытія къ даннымъ предметамъ. Вотъ другая ступень работы или дѣятельности для дѣтскаго ума!

Переходя къ объясненію качества, покажите разницу между качествомъ и свойствомъ предмета; объясните качества, чувствомъ узнаваемыя и постигаемыя только умомъ, и подкрѣпите всѣ эти объясненія примѣрами, а потомъ, заставьте Сдѣлать нѣсколько задачѣ, пріискивая къ даннымъ предметамъ приличныя качества, какъ чувственныя, такъ и умственныя.

Хотите ли большей работы для вашего ученика, дайте ему задачи: «„пріискать къ предмету, но данному ему бытію, приличное качество, и наоборотъ, но свойству предмета, найти приличное бытіе.“» — Подобныя упражненія не только развиваютъ способность мышленія, но удивительно Пріучаютъ умъ къ правильному мышленію-и вотъ та ступень дѣятельности ума, откуда пріобрѣтается привычка выражать свои понятія отчетливо, опредѣлительно.

Изъ объясненія бытія и качества естественно проистекаетъ объясненіе отвлеченныхъ понятій. Какъ трудно ихъ объяснить ребенку безъ предыдущаго, такъ легко ихъ понять ему послѣ задачѣ на бытіе и качества.

Наконецъ, объясните качества и обстоятельства бытія; прибавьте къ этому задачи; повторите все въ басняхъ, уже извѣстныхъ вашимъ ученикамъ, — и если ученики поняли все это, вы совершили трудъ огромный. ПО сколько для этого нужно терпѣнія, хладнокровія и необходимой снисходительности къ отвѣтамъ ребенка, сначала безсмысленнымъ, но впослѣдствіи часто утѣшительнымъ для наставника.

Упражненія, до сихъ поръ мною показанныя, имѣютъ двѣ цѣли: пріучить ученика къ мышленію, развитъ въ немъ эту способность и, безпрестанно знакомя его съ начертаніемъ словъ, усвоить ему навыкъ писать сколько-нибудь правильно по Русски.

Окончивъ съ учениками эти предварительныя упражненія, переходите къ самой Грамматикѣ, и все таки имѣйте въ основаніи первое условіе ученія языка: должно мыслить.

Сначала дайте ученику понятіе о свойствѣ звуковъ, образованіи словъ и о частяхъ рѣчи, и, потомъ, переводите на грамматическій языкъ то, съ чѣмъ уже онъ знакомъ, т. е. названіе предмета назовите Существит. им., бытіе — Глаголомъ, качество предм. — Прилагать и качество или обстоят. бытія — Нарѣчіемъ, и заставьте его, въ знакомыхъ ему басняхъ и въ знакомыхъ уже предложеніяхъ, отыскать всѣ эти части рѣчи. Онъ безъ затрудненія повторитъ все это тотчасъ за вами — и я увѣренъ, если только ученикъ догадливъ, онъ самъ готовъ будетъ вамъ указать Мѣстоименія, которыя и слѣдуетъ объяснять послѣ Существ. и Прилагат. Останутся только незнакомыми для ученика Предлоги и Союзы. Скажите ему ихъ значеніе, и вы убѣдите ученика, почему они называются частицами, когда прочія слова — частями рѣчи.

Не думаю, чтобы кто-нибудь имѣлъ въ наше время притязаніе на Междомѣтія, какъ часть рѣчи: произвольное восклицаніе каждаго изъ насъ не есть выраженіе нашей мысли, и всѣ наши междомѣтія отнюдь не условныя знаки мыслей: мнѣ больно, я говорю: ай, другой — ой, а третій — и еще иначе, по своему.

Ученіе Этимологіи необходимо раздѣлить на 2 курса. Въ первомъ предлагаются понятія: о частяхъ рѣчи, ихъ видахъ и измѣненіи; во второмъ — всѣ отступленія и уклоненія отъ правилъ языка, и всѣ замѣчанія, относящіяся къ разнымъ употребленіямъ различныхъ видовъ частей рѣчи.

Первый курсъ начинается объясненіемъ частей рѣчи; потомъ, переходитъ къ объясненію ихъ видовъ. Здѣсь учителю предстоитъ тоже работа. Онъ долженъ объяснить ученику существ. собственныя, общія и собирательныя; дать ему примѣры и потребовать отъ него своего, и, наконецъ, заставить его доказать, почему онъ такъ думаетъ, почему называетъ одно сущест. собственнымъ, другое — общимъ или собирательнымъ. (Непремѣнное условіе: пріучать ученика отдавать отчетъ во всемъ, имъ сказанномъ).

Такимъ же точно образомъ объясните ему виды глагола, или наши залоги. Не считаю лишнимъ познакомить читателя съ тѣми пріемами, какіе я употребляю при объясненіи залоговъ. Бытіе является въ 3 видахъ: какъ дѣйствіе, какъ состояніе и какъ положеніе. Дѣйствіе можетъ являться или а) переходящимъ на другой предметъ-это глаголъ дѣйствительный, b) непереходящимъ на другой предметъ, с) возвращающимся на самого дѣйствователя — возвратный, и cъ происходящимъ между нѣсколькихъ лицъ, переходя отъ одного къ другому — взаимный. Состояніе является а) просто перемѣною, бывающею въ предметъ и зависящею отъ его внутреннихъ силъ — средній глаголъ, (блѣднѣть, худѣть); b) состояніемъ, свойственнымъ одушевленнымъ предметамъ и постигаемымъ только умомъ — общій глаголъ (надѣяться, бояться); с) состояніемъ предмета, зависящимъ отъ дѣйствія на него другаго — страдательный (быть любиму, читану). Положеніе выражается только среднимъ глаголомъ. Отсюда ясно, что у насъ 6 залоговъ и изъ нихъ средній имѣетъ 3 значенія: какъ дѣйствіе, какъ состояніе и какъ положеніе. Это объясненіе подкрѣпить примѣрами, и опять задача.

Точно также поступать слѣдуетъ и съ видами прилагательныхъ. Послѣ понятія о свойствѣ, ученику легко понять прилагат. количествен. и еще легче — притяжат., обстоятельств. и числительныя.

Я не говорю уже о мѣстоименіяхъ: это едва ли не самая легкая часть Этимологіи. Въ нарѣчіяхъ необходимо раздѣлять ихъ на нарѣчія качеств. и нар. обстоят. О предлогахъ и союзахъ говорить нечего, кромѣ ихъ значенія, въ 1-мъ курсѣ, потому что здѣсь главная забота — усвоить учащимся значеніе всѣхъ видовъ частей рѣчи и ихъ измѣненіе. И такъ перехожу къ измѣненіямъ. Объясненіе родовъ именъ должно быть здѣсь краткое: довольно, если они поймутъ, что въ именахъ лицъ родъ узнается по значенію, а въ прочихъ — по окончаніямъ.

Въ склоненіи существительныхъ самое важное — падежи. Значеніе ихъ такъ сбивчиво и такъ трудно уловимо для дѣтскаго соображенія, что на первыхъ нарахъ довольно, если они усвоятъ употребленіе ихъ болѣе изъ практики. Полагаю, впрочемъ, если ученики уже знакомы съ предметомъ, принадлежностью его, отношеніемъ къ нему, орудіемъ или средствомъ дѣйствія: то не трудно имъ понять, хотя приблизительно, значеніе падежей. Главное — не позволяйте склонять безъ фразъ. Здѣсь больше вреда, нежели пользы, и это чисто дѣло памяти — между тѣмъ, когда онъ склоняетъ по фразамъ, здѣсь вижу я двѣ пользы: а) онъ долженъ стараться сказать какую-нибудь мысль, а не наборъ словъ, въ) онъ постоянно обдумываетъ, почему ему нужно въ такомъ падежѣ сказать такъ, а не иначе. Прошли тѣ блаженныя времена, когда учитель, сидя въ дремотѣ, слушалъ, какъ его ученикъ, твердо убѣжденный, что онъ знаетъ склоненія, громко восклицалъ на цѣлый классъ: именит. кто? — птица, род. кого — птицы, дат. кому — птицѣ, и пр.

Послѣ склоненій существит. отдѣльно, слѣдуетъ заняться склоненіями и прилагательныхъ, но, разумѣется, въ связи съ существительными — и потому это такъ легко понять ученику, если онъ понялъ значеніе качества предмета. Письменныя склоненія, въ томъ и другомъ случаѣ, необходимы, такъ что, просклонявши нѣсколько существ. и прилагат. устно, ихъ же можно назначить и для письменныхъ склоненій. (Онъ особенно важны для орѳографіи).

Усвоивъ склоненія существ. и прилагат., объясните имъ окончанія полное и усѣченное въ прилагат., и потомъ степени сравненія — и безпрерывно употребляйте письменныя задачи. За этимъ послѣдуютъ склоненія мѣстоименій, и съ такими же условіями, какъ и существительныхъ.

Наконецъ, перейдемъ къ спряженіямъ; но спряженія не могутъ обойтиться безъ видовъ. Я не знаю, почему инымъ кажется, что наши виды глагола слишкомъ трудны для дѣтей. Не зависитъ ли это отъ пріема? Если ученикъ понялъ, что видомъ показывается, сколько разъ извѣстное бытіе случается, и кончено ли оно или нѣтъ: то нисколько не трудно ему попить виды несовершен., совершен., однокр. и многократ. Разумѣется, здѣсь необходимо ему замѣтить, что совершен. видъ большею частію образуется съ прибавленіемъ предлога, и указать ему обыкновенную форму окончаній однократн. на нуть а многократн. на ивать. Но чтобъ онъ не ломалъ попусту головы надъ образованіемъ небывалыхъ видовъ въ глаголѣ, — вразумите его, что не каждый глаголъ долженъ имѣть всѣ 4 вида, и именно: а) глаголы, выражающіе дѣйствіе физическое и слишкомъ замѣтное для чувства, — какъ напр. двигать, колоть, прыгать, кричать, — имѣютъ 4 вида; b) глаголы, означающіе положеніе, имѣютъ только 3 вида, и только однократнаго нѣтъ; с) глаголы, выражающіе состояніе, два вида: несоверш. и соверш., d.) точно тѣ же виды имѣютъ и глаголы сложные съ предлогами.

Кстати прибавлю здѣсь о другомъ объясненіи. Такъ какъ образованіе совершеннаго вида посредствомъ предлога не всегда вѣрно и часто особенный глаголъ можно принять за совершенный видъ другаго глагола, отъ одного корня съ нимъ происходящаго: то для этого одно замѣчаніе: — если предложный глаголъ (или сложный съ предлогомъ) имѣетъ свое настоящее время, то это есть особенный предложный глаголъ, а не видъ какого-нибудь простаго; списать не можетъ быть соверш. видомъ глагола писать, потому что у него есть свое настоящее списываю; слѣдоват. списать есть соверш. видъ глагола списывать, а отъ глагола писать соверш. видъ будетъ на писать, и въ немъ нѣтъ настоящаго времени.

При объясненіи видовъ глагола, нужно ученикамъ замѣтить, что предлогъ или а) прибавляется для образованія совершеннаго вида простаго глагола, напр. писать — написать, колоть — уколоть; или b) для того, чтобы дать ему особенное значеніе, напр. писать, отъ него: списывать, записывать, подписывать.Короче, я совѣтовалъ бы употребить слѣдующую таблицу для показанія видовъ и временъ, каждому глаголу свойственныхъ.

Несовершен.
Совершен.
Однократ.
Многократ.
Наклоненіе неокончательное.
Двигать
подвигать
двинуть
двигивать.
Настоящее время.
Изъявительное наклоненіе.
Двигаю
-- --
-- --
-- --
Прошедшее время.
Двигалъ
подвигалъ
двинулъ
двигивалъ.
Будущее время.
Буду двигать
подвигаю
двину
-- --
Повелительное наклоненіе.
Двигай
подвигай
двинь
--

Изъ этой таблицы ученикъ тотчасъ видитъ, что полный глаголъ долженъ имѣть 4 вида и 8 временъ. — Дайте ему, потомъ, сдѣлать но этой таблицѣ нѣсколько глаголовъ, и если онъ сдѣлалъ 10 глаголовъ, вы можете быть увѣрены, что онъ хорошо понялъ виды и времена.

Труднѣе объяснить ему значеніе наклоненія. Онъ легко отличитъ по наглядности неокончат. отъ изъявит. и повелит.; но понялъ ли онъ, что значитъ наклоненіе въ глаголѣ. Поэтому нельзя останавливаться на однихъ примѣрахъ безъ объясненія. Потребуйте отъ ученика полнаго отчета, заставляя его по нѣсколько разъ перемѣнять одинъ и тотъ же глаголъ изъ одного наклоненія въ другое, и каждый разъ заставьте его объяснить имъ сказанное.

О глаголахъ неправильныхъ я полагаю лишнимъ распространяться въ 1-мъ курсѣ, точно также, какъ и о безличныхъ можно упомянуть только слегка. Если они и встрѣчаются, то ученику, какъ Русскому, легко съ ними справиться, измѣняя его по видамъ и наклоненіямъ и не примѣчая даже, какія онъ дѣлаетъ отступленія отъ общихъ правилъ.

Задачи на употребленіе нарѣчій, предлоговъ и союзовъ такъ легки въ этомъ курсѣ, что объ нихъ и говорить нечего. Здѣсь даже не мѣсто объяснять, какъ нарѣчія могутъ быть образованы отъ другихъ частей рѣчи. Я полагаю, понимая хорошо качество и обстоятельство бытія, ученикъ безъ затрудненія пойметъ, что во фразѣ: «вечеромъ онъ шелъ черезъ лѣсъ» — слово «вечеромъ» нарѣчіе, а не существит., тѣмъ болѣе пойметъ, что въ предварительныхъ своихъ занятіяхъ и анализахъ басни онъ встрѣчалъ подобныя слова и не называлъ ихъ предметами, а обстоятельствами бытія, выражающими или время или мѣсто.


Этимъ можно, полагаю я, окончить 1-й курсъ Этимологіи — Этимологію Начальную.

Затѣмъ слѣдуетъ переходъ ко 2-му курсу Этимологіи — къ Подробной Этимологіи.

Этотъ курсъ имѣетъ предметомъ усвоить всѣ особенности, всѣ отступленія отъ общихъ правилъ въ употребленіи и измѣненіи частей рѣчи; по съ этимъ курсомъ преимущественно тѣсно связана орѳографія, начатая нагляднымъ образомъ еще въ 1-мъ курсѣ. Здѣсь правила той и другой части Грамматики должны быть приведены уже въ совершенное сознаніе — и вотъ, по моему мнѣнію, гдѣ нужно объяснить учащимся о происхожденіи Славяно-Русской азбуки и перемѣнѣ почерка церковнаго на гражданскій.

И тутъ же объясненіе а) состава, раздѣленія звуковъ и ихъ образованія; b) о простыхъ и составныхъ гласныхъ буквахъ, раздѣленій ихъ но придыханію и замѣнѣ при склоненіи; с) раздѣленіе и взаимное соотвѣтствіе согласныхъ буквъ вообще и въ особенности полугласныхъ.

Успѣхи языкознанія подвинулись въ послѣднее время далеко, и учителю было бы не простительно скрывать отъ учащихся наблюденія, которыя, будучи имъ доступны, ведутъ ихъ къ правильному знанію отечественнаго языка. — Къ вышесказанному полезно прибавить статьи: а) о сочетаемости буквъ при образованіи словъ въ) построеніе многообразныхъ слоговъ и способъ образованія плавной рѣчи.

Сказанное до сихъ поръ составитъ родъ вступительныхъ или приготовительныхъ занятій къ Этимологіи Подробной. Съ этого курса я обращаю уже вниманіе не только на навыкъ ученика мыслить о томъ, что онъ говоритъ, но и на развитіе его способности разсуждать. Поэтому, полагая въ основаніе, что Грамматика должна изучаться въ связи съ Логикою, я совѣтую предпосылать изученію Подробной Этимологіи: а) объясненіе различія между словомъ и понятіемъ; b) образованія понятія изъ совокупленія признаковъ; с) различныхъ признаковъ понятія. Здѣсь новое поприще для изощренія ума ребенка. Примѣры, въ которыхъ онъ показываетъ, какъ образуется понятіе, когда оно становится словомъ, задача на пріискиваніе признаковъ положит., отрицат., существ. и случайныхъ — все это такъ видимо и такъ прочно развиваетъ въ немъ способность разсуждать. Проходя же d) статью о понятіяхъ родовыхъ, видовыхъ и единичныхъ, онъ отчетливо пойметъ, что есть два вида существит. собств. и общее, и собирательное только видъ послѣдняго.

Не останавливаясь на этомъ, идите дальше, продолжайте начатое. Послѣ усвоенной имъ статьи о видахъ понятія, начинайте смѣло дѣлать съ нимъ опредѣленія словъ, давши ему и объяснивши сперва правила, напр 1) чтобъ опредѣляющее слово было родовымъ опредѣляемаго; 2) чтобы то и другое было одинаковою частію рѣчи; 3) чтобъ опредѣленіе состояло непремѣнно изъ признаковъ существенныхъ и также положительныхъ[2]. Не смотрите легко на эти упражненія: онѣ необыкновенно пріучаютъ умъ ребенка къ правильному и ясному разсужденію о предметѣ. Изъ его опредѣленій составится уже цѣлое предложеніе. Теперь объясните ему разницу между сужденіемъ и предложеніемъ; объясните, какъ образуется сужденіе изъ понятій; объясните, наконецъ, и части предложенія: подлежащ., сказуемое, опредѣленія и дополненія. Этимъ вы ввели вашего ученика въ самый центръ его грамматическаго ученія, и отсюда ему будутъ уже понятны и доступны всѣ ваши замѣчанія и всѣ ваши выводы о правилахъ Этимологіи. Въ этомъ послѣднемъ отдѣлѣ преимущественно видна будетъ дѣятельность ума и развитіе способностей ребенка, а сколько практика важна для орѳографіи и вообще для языка? Конечно, первое условіе: отнюдь не дѣлать подобныхъ упражненій изустно, а всегда и непремѣнно — письменно.

Послѣ этихъ упражненій, можете переходить къ подробнѣйшимъ изслѣдованіямъ этимологическимъ — и начинайте съ существительнаго. Виды его ученикамъ понятны; объясняйте имъ значеніе рода, не скройте отъ нихъ происхожденіе рода: тогда онъ пойметъ раздѣленіе на роды, пойметъ и родъ общій — здѣсь же прибавьте правило объ образованіи рода женскаго отъ именъ мужескаго рода.

Потомъ, о числахъ: объясните имъ употребленіе существительв. въ одномъ единственномъ и одномъ множественномъ, но помните — объяснить, а не просто заставить заучить — и всѣ исключенія; да лье, говоря о склоненіяхъ — всѣ отступленія или особенности въ склоненіяхъ и сходство падежей. Наконецъ остается послѣднее: объ окончаніяхъ увеличительныхъ и уменьшительныхъ въ существительныхъ. Объясните ученикамъ, для чего онѣ нужны; дайте имъ замѣчаніе, какія изъ существительныхъ не должны или не могутъ имѣть этихъ окончаній и самое важное — какой требуетъ осторожности. Тогда вашъ ученикъ пойметъ, что не нужно говорить: маленькій столичекъ или, еще болѣе, не скажетъ: милый Ванюшка, негодный Ваничка, и тогда ему будетъ понятно объясняемая вами въ Синтаксисѣ фигура (amplificatio).

Въ статьѣ о прилагательныхъ, кромѣ отчетливаго объясненія степеней сравненія со всѣми уклоненіями отъ общихъ правилъ, весьма важно объясненіе степеней значенія (практическія задачи, въ родѣ задачь 1-го курса, необходимы и здѣсь); значеніе окончаній полнаго и усѣченнаго въ качественныхъ прилаг. и личныхъ притяжательн., но особеннаго вниманія заслуживаютъ въ этомъ отдѣлѣ неправильно — измѣняемыя числительныя и числительныя склоненія двоякимъ образомъ: какъ существ. и какъ прилагательнаго.

Въ статьѣ о мѣстоименіяхъ, самое главное ихъ употребленіе, и потому не довольно, если учащійся только по навыку употребляетъ ихъ правильно — дайте ему правила, напр. въ мѣстоименіяхъ притяжательныхъ различіе мѣстоименій мой, твой и свой, и его. Объяснивши ему, что для 3-го лица нѣтъ особеннаго притяжательнаго, а берется родит. падежъ личнаго, легко требовать отъ него, чтобъ онъ не смѣшивалъ, когда оно бываетъ личнымъ и когда притяжател., или сказавши ему правило, что свой употребляется тогда, когда предметъ дѣйствія и принадлежность относится къ одному и тому же лицу, вы увѣрены, что ученикъ не скажетъ: я взялъ мою шляпу, когда нужно свою сказать, и наоборотъ. То же о мѣстоименіяхъ вопросительныхъ и относительныхъ, о мѣстоименіяхъ опредѣлительныхъ и неопредѣленныхъ.

Перехожу къ глаголу, — статьѣ труднѣйшей во всей Этимологіи. Залоги уже извѣстны въ 1-мъ курсѣ, виды тоже. Здѣсь нужно только прибавить замѣчаніе объ измѣненіи корней слова при переходѣ изъ одного вида въ другой, потомъ дать правила производства временъ и наклоненій, и подвести всѣ правильныя глаголы подъ два спряженія. Отсюда ясно будетъ объясненіе неправильныхъ глаголовъ, недостаточныхъ и пр. Затѣмъ послѣдуетъ объясненіе глаголовъ безличныхъ; производство причастій и дѣепричастій, ихъ значеніе и употребленіе; задача на эти правила и письменныя спряженія. Замѣчу здѣсь одно: не худо бы объяснить, какъ глаголы, происходя отъ одного корня, могутъ имѣть разное значеніе и различное спряженіе, напр. глаголы: носить и нести, возить и везти, идти и ходить и пр. Одни изъ нихъ означаютъ только возможность или необходимость дѣйствія, а другіе — самое совершеніе дѣйствія.

Въ статьѣ о нарѣчіяхъ, необходимо указать значеніе коренныхъ нарѣчій и какимъ образомъ могутъ производиться другія нарѣчія отъ существит., прилагат., мѣстоим., глаголовъ и отъ нарѣчій въ связи съ частицами рѣчи.

Подобное замѣчаніе о коренныхъ и некоренныхъ предлогахъ. О союзахъ слѣдуетъ только показать ихъ значеніе и употребленіе. Но этимъ только окончится Подробная Этимологія, а намъ нужно этимъ курсомъ приготовить ученика къ Синтаксису, къ замѣчаніямъ, гдѣ уже онъ начинаетъ учиться, какъ выражать свои мысли. Вотъ почему здѣсь должна быть окончена и Орфографія, вмѣстѣ съ Этимологіею.

При объясненіи этимологическихъ отступленій и особенностей, преподаватель встрѣчалъ не разъ возможность высказать правила орѳографіи; теперь пора ихъ привести въ систему — и слѣдующія статьи могутъ быть къ тому дополненіемъ: 1) обозрѣніе главнѣйшихъ этимологическихъ Формъ, отличающихся особеннымъ правописаніемъ; 2) о словахъ, отличающихся правописаніемъ буквы ѣ, и вообще о ея употребленіи; 3) правописаніе сложныхъ словъ и 4) иностранныхъ словъ , 5) употребленіе прописныхъ, и 6) о переносѣ словъ и о словосокращеніяхъ.

Прибавлю, изученіе орѳографіи не можетъ быть дѣломъ теоріи, и кромѣ практики, обыкновенной въ диктовкѣ, которую я рѣдко допускаю, развѣ какъ повѣрку, твердо ли у учениковъ правила орѳографіи, кромѣ этой практики, я бы совѣтывалъ составлять особенныя задачи или примѣры, нарочно съ ошибками правописанія, для ученическихъ поправокъ и еще болѣе для того, чтобы проучить ихъ объяснять самыя правила. Знаки препинанія въ этомъ курсѣ усвоиваются только практикою, но до синтаксическихъ занятій совершеннаго ихъ пониманія требовать нельзя.

Въ заключеніе, нѣсколько словъ о письменныхъ упражненіяхъ.

Въ первомъ курсѣ не мѣсто письменнымъ упражненіемъ въ родѣ сочиненій; но тамъ есть свои приготовительныя занятія къ этимъ письменнымъ изложеніямъ своихъ мыслей, и именно: а) разсказы читанныхъ или выученныхъ басенъ своими словами, b) разсказы изустные же читанныхъ исторій, біографій и т. п. Я бы избралъ для этого возраста и для такихъ упражненій Камнова Робинзона, Парлея Разсказы о 5 частяхъ свѣта и его же о звѣряхъ, и т. п.

Во второмъ курсѣ я допускаю письменныя упражненія; и онѣ состоять могутъ тоже изъ разсказовъ, но письменно уже читанныхъ имъ исторій; пожалуй, чтобы нѣсколько разнообразить, я бы взялъ для этого Исторію Іннимовой, и Пантеонъ великихъ мужей Бантышъ-Каменскаго. Но несравненно было бы полезнѣе, если, бы у насъ была книга чтенія, какъ у Нѣмцевъ Orbis pictus въ новѣйшемъ его изданіи. Богатство содержанія и разнообразность матеріаловъ чрезвычайно какъ обогащало бы дѣтскій умъ полезными и даже необходимыми свѣдѣніями. Тогда, можетъ быть, мы бы не такъ жаловались на скудность мысли учениковъ въ среднихъ классахъ, гдѣ, при каждомъ собственномъ ихъ сочиненіи, удивляешься часто ребяческимъ ихъ понятіямъ о вещахъ самыхъ простыхъ.

По чтобы сколько-нибудь помогать развитію ихъ вкуса изящнаго и изощренію памяти, въ этомъ курсъ полезно допустить и ученіе наизусть образцовыхъ, но легкихъ стихотворныхъ піесъ, и какъ жаль, что у насъ ихъ не наберется и двадцати числомъ.


Этимъ окончу мои замѣчанія и наблюденія о преподаваніи языка въ нисшихъ классахъ. Далѣе, буду говорить о преподаваніи его въ среднихъ классахъ и, наконецъ, о преподаваніи Словесности въ высшихъ.

Н. Билевичь.
"Библіотека для воспитанія", Ч. 3. Отд-ние 2, 1846



  1. Къ числу легкихъ я отношу слѣдующія: Корона и Лисица, Волкъ и Журавль, Левъ на ловлѣ, Прохожіе, Волкъ и Лисица, Заяцъ на ловлѣ, Лисица и Виноградъ, Гребень, Муравей, Кукушка и Орелъ, Обезьяна и Зеркало, Оселъ и Мужикъ, Очки и Мартышка, Паукъ и Пчела, Пчела и Мухи, Любопытный, Скворецъ, Стрекоза и Муравей, Собака и Лошадь, Кошка и Соловей.
  2. Напримѣръ храмъ — храмъ есть зданіе, назначенное для богослуженія. Здѣсь соблюдено 1-е правило: зданіе есть родов. понятіе храма; 2) зданіе и храмъ оба существ. и 3) что оно назначено для богослуженія — есть его существенный признакъ и притомъ положительный.